Да взойдёт Луна

Глава 14.

 

Дождь почти кончился, только мелкие, едва заметные капли ещё падали на землю. Тучи заволокли всё небо, скрывая от глаз яркие звёзды и луну. По ухабистой дороге, поскрипывая от тяжести груза, ехала деревянная повозка. Колокольчик, прикреплённый к поводьям, мерно звякал, а лошадь недовольно фыркала и прядала ушами, постоянно застревая мохнатыми копытами в грязи. На шесте, направленном вверх, висел лунный светильник, освещая путникам дорогу на несколько чжанов вперёд.

Ван Юн сидел молча, погружённый в свои мысли, а Фон Мэйфэн разглядывала открывающиеся виды: со всех сторон вырастали огромные чёрные великаны – холмы. В нескольких ложбинах, вдалеке, горели неяркие огни деревень.

Впереди тракт расходился в разные стороны: большая наезженная дорога уходила влево, а грунтовая поменьше шла правее, ведя по пологому склону. Мэйфэн достала из походной сумки сложенную вчетверо бумагу и, развернув её, принялась искать место, где они сейчас находились.

― Может быть, поможете, учитель Ван? – она показала юноше карту, но тот, гордо подняв подбородок, отвернулся от злосчастной бумажки, испещрённой рисунками.

― Ты должна сама научиться разбираться в этом! – сказал он, потянув за поводья. – Ну, так что, по какой дороге будет быстрее?

Не мог же сам Принц Ночи признаться, что совершенно ничего не смыслил в ориентировании по карте, а во время войны при нём всегда был Гэн Лэй, который умело помогал другу читать эти «иероглифы древних».

Девушка хитро взглянула на своего учителя, еле сдерживая смешок:

― Так, мы всего в паре часов от Киую, ехали по южному направлению, а значит, вот это тот самый перекрёсток, – она повела указательным пальцем по линии на пожелтевшей карте. – Если поедем по склону и через лес, то точно сократим путь.

― Отлично, тогда вперёд! – Ван Юн легко ударил лошадь поводьями, и та громко поцокала копытами, сворачивая на грунтовую дорогу.

Из повозки раздалось мычание: тихое и бессвязное. Мертвецы в запечатанных гробах зашевелились, недовольные тем, что оказались заперты.

Мэйфэн испуганными глазами взглянула на учителя, а тот, как ни в чём не бывало, пожал плечами:

― Они просыпаются каждую ночь, и этого не избежать. Мы можем только помешать им выйти из гробов. Цзянши ужасно боятся персиковой древесины, ослиных копыт и уксуса. Эти вещи отбирают у них силы.

― Невыносимо… – девушка закрыла уши ладонями, чтобы не слышать неприятный скрежет длинных ногтей, царапающих крышки изнутри.

Лошадь будто почувствовала присутствие потусторонней силы и прибавила шаг, недовольно фыркая и прижимая уши. Показалось, что из гробов раздавалось не только мычание, но и тихий шёпот на незнакомом языке, заглушаемый весёлым звоном колокольчика.

― Они говорят? Они говорят, учитель Ван! – запаниковала Мэйфэн, оборачиваясь назад. – А вдруг они ещё живы или хотя бы могут меня понимать? Вдруг мы зря едем их хоронить?! – спросила девушка с надеждой. – Мне столько нужно у них спросить.

Помолчав, Принц Ночи посмотрел ученице в глаза, и она заметила в тёмном взгляде тоску и… сочувствие. Захотелось вжаться в его чёрное ханьфу, закопаться в него лицом, ощутить себя в безопасности. Мэйфэн сама испугалась своих мыслей и быстро отвела глаза.

― Они мертвы уже десять лет, – с трудом сказал Ван Юн, выдавливая каждое слово, – они не оживут уже никогда и никогда не станут прежними.

Девушка закивала головой, закрывая лицо ладонями. А навязчивое загробное мычание звучало в её голове громче любых других звуков.

― Единственное, что мы можем для них сделать – это достойно похоронить на родине.

― Спасибо! – тихо сказала Мэйфэн, поднимая красные глаза на учителя.

Не найдясь с ответом, Ван Юн хмыкнул что-то невнятное и сосредоточился на дороге, ведущей сейчас по склону холма, откуда открывался вид на спящую под покровом ночи Долину. Почти все огни погасли, и только несколько чёрных птиц парили в воздухе.

― А почему мы везём их именно ночью, и зачем этот колокольчик? – нарушила молчание Мэйфэн, пытаясь отвлечься от гнетущих мыслей и скребущих звуков из повозки. 

― Когда я был на войне, то видел много раз, как перевозят цзянши. Почти все там умирали насильственной смертью и вдали от родины, поэтому некоторые мёртвые восставали в поисках дома или из-за незаконченного дела, – Ван Юн вздохнул.

― Звучит как сказка, – протянула девушка, оглядываясь на гробы. – Мы, конечно, читали в храме сборник «Ю мин лу» (1) Лю И-цина, но я и не думала, что сейчас эти существа встречаются так часто. Однажды видела в лесу белую лисицу с девятью хвостами, но больше никогда ничего подобного не встречала.

― Такие существа не любят людей, поэтому уже давно стараются не показываться, а вот призраки и духи пробуждаются по первому зову тьмы и не боятся выходить из своих убежищ, – юноша потянулся,  зевая. – А цзянши, по древней традиции, можно перевозить только ночью, оповещая всех вокруг колокольчиком о приближении тёмной силы. Многие верят, что нельзя переходить дорогу перед мертвецами, ведь иначе весь дом может постигнуть несчастье.

― Никогда не верила в такие вещи, – пробубнила Мэйфэн.

― Ты и в цзянши не верила, но вот, они здесь. Скребут гробы в паре чжанов от тебя.



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться