Да начнется игра!

Размер шрифта: - +

Да начнется игра!

Он не сможет пройти мимо. Эти черты лица, до боли знакомый нежный смех будоражат все его существо и пробуждают то, что, казалось, давно умерло за эти бесконечные несколько сотен лет.

 — Великолепно… — вырывается из его уст.

 Он смотрит на белокурую женщину в светло-сером костюме, о чем-то мило щебечущую с продавщицей. И, пересекшись с немного напуганным и непонимающим взглядом огромных синих глаз, осекается, добавляет:

 — Я о цветах, миледи, — и пользуется моментом, чтобы приблизиться к ней, вдохнуть легкий запах духов, задержать взгляд на ее губах, которые целовал когда-то очень давно.

 — Миледи? — женщина удивлена, но старается скрыть это за улыбкой. — Вы откуда приехали?

 Она заинтригована. Это старомодное обращение, странный притягательный акцент складываются в удивительную головоломку, которую внезапно хочется разгадать.

 — Издалека, — просто отвечает мужчина, неотрывно глядя в ее глаза.

 Женщина еще с минуту смотрит на него, потом, видимо, вспомнив о каких-то неотложных делах, торопится уйти.

 — Всего доброго, — бросает она и делает шаг в сторону.

 А сердце отчего-то хочет, чтобы ее остановили.

 И это происходит. Едва она отходит прочь, как слышит:

— Зачем разделять эту жизнь и следующую, если мы родимся вновь?

 О боже.

 — Это же мои любимые стихи! — невольно восклицает она, а сердце готово от радости выпрыгнуть из груди.

 Мужчина подходит ближе, отвечая:

 — Это стихи о томлении…

 На этом моменте я отхлебываю только что принесенный невзрачной официанткой ароматный кофе из маленькой белой чашки. И через пару секунд слышу ее имя:

 — Я Мина.

 — Влад, — вижу, как он осторожно и нежно, словно что-то хрупкое, берет ее тонкие пальчики в свою руку и целует ее.

 Как же я люблю наблюдать за тобой, Влад. Особенно нравятся мне твои поиски. Из года в год, из века в век ты продираешься через заросли времени, ища ее. Свою погибшую от твоих же зубов женщину. Такого упорства, честно говоря, даже я, повидавший многое, не ожидал. Ты меня постоянно удивлял и удивляешь до сих пор, доказывая, что не зря я поставил все карты на тебя. Ведь кто еще так сможет развлечь старого Калигулу, украсить его серую вечность?

 Моя любимая игрушка. Пешка в моей игре. А знаешь, все закончилось бы куда раньше, если б не был припрятан козырной туз в рукаве моего черного пиджака.

 Помнишь, тогда в пещере, когда ты, еще будучи простым смертным князем, держал в руках кусок пожелтевшего от времени черепа с кровью и все не решался испить ее, я сказал тогда:«Да начнется игра!»? Думаю, помнишь. Так вот, в эту фразу был вложен не совсем тот смысл, суть которого я объяснял спустя минуту. Если быть точнее, то я немного не договорил, ведь если бы ты все узнал, то вряд ли это реалити-шоу продолжилось так долго.

 Все дело в ней, в той красавице с густыми локонами, отливающими золотом. Твоя жена. Как же ее звали? Мирена, если не ошибаюсь? Ох, память уже не та, что каких-то тысячу с лишним лет назад. Она воистину была воплощением идеальной жены: хороша собой, стройна и гибка, здорова, плодовита и верна своему мужу. Но ты решил однажды утром позавтракать ею и с тех пор утешаешь себя тем, что, мол, не было другого выхода.

 На самом же деле ты просто не выдержал той жажды, что мучила тебя в те дни, не давала спать, будоражила сознание. Возможно, моя пешка смогла бы выстоять перед тягой испить человеческой крови. Но ее, то есть тебя, сломала добровольная жертва — ничто так не обезоруживает человека, как она. И ничто так не ослабляет его, разрешая делать то, на что готова идти эта самая жертва. И ее разрешение — отличное оправдание в будущем. Нечистым помыслам почти всегда нужно разрешение, неважно, какое. Главное, чтобы оно было. Как это делаешь сейчас ты, Влад.

 Ты можешь скрывать истину от кого угодно, только не о меня. Как мне удается познать все темные уголки твоей души? Все очень просто: кровь. С первого же глотка ты связан со мной, как младенец в утробе связан с матерью. Связь эта нерушимая, незримая, вечная. И ничто уже не сможет уничтожить ее, стереть в пыль и даже ослабить, разве что твоя смерть.

 Но ты не умрешь. Ведь ты ищешь ее.

 Интересно, а ты в курсе, что ее здесь нет? И нет смысла искать.

 Ты, еще не растерявший за минувшие шесть столетий некоторой сентиментальности, тут же начнешь рассказывать о свадебной клятве, которую вы друг другу давали в день венчания. Кажется, она звучала так:«Зачем разделять эту жизнь и грядущую, если мы родимся вновь?» Милая глупость, придуманная смертными для самоуспокоения.

 Но знал бы ты, как дела обстоят на самом деле.

 Она ушла. Просто ушла. Вы никогда больше не увидитесь: ни сейчас, ни завтра, ни через тысячу лет. Да, существует такое понятие, как реинкарнация душ, но суть ее несколько иная, нежели та, которую в нее вложили боящиеся смерти люди: душа, покинувшая тело в одном мире, переходит в мир другой. Другая ли планета, галактика, параллельная вселенная — неважно. Важно то, что ЗДЕСЬ ее нет. Ее душа отжила свое в этом мире и перешла на новую ступень развития в мире ином. Она и знать не знает о твоем существовании, Влад, и не помнит ничего из своей прошлой жизни. Возможно, что-то, какой-то отрывок приснится ей однажды в ночи, но это будет всего лишь сон. Не более.

 А вот эта женщина… Мина, она как две капли воды похожа на твою покойную Мирену, но это очень легко объяснить с помощью науки. Бывает такое, что на разных концах света живут очень схожие друг с другом люди, или в разных эпохах существовали таковые.



Валентина Диалло

Отредактировано: 08.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: