Да будет свет?

Размер шрифта: - +

Глава 11

Будь спокоен. Умереть труднее, чем кажется.

© Габриэль Гарсиа Маркес

Ирвинд

 

Пребывание Ирвинда Саррэна на Илларонде по его внутренним часам уже приближалось к бесконечности. Появился он здесь вполне тривиально, но быстро приспособился к окружающей реальности, и то, что другие постигали годами, а то и веками, у Ирвинда получалось легко, почти само собой, без особых усилий с его стороны. С пропитанием и жильём проблем не было с самого начала – всё, что нужно, Ирвинд без каких-либо угрызений совести при необходимости брал у более слабых представителей нового местожительства, а по сравнению с ним более слабыми были все.

Он не был восприимчив ни к каким видам страха – ибо забыл, что такое страх, ещё будучи живым, – и ни одна Серая земля не смогла хоть сколько-нибудь напугать его, скорее, Ирвинд чувствовал себя там, как дома. Абсолютное спокойствие и невозмутимость в сочетании с высоким уровнем физической подготовки, дали ему фору в противостояниях с местными обитателями, как разумными, так и не очень.

Даже порождению Тьмы – Даграсу, Ирвинд оказался не по зубам. Когда Даграс напал, вместо того, чтобы испугаться или начать обороняться, Ирвинд мгновенно впился в глаза невероятного зверя цепким колючим взглядом. Непонятно было, чернота чьих глаз более пуста и бездонна, и Даграс впервые в жизни отступил. В итоге этот случай и привел Ирвинда в совет Илларонда (Тьма сообщила о появлении нового сильнейшего проводника Наль), где он стал одним из тринадцати кхарэнов. Куда при этом исчез номер тринадцать – слабейший из них, так и осталось загадкой.

Многие из кхарэнов, правда, не особенно радовались тому, что в их рядах появился какой-то выскочка, но недовольные благоразумно промолчали, ибо идти против воли Изначальной Тьмы равнозначно самоубийству.

Ирвинда его нынешнее положение вроде бы и устраивало, но не до конца, потому что с одной стороны, теперь он мог выходить за пределы Илларонда, что открывало интересные перспективы, возможность посещать всё новые и новые места бесконечного круга реальностей, именуемый Темроá. С другой – он находился под постоянным неусыпным контролем, обойти который пока не получалось – верховный кхарэн Элзаст Венрирр имел возможность найти Ирвинда где угодно и в любой момент. Обосновывалось это тем, что новый кхарэн пока слишком молод и неопытен.

Вследствие вышесказанного, Ирвинд чувствовал себя намного свободнее, когда один, не обличённый иллюзорной властью, болтался в Серых землях. Он считал их почти родными душами, потому что Наль, который сочился там повсюду (и даже воздух пропитался до последней молекулы), для Ирвинда был родной стихией, ибо его тёмная сторона взяла над ним верх давно и по обоюдному согласию. Поэтому Ирвинд набрал силу в Серых землях, ещё не будучи официальным кхарэном, что являлось абсолютно беспрецедентным случаем. Такого просто не могло быть, потому что не могло быть никогда. Не могло, но – было...

В итоге Ирвинд почти сразу начал искать способ покинуть Илларонд окончательно и бесповоротно. Уж слишком заманчивая тема – проживать вечную жизнь в бесконечно разнообразных реальностях Темроá, каждая из которых отличалась от другой настолько, что порой, даже Ирвинду не хватало спокойного безразличия, чтобы принять их как есть. Зато его дух исследователя был более чем удовлетворён.

Будучи одним из тринадцати кхарэнов Илларонда, Ирвинд почти не имел никаких обязанностей, и догадывался, почему – ему банально не доверяли. Сам же он всегда был и продолжал оставаться одиночкой, отнюдь не горел желанием нести на себе бремя каких бы то ни было забот, поэтому преследовал единственную цель – уйти с Илларонда навсегда.

И вроде бы, всё шло не так уж плохо, Ирвинд не терял уверенности, что рано или поздно удастся отправиться в свободное плаванье по реальностям, но недавно пришедшая на Илларонд напасть привела к тому, что он потерял возможность выходить с Илларонда, ибо напасть эта, а именно – непонятные прорывы земли, оказалась завязана именно на него.

И теперь Ирвинд медленно шёл вдоль очередного, только что закрытого им прорыва. Сегодня реальность треснула в особенно неподходящем месте – здесь недалеко располагались две большие Серые земли. Открылся уже пятый прорыв, а до сих пор никто так и не понял, что это такое, почему это происходит и что с этим делать. Никакой системы в появлении чёрных воронок непонятной субстанции не наблюдалось, ни место, ни время предсказать было невозможно, впрочем, вероятно, причина этому – небольшое количество этих самых прорывов. Пока что небольшое.

Из чего состояли воронки, что они такое – было неизвестно, по сравнению с этой субстанцией Серые земли могли показаться воплощением цветущих райских кущ, и обитателям Илларонда несказанно повезло, что у них есть Ирвинд, который непонятным даже для самого себя образом, закрывает и отгораживает эти мёртвые участки от дальнейшего разрастания.

По какой-то нелепой случайности, он чувствовал их появление и местоположение, мало того, тут же оказывался возле вновь появившегося прорыва, и автоматически его закрывал. Если бы не эта счастливая случайность, обитатели Илларонда имели все шансы сгинуть в непонятной мёртвой субстанции очень и очень быстро, ибо она тянула к себе людей, словно мощный магнит, тянула неотступно, бескомпромиссно...

Когда открылся первый прорыв, в нём сгинуло больше тысячи человек за одни сутки – Ирвинда в тот злосчастный день не было в реальности. Но как только он появился на Илларонде, его сразу перебросило к прорыву, в который шёл и шёл бесконечный поток людей, бессмысленно пялящихся в одну точку, стеклянные глаза делали их похожими на зомби.

Автоматически Ирвинд совершил некое действие, которое ни осмыслить, ни повторить сознательно бы не смог – незримое усилие мгновенно запечатало прорыв, и люди, только что добровольно шедшие на бойню, очнулись. Всех быстро вернули по своим местам, тут же начали расследование, которое, впрочем, не дало никаких более-менее вразумительных результатов.



Оксана Недельская

Отредактировано: 22.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться