Да взойдёт Луна

Глава 6.

 

Два высоких юноши в белых одеждах быстро шли по пустынной улочке деревни Цзиань. Несколько торговцев с грязными тряпками, намотанными вокруг лица, в тишине раскладывали свои товары на запылённых деревянных столах.

― Не люблю белый цвет, – возмутился Ван Юн, расправляя полы дешёвой одежды, которую удалось достать ранним утром на постоялом дворе.

Гэн Лэй улыбнулся и оглядел друга с ног до головы:

― По-моему, тебе идёт! В белом ты не такой пугающий и суровый.

― Очень смешно, – юноша махнул тёмным хвостом и закатил глаза, – а вот ты, кажется, светишься в любой одежде, даже в лохмотьях! И как ещё все девушки деревни не сбежались сюда? – он усмехнулся.

― Наверное, не сбежались из-за того, что почти все девушки деревни болеют. И нам бы не помешало надеть маски, мы же не знаем, что это за зараза, – Гэн Лэй поднёс запястье к лицу и прикрыл рот и нос длинным рукавом.

Ван Юн пропустил это мимо ушей и подошёл к пожилому мужчине, который сидел за прилавком с лунными светильниками.

― Доброго дня! – обратился юноша к старику и слегка наклонил голову. – Почём светильники продаёте?

― И вам доброго дня, благородные путники! – оживился торговец, но говорил он через тряпку, поэтому все слова смешивались в одну трудно различимую кашу. – Для вас отдам за полцены! Всего две медные монеты за штуку. У нас даже цвета разные есть, вот, посмотрите.

Ван Юн достал из мешочка на поясе шесть медяков и положил на деревянный стол:

― Дайте нам три светильника жёлтого цвета, а также, не ответите ли на пару наших вопросов?

― Конечно, молодые господа! – торговец закивал и, схватив медные монеты, быстро запаковал три небольших лунных камня в бумагу. – Задавайте любые вопросы, вы мои первые покупатели за последние дни!

― Расскажите, что произошло в деревне? – спросил Ван Юн; древко Ночного Вихря мирно выглядывало из-за спины воина – лезвие его было обмотано тканью и направлено вниз.

― Ой, как будто мало нам невзгод! Знаете, мы и так кое-как сводили концы с концами: императорские налоги каждый месяц поднимались, а денег-то нет. Уж не знаю, как в крупных городах или в деревне Йелиан, но у нас люди и от голода умирали, – торговец чихнул и смачно высморкался прямо в тряпку, через которую дышал. Лицо Гэн Лэя скривилось от отвращения,  и он поспешил перевести взгляд на товары.

― Зря вы сюда пришли, молодые господа, – продолжил пожилой мужчина, – примерно с три дня назад, ночью, будто что-то бухнуло. Звук настолько ужасный, что мы все выбежали из домов и подумали: холм раскололся надвое. Но на улице тишина. На следующее утро несколько человек слегли с горячкой, а к вечеру иссохли, будто из них все соки высосали, ну и умерли они, конечно. К вчерашней ночи уже сто человек подхватили эту заразу.

― А почему не передали сообщение в клан Луны?! – Ван Юн положил ладонь на деревянный стол и навис над торговцем.

― Уж чего не знаю, того не знаю, – пожал плечами мужчина, – хорошо, что вчера к нам в деревню пожаловал великий целитель! С ним–то точно эпидемия пойдёт на убыль.

Ван Юн, услышав про целителя, усмехнулся краешками губ и убрал ладонь со стола.

― Благодарим за информацию, – холодно сказал он, развернулся и зашагал по песчаной дороге.

― До скорой встречи на дороге жизни! – Гэн Лэй забрал у торговца бумажный свёрток, поклонился и направился за юношей с тёмными волосами.

― Всё очень подозрительно, – проговорил он, поравнявшись с другом, – что за громкий звук, откуда эта болезнь?

― Скоро мы всё узнаем, – Ван Юн нахмурился, – ты сказал Ань Иин прийти осмотреть трупы?

Юноша кивнул и взглянул на солнце:

― Думаю, уже можно навестить сестрицу Мэйфэн.

― Не надо было оставлять её наедине с этим, так называемым, целителем!

― Ван Юн, мы оба его отлично знаем. Наше счастье, что он чудесным образом прибыл в деревню Цзиань. Ши Янхэ лучший целитель в нашем поколении и лучший мудрец.

Принц Ночи недовольно хмыкнул и отвернулся, не желая больше продолжать разговор о целителе. Вокруг царила мёртвая тишина: жители плотно закрыли окна и двери, налепили на стены жёлтые талисманы и повесили при входе колокольчики, отгоняющие злых духов.

Только где-то в подворотне слышался тихий женский плач – то была девушка в деревенской одежде, склонившаяся над синюшным иссохшим телом мужчины, чьи стеклянные глаза смотрели в пустоту, а чёрный оскал навсегда застыл на его некогда молодом лице. Оба юноши в белых одеждах, не сговариваясь, глубоко вздохнули.

― Кстати, Лэй, ты заметил, как Фон Мэйфэн дралась в этот раз? – желая отвлечься от ужасной картины, снова заговорил Ван Юн.

― Да! – юноша со светлыми волосами оживился и прищурил золотые глаза. – В битве с дзями (1) я заметил, что меч словно тяготил её, не давая сражаться в полную силу. Но потом, когда меч выбили из её рук…

― Она использовала скрытые техники клана Луны, – закончил Ван Юн и дотронулся до затылка, – её кто-то учил?

― Насколько я знаю, нет. Она всю жизнь держалась за цзянь и не хотела никакое другое оружие, ты же и сам прекрасно это помнишь. Ещё семь лет назад мы вместе разучивали таолу с мечом во дворе дома клана Ван, – он спрятал руки в широкие рукава, – во все последующие годы ничего не изменилось, так что, вряд ли глава клана или учитель Хэ её чему-то ещё обучали.



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться