Да взойдёт Луна

Глава 9.

Десять лет назад.

 

Раннее утро встретило путников густым синеватым туманом, заполнившим Долину Холмов. Сквозь деревья виднелся обрыв, а за ним бескрайние зелёные холмы, тонувшие в утреннем мареве.

Отец с сыном, одетые в чёрные длинные одежды клана Луны, не спеша, шли по каменистой горной дороге. Мальчишке на вид было лет четырнадцать: светлая кожа, яркая родинка под левым глазом, взгляд тёмный и глубокий, а волосы до плеч убраны в высокий хвост – такая внешность делала Ван Юна первым красавцем среди юношей его возраста.

Отец – Ван Зихао, высокий и статный мужчина с мудрым взглядом и двумя сложенными веерами за широким поясом, шёл рядом с сыном и что-то увлечённо рассказывал. Они весело рассмеялись; мужчина потрепал мальчишку по голове, взъерошив волосы.

Сзади них на некотором расстоянии шли несколько воинов клана Луны, ведущих за поводья вороных коней.

― Ты понял, сын, что самое главное – это скорость? Чем быстрее раскроешь веера, чем быстрее достанешь кинжалы, тем больше вероятность победить! – Ван Зихао в мгновение ока выхватил веера из-за пояса и также быстро раскрыл грозное оружие с заточенными металлическими спицами.

― Да, отец! Кстати, эти монахи из монастыря Лин на самом деле очень быстрые! – он тоже вытащил своё оружие и раскрыл, вставая в боевую позу. – Это таолу отлично подойдёт под мой стиль! – Ван Юн чётко выполнял движения, выученные в монастыре, грациозно разводя раскрытые веера и резко рассекая ими воздух.

Ван Зихао сложил руки на груди и несколько раз кивнул, оценивая точность всех выполненных боевых связок.

― Отец, спасибо тебе, что свозил меня в монастырь Лин, я и правда многое узнал от монахов. Странно, что они живут так далеко от деревни, хотя владеют нашим стилем, – юноша остановился и резко сложил веера.

― Монахи Лин не принадлежат ни к какому клану, это их выбор – отрешиться от всех мирских забот и бесконечно совершенствовать путь Мира, – Ван Зихао подошёл ближе к обрыву и окинул взглядом Долину Холмов, уже окрасившуюся в жёлтые утренние цвета. – Но они всегда готовы обучать молодое поколение. Представь, даже наши монахи из Юншен учились у них.

Наследник клана Луны удивлённо промычал и пошёл по каменистой дороге дальше. Справа на склоне располагался лес – корявые корни, чтобы удержать стволы деревьев практически горизонтально, расползлись повсюду, вылезая из земли и сплетаясь друг с другом.

Ван Юн остановился и прислушался. Откуда-то доносился еле слышный шорох. В глубине леса промелькнула тень, а затем до ушей юноши донеслось тихое фырканье. Он в мгновение ока достал из потайных карманов в рукавах два кинжала из тёмной стали: на эфесах в утренних солнечных лучах блеснули две белые луны. Ван Юн, кивнув отцу, осторожным шагом двинулся на звук, бесшумно перепрыгивая с корня на корень и не задевая при этом ни одной ветки.

Ван Зихао понял всё без слов и подозвал воинов, что шли поодаль.

В лесу пахло сыростью и травами; птицы, встречая рассвет на самых верхних ветвях, радостно щебетали. Ван Юн шагнул на очередной корень и прищурился – в канавке неподалёку кто-то полз, цепляясь за сырую землю израненными руками. Напротив фыркало и било копытами чудовище: на вид небольшой чёрный кабан с торчащими из пасти длинными клыками, только вот голов у кабана было две – с одной стороны туловища и с другой, а также по две пары копыт. Вокруг разносилась ужасная вонь.

Чудовище подходило всё ближе и ближе к маленькому созданию, что всё ещё цеплялось за жизнь, пытаясь выбраться из канавы. Ван Юн сделал несколько шагов и спрыгнул на землю, преграждая путь кабану. Глаза у того загорелись, и он приготовился к атаке, ревя и разрывая клыками землю, но не успел. Юноша отскочил в сторону и ударил кинжалом прямо в основание жирной шеи одной головы, а пока монстр бился в агонии и визжал, успел ударить и вторую голову. Тёмная кровь полилась на землю, окрашивая траву в грязный цвет. Кабан упал и задёргался в конвульсиях, но больше уже не мог встать. Благо это был детёныш, где-то по пояс Ван Юну, но, возможно, что мать его тоже бродила где-то неподалёку.

Наследник клана, убедившись, что чудище больше не поднимется, подбежал к канаве и присел: на земле лицом вниз лежала девочка в изорванном белом платье, с запутанными волосами и изуродованной ожогами правой рукой, раны на которой уже давно запачкались грязью.

Ван Юн огляделся в поисках отца; тот уже почти добрался до места небольшой битвы. Юноша приложил два пальца к жилке на шее бедняжки – она еле-еле пульсировала.

― Что здесь произошло? – спросил Ван Зихао, добравшись, наконец, до сына и спрыгнув на землю с корней.

― Отец, здесь девочка! Она ранена, а этот кабан явно хотел её сожрать, – Ван Юн аккуратно перевернул незнакомку, подложил руки под тонкую шею и под колени и подхватил пострадавшую.

― Что здесь делает бинфэн? – удивился мужчина, поглядывая на истекающую кровью тушу. – Это чудище с двумя мордами обычно не забредает так высоко в горы, да и не ходит в одиночку.

Ван Юну показалось, что девочка легче пёрышка, и он поспешил поднести её к отцу.

― Это же… – Ван Зихао осмотрел одежду раненой, – смотри, две линии, закрученные в спираль. Это клан Фон, клан Ветра. Пойдём, выйдем на дорогу! – поторопил он. – Другие бинфэн могут быть поблизости, а нам сейчас нужно быстрее отвести эту девочку к лекарю.



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться