Да взойдёт Луна

Глава 7.

 

Мэйфэн уже несколько минут молчала. Она всё ещё не поднимала лица, а лишь  тихо сидела, уткнувшись в белые одеяния Гэн Лэя и крепко сжимая плотную ткань в руках.

В воздухе до сих пор стоял лёгкий туман от уже давно истлевшей палочки с благовониями. На улице слышались какие-то возбуждённые крики и топот ног, как будто все жители забыли о страшной болезни и решили разом выйти на прогулку.

Девушка подняла мокрое от слёз лицо: на бледной коже отчётливо выделялись распухшие глаза и красный нос, с которого всё ещё до конца не сошёл синяк от удара об землю. Мэйфэн, не говоря ни слова, с трудом встала, опираясь на край кровати. Гэн Лэй было протянул к ней руку, но что-то его остановило, и изящная рука, на секунду задержавшись в воздухе, медленно опустилась.  

Неуверенными шагами девушка подошла к низкому столу и долго вглядывалась в вещи, которые мирно стояли на нём. Внезапно несколько мисок с толчёными травами полетели на пол – они с глухим стуком ударились о деревянный настил и покатились по прогнившим доскам. Следующим упал кувшин – он с треском разбился на крупные осколки, а вода ручейками побежала по полу.

Мэйфэн молчала и продолжала с упоением и всё большей силой швырять вещи, вслушиваясь в неприятный для ушей резкий звон.

― Я всё потеряла, Лэй, – сказала она, тяжело дыша, и посмотрела на него: пустой взгляд не выражал ничего, кроме бесконечной тоски. – Я, Яньло меня забери (1), потеряла всё, Лэй! – заорала она внезапно и опрокинула ещё одну крупную вазу, что стояла в углу – на пол высыпалось бесконечное море белого риса, и девушка в исступлении начала топтать его ногами.

Гэн Лэй быстро подошёл и схватил её за предплечье, Мэйфэн развернулась и замерла, заметив, что её правая рука, на которой белые бинты уже давно пропитались кровью, находилась в полной готовности нанести удар – сжатый кулак метил прямо в лицо Лэя.

― Прости меня, прости, – заговорила вдруг девушка, опуская руку, занесённую для удара, и трясясь всем телом, – я не знаю, что на меня нашло, – она медленно опустилась на пол, не в силах больше стоять.

Юноша сел вместе с ней, взяв её холодные и израненные руки в свои.

― У тебя до сих пор случаются приступы гнева? – спросил он.

― Давно не было, – непонимающе качала головой Мэйфэн, – я думала, что научилась водить всех за нос, научилась делать вид, что я нормальная, но, кажется, не вышло, – она рассмеялась как-то неестественно и тут же закашлялась.

― Что с тобой? Ты заболела? В последнее время ты много кашляешь, – Гэн Лэй взволнованно посмотрел ей в глаза.

― Не переживай, братец, я не больна, просто немного простудилась и всё, – она заставила себя улыбнуться и вытерла последние слёзы. – Хах, ты до сих пор единственный, кто может успокоить меня во время приступа.

Лэй тоже натянул улыбку и притянул девушку к себе, нежно похлопывая ладонью по её спине.

― Можно тебя попросить кое о чём? – Мэйфэн мягко отстранилась от него и, ухватившись за угол деревянного стола, встала. – Могу я сегодня следовать за тобой? Я не хочу оставаться одна.

― Конечно! – не раздумывая ответил Гэн Лэй. – Тебе точно уже можно ходить?

Девушка утвердительно кивнула: «Я же всего лишь руку повредила, ничего серьёзного».

― Хорошо, давай тогда, для начала, найдём Ван Юна, а здесь, – он оглядел комнату, – думаю, уберёмся позднее, – Лэй хитро улыбнулся и жестом пригласил ей пройти к двери.

По дороге к постоялому двору «Фу Ань» встречалось всё больше людей, выбегающих из своих домов и кричащих что-то невнятное, увлекая других жителей деревни в своё странное и громкое шествие к лазарету.

― Что происходит? – поинтересовался у случайного прохожего Гэн Лэй.

― А вы не слышали, молодой господин?! – мужчина улыбался во все глаза, ведь рот его был надёжно спрятан за грязной тряпкой. – Великий целитель, что недавно приехал к нам в деревню, наконец, нашёл причину эпидемии и сейчас начнёт исцелять заражённых! – он поклонился и радостно помчался по песчаной дороге, ведущей к лазарету, присоединяясь к ликующим людям.

― Что вообще происходит в этой деревне? – девушка приложила ладонь к бледному лбу.

― Если бы я знал. Вероятно, Ван Юн, Ань Иин и целитель Ши Янхэ всё-таки нашли источник этой странной болезни, – Гэн Лэй прибавил шаг – его золотистые длинные волосы подхватил ветер, и Мэйфэн невольно засмотрелась, как утреннее солнце играло бликами в этих золотых прядях.

― Но, может быть, они ещё в лазарете? – девушка неуверенно взялась рукой за полы его белой одежды.

Гэн Лэй покачал головой и дотронулся до браслета на левом запястье:

― Я чувствую, он уже на постоялом дворе.

Фон Мэйфэн не поняла этой безосновательной уверенности, но тогда она ещё не знала, какая сила связывала Принца Ночи и воина клана Солнца. Узы крепче, чем простая дружба или любовь…

Действительно, когда Мэйфэн и Гэн Лэй подошли к красным воротам постоялого двора, из них уже выходил Ван Юн в боевом облачении, а за ним и другие члены отряда. Сейчас они выглядели уставшими и потрёпанными, а всему виной многолетняя привычка спать днём. Они что-то обсуждали, и Мэйфэн невольно прислушалась:



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться