Да взойдёт Луна

Глава 15.

 

Ворота дома семьи Фон полностью сгорели – только обугленные деревянные столбы стояли на своём месте. Огонь прошёлся по невысоким зданиям внутри двора, примыкающим разрушенными фасадами друг к другу и образующим вместе идеальный прямоугольник. Всё, что от них осталось – почерневшие руины.

Пламя не добралось только до главного дома, стоящего поодаль и возвышающегося над другими. Прямо перед входом располагалось небольшое озеро, в котором когда-то плескались красные карпы. Именно оно остановило огонь, не дав тому полностью уничтожить владения семьи Фон. Теперь некогда чистый водоём с прозрачной водой превратился в высохшее болото, заросшее тиной.

Рассвет наступал ещё только через два часа, поэтому Ван Юн остался у ворот – следить за бушующими в гробах цзянши, а Фон Мэйфэн уговорила учителя дать ей осмотреться в своём старом доме. Теперь она держала на вытянутой руке лунный светильник и ступала бесшумно по почерневшей земле. Из руин за ней наблюдали горящие глаза мёртвых животных, которые утробно рычали, но не рисковали выходить на свет. Они всё ждали кого-то, на ком мечтали выместить всю клокочущую внутри злобу.

Натягивая на плечо спадающее из-за бесчисленных порезов чёрное ханьфу, девушка обошла высохшее озеро и встала напротив выбитой двери, ведущей в главный дом. Две когда-то красные деревянные колонны всё же обгорели и держали дырявую крышу из последних сил. Серые стены обросли мхом и вьюном, который полз вверх, забираясь в трещины и дыры.

Правая рука затряслась от нахлынувших воспоминаний, которые на протяжении десяти лет являлись только в бессвязных видениях. Теперь же всё вырисовывалось яркими красками, завершая страшную картину. Фон Мэйфэн схватилась за голову и согнулась под тяжестью прошлого.

― У тебя всё в порядке? – послышался мужской голос – Ван Юн спустился с повозки и вошёл во двор.

― Да, да! Учитель, у меня всё в полном порядке! – заговорила она хрипло и выпрямилась, не оборачиваясь. Ткань снова сползла, обнажая плечо, покрытое розовыми рубцами.

― Ты уверена, что справишься одна? – юноша шагнул вперёд, но в последний момент остановился.

― Я справлюсь. Я хочу до сумерек остаться здесь! – твёрдо сказала Мэйфэн, и серебряная шпилька в её тёмных волосах блеснула, отражая свет вышедшей из-за облаков луны.

Ван Юн медленно кивнул, не сводя тёмный взгляд со спины девушки и, специально ступая шумно, чтобы она услышала, ушёл обратно за ворота.

Мэйфэн сглотнула – ей показалось, что в горле встал ком, от которого не избавиться, который душил изнутри, перекрывая дыхание.

В доме царил мрак, и последняя из клана Ветра, отбросив сомнения, переступила через высокий порог.

Пламя всё же успело пробраться внутрь, поэтому на полу то и дело встречались чёрные пятна. Здесь вовсю росли трава и кустарник, пробившиеся сквозь съеденную временем постройку. Осветив зал, Мэйфэн ужаснулась запустению, которое царило в доме: на деревянном полу лежали в куче книги, свитки и таблички, обросшие мхом. На низком столе собрался десятилетний слой пыли, также как на всех остальных родительских вещах. Редкие картины со стен кто-то содрал, а нефритовая статуя Последнего Небожителя Юнксу валялась под маленьким алтарём, на котором стояли скрюченные благовонные палочки.

Через огромную дыру в крыше виднелся тёмный край неба и несколько потухающих звёзд.

Фон Мэйфэн обошла зал, касаясь пальцами стен и высокой травы, которая проросла сквозь трещины в полу. Девушка вошла в соседнюю комнату через раздвижную дверь и опустилась на колени. Впереди стояла кровать её родителей, изголовье которой было выполнено в форме деревянных врат храма.

 

― Мамочка, а когда я стану воином, как вы с папой? – маленькая девочка сидела у изголовья кровати между молодым мужчиной с аккуратной бородой и женщиной с длинными каштановыми волосами и изумрудными глазами.

― Какая у нас боевая доченька! – рассмеялся мужчина и ущипнул девочку за пухлую щёку. – Хочешь уже в пять лет начать тренироваться и следовать Пути Ветра?

Она закивала, хватаясь руками за деревянное украшение кровати, напоминающее ворота, которые стояли у входа в храм Чифон.

― А я всегда говорила, что А-Мэйфэн вся в меня пошла, – улыбнулась женщина, притягивая дочку к себе, – такая хорошенькая! Наша будущая гордость, я уверена.

― Конечно в тебя, моя госпожа! – мужчина крепкой рукой обнял их обеих. – Решено, завтра же научу Мэйфэн первому таолу «Зарождающегося Ветра».

Девочка воинственно закричала, изображая удары, и запрыгала на месте, сбивая простыни и подушки.

Мужчина и женщина засмеялись, любуясь своей маленькой дочкой.

 

Мэйфэн поклонилась, несколько раз вставая и опускаясь на колени перед комнатой родителей. Здесь царило такое же запустение, а в воздухе летали клочья пыли. Где-то в углу копошилась серая крыса, которая, испугавшись света, с писком скрылась в щели в полу. Пробитая чем-то ширма валялась сломанная у большого красного сундука, покрытого позолоченными узорами ручной работы. Маминого сундука.

Поднявшись с колен, Фон Мэйфэн подошла к сокровищнице, к которой раньше ей никогда не дозволялось прикасаться. Теперь она повзрослела, теперь, наверняка, было можно. Она коснулась покрытого слоем пыли сундука и попыталась поднять крышку – та поддалась и со скрипом открылась, выпуская наружу тучу взвеси. Внутри лежало матушкино белое ханьфу, покрытое серой вышивкой, и золотое зеркальце, в которое Фон Аи всегда любила смотреться, убирая волосы в изящные причёски.



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться