Да взойдёт Луна

Глава 11.

 

Ещё не рассвело, но где-то на небе уже появились неяркие полоски света. Тусклая луна скрылась за тёмными облаками, а пионы, растущие в Лунной роще, закрыли свои белые бутоны, приготовившись к наступлению утра.

Девушка в чёрном тренировочном костюме стояла на каменной плите и уже в который раз быстро выхватывала кинжалы из потайных карманов своего одеяния. Использовала она деревянное оружие, которое то и дело падало на серый камень.

― Ну, давай, пожалуйста! – прошептала она, в очередной раз резко достав кинжалы: один остался в крепко сжатой правой ладони, а второй отлетел в сторону.

Мэйфэн подняла оружие и снова вложила его в скрытые в рукавах ножны. Следующая попытка прошла также неудачно. Девушка продолжала поднимать деревянные кинжалы и вновь отрабатывать движение.

― Сосредоточься, Фон Мэйфэн, ты должна доказать этому невыносимому Ван Юну, что он ошибался во всём! – она снова встала в боевую стойку и выхватила оружие, держа оба кинжала рукоятями вперёд и скрывая лезвия за рукавами.

В этот раз не было никакого удара о камень: кинжалы надежно держались в ладонях. Девушка ловко перебросила их, направляя лезвиями вперёд. Над лесом разнёсся радостный возглас: «Да! Получилось!»

Повторив подобный трюк ещё несколько десятков раз, Мэйфэн вложила настоящее оружие – свои чёрные кинжалы в рукава и направилась к ближайшему дереву, ствол которого сплошь покрывали царапины и выбоины. Девушка закрыла глаза на секунду, успокаивая мысли, а затем рванула к «врагу», нанося быстрые удары один за другим. Тренировочные клинки с огромной скоростью двигались в воздухе и с глухим звуком прорезали твёрдую кору, откалывая от неё куски, которые разлетались в разные стороны.

Мэйфэн добавила удары ногами: специально для этого она обмотала голени жёсткой тканью и бечёвкой. Громкие шипящие выдохи эхом разносились над рощей. В ход пошли локти и удары кинжалами с разворота. Появилась отдышка: выносливости всё ещё не хватало, и девушка вложила в последние два удара оружием всю силу. Послышался треск, и деревянные кинжалы разлетелись на крупные щепки.

Что-то холодное коснулось шеи Мэйфэн, и торжествующая улыбка тут же сошла с её лица.

― Это было… отвратительно. Твоё громкое дыхание услышал даже глухой! – за спиной прозвучал надменный голос Ван Юна.

― Вы уже вернулись, учитель Ван, – сквозь зубы проговорила Мэйфэн, боясь повернуться, ведь лезвие кинжала всё ещё касалось её шеи.

― Думаешь, если ты сломала пару деревяшек, то уже можешь расслабиться? – клинок слегка надрезал нежную кожу, и из раны потекла тёплая струйка крови.

   Девушка зашипела, а затем, не медля ни секунды, с разворота отбила кинжал своим оружием, которое всё же сумела незаметно выхватить из ножен. Она отпрыгнула назад, перехватывая чёрные клинки, и ринулась в атаку.

Всего пару раз ей удалось нанести удары: оружие со звоном столкнулось с быстрыми кинжалами Ван Юна. На секунду противник будто исчез, а затем Мэйфэн полетела на землю, пойманная на самый простой приём, – бросок через бедро. Она с глухим: «Ох!», вырвавшимся из груди, упала на спину. Над ней навис наследник клана Луны и с усмешкой приставил кинжал к шее.

Слегка растрёпанные тёмные волосы Ван Юна касались щёк девушки, а чёрные глаза хитро улыбались и с любопытством изучали её лицо. Залившись краской, Мэйфэн попыталась освободиться, но холодное лезвие только сильнее прижалось к шее, а сильная рука держала плечо мёртвой хваткой.

― Учитель Ван, отпустите, – потребовала она, но юноша только усмехнулся.

― Посмотри, что будет, если твоё мастерство во владении кинжалами останется на низком уровне, – он смаковал каждое слово, – любой мужчина сможет тебя также уложить на лопатки.

― Я поняла! Я продолжу совершенствовать этот Путь! – Мэйфэн решила встретить его взгляд своим и дерзко посмотрела в глаза Ван Юна, а на самом деле концентрировалась на его тёмной родинке.

 Принц Ночи приподнял уголок губ и встал. Он даже не подал ученице руку, а сразу направился к каменной плите. Фон Мэйфэн с облегчением выдохнула.

― Как твоё Наполнение? – поинтересовался он, садясь в позу для медитации и протягивая ей руку.

― На самом деле, я уже могу набирать немного энергии сама, но этого всё ещё недостаточно, чтобы выполнять техники, – девушка тоже подошла к плите и уселась рядом с юношей. Немного помедлив, она коснулась холодной ладонью его правой руки.

Уже знакомое тепло снова разлилось по телу, вызывая эйфорию и заставляя сердце биться в два раза быстрее.

― Никаких эмоций, Мэйфэн! – сказал Ван Юн, дотронувшись указательным пальцем до пульсирующей точки на её запястье. – Все твои проблемы от чрезмерных эмоций.

― Да, учитель! – она закрыла глаза и попыталась сосредоточиться, но всё время возвращалась к мысли о том, что её «братец» на самом деле скрывал за стеной насмешек и холодности доброе сердце, ведь сейчас именно он помогал ей. От этого захотелось улыбнуться и взглянуть на красивое лицо Ван Юна.

― Как прошло задание с другим отрядом? – вместо этого поинтересовалась она, не открывая глаз.

― Ничего хорошего. Они все слабые и трусливые, кое-как отбили нападение волков на скот в соседней деревне, – проворчал юноша, – да и после этого у каждого руки тряслись. С каких пор в деревне Йелиан воспитывают трусов?



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться