Да будет свет?

Размер шрифта: - +

Глава 12

Никто не может дать более того, кто потерял всё.

© Франц Кафка

 

Злата

Время здесь течёт как-то иначе... Я не просто аккуратно отсчитывала прожитые дни, делая зарубки, как какой-нибудь заправский Робинзон Крузо, а вела самый настоящий дневник, благо записная книжка с ручкой для этого имелись. При этом с трудом поверила своим же собственным записям, когда увидела, что уже целый месяц торчу на Илларонде. Радовало то, что две вылеченные мною Серые земли (да, я всё же решила, что это целиком и полностью моя заслуга) дали мне необходимое пропитание.

Вторая Серая земля превратилась в небольшое озеро, чуть больше того, что было расположено в долине, но главное – оно кишмя кишело не только рыбой и раками, даже съедобные устрицы в нём водились. Не представляю, как всё это богатство могло уживаться в одном месте, но факт – штука суровая. Рыбу я таскала импровизированной сетью, которую, как это ни удивительно, довольно быстро сплела из тонких побегов какого-то незнакомого кустарника.

По берегам новообразовавшегося озера, которому я дала имя Байкал (ну а что, его богатства помогали мне выжить не хуже своего великого собрата), жили утки, и я намострячилась стаскивать их яйца. Вот только с мясом было никак. Охотник из меня не то, чтобы не получился, просто я не стала даже пробовать, заранее содрогаясь при одной мысли, что придётся не только убить птичью животинку, но ещё как-то выпотрошить её. О более серьёзной живности даже речи не стояло – всё-таки поколение, выросшее на аккуратно разложенной на лотке птице и порционных кусках мяса из ближайшего магазина, не очень-то приспособлено для жизни в дикой природе.

В итоге весь мой досуг представлял собой допотопный деревенский быт, состоявший по большей части из поиска пищи и её приготовления. Плюс я старательно разведывала территорию, насколько могла уйти от своей «стоянки эскимосов», в основном, во время светового дня. Но пару раз уже выбиралась на более далёкие расстояния, предварительно приготовив побольше жареной на костре рыбы. Я не уставала радоваться своему временному БП-шному «помешательству», благодаря которому у меня теперь, по крайней мере, был огонь – не представляю, что бы я без него делала.

На данный момент обследованное мною пространство оказалось абсолютно безжизненным, в том смысле, что людей здесь не было – следы животных я время от времени замечала, хотя самих их пока не встретила. Я так и не пришла к окончательному решению, хорошо это или плохо, уж очень напугали меня слова Исондила о возможных проблемах со здешними обитателями.

Третьим моим занятием стало что-то вроде медитации, или как ещё это можно назвать – я старательно «растила» мой маленький Аль, сидя на берегу озера, то глядя вдаль, то прикрыв глаза. Правда, во втором случае часто просто засыпала. Несколько раз во время таких спонтанных погружений в сон я снова видела того незнакомца, что поведал мне о чудесах и истине, но сколько не силилась, не могла вспомнить ни его лица, ни того, что он мне рассказывал.

К сожалению, мой энтузиазм медленно, но верно сходил на нет. Столько времени торчу здесь, а что делать дальше не имею ни малейшего понятия. Всё чаще приходили неутешительные мысли, вопящие, мол, так и придётся всю жизнь прожить здесь, всеми позабытой-позаброшенной, помрёшь – и никто не узнает. Хотя с «помрёшь», конечно, спорный вопрос, вдруг я и правда уже достаточно померла во время перехода сюда – этот вариант окончательно отметать не стоит. Я даже начала всерьёз подумывать о посещении Глерсина, и соответственно, Совета Илларонда – кто его знает, может быть, они смогут и захотят мне помочь?

Но пока... Пока я продолжала жить, как живётся, видимо, выход из зоны комфорта, даже такого относительного – это и правда, очень тяжёлая работа, для выполнения которой я пока недостаточно настрадалась. И сегодня после утренней рыбной ловли, приготовления плотного завтрака, и оставив немного рыбы на обед (вечером удавалось, как правило, обходиться ягодами и фруктами, а их запас ещё не закончился), я в очередной раз отправилась гулять по окрестностям своих владений с рюкзаком наперевес.

Байкал остался позади, я бодро шагала по неприметной дороге, той самой, что меня привела сюда месяц назад под чутким руководством Исондила. Иногда я вспоминала его, и даже планировала когда-нибудь наведаться в гости, надеясь, что при желании всё же смогу найти его пещеру Али-бабы.

Я радовалась хорошей погоде – климат Илларонда, по крайней мере той его части, где я оказалась, был очень мягким: почти всегда солнечные дни, регулярные небольшие дожди, тёплые ночи – во всяком случае, пока всё обстояло именно так, и совсем не хотелось думать, как придётся выкручиваться, если вдруг наступит зима.

Внезапно мне пришлось резко остановиться, потому что в солнечном сплетении будто взорвалась маленькая бомба, я ощутила жгучую тревогу и мощный импульс неясного происхождения, шедший словно бы из ниоткуда в никуда. Окружающая идиллия мгновенно превратилась в опасную иллюзию, и вдруг совсем недалеко от меня образовалась огромная, как мне показалось в тот момент, воронка, закручивающая странную субстанцию против часовой стрелки вглубь земли.

Я во все глаза смотрела на это жуткое чудо, не зная, надо от него убегать или можно спокойно посмотреть , потому что как только воронка открылась, тревога бесследно исчезла, и во мне проснулся интерес исследователя – в конце концов, за этот месяц, кроме битвы со своими страхами в Серых землях, больше ничего интересного со мной не произошло.

Но долго рассуждать мне не пришлось, поскольку вдруг из ниоткуда появился мужчина, который одним взмахом руки остановил раскручивание воронки. Мне ещё успело прийти в голову, что неплохо было бы наконец-то познакомиться хоть с одним новым человеком, но тут мужчина упал. Я подбежала к нему, перевернула на спину и обомлела – это был Адриан.



Оксана Недельская

Отредактировано: 22.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться