Да взойдёт Луна

Глава 18.

 

Мэйфэн приподнялась и оглядела тёмный каменный грот: последние бирюзовые звёзды, горевшие среди каменных выступов, почти потухли, и откуда-то сверху назойливо капала вода, громко разбиваясь о тёмную гладь реки. Девушка приложила ладонь ко лбу и сжала виски: голова казалась невыносимо тяжёлой, а мысли будто заволокло туманом. Облокотившись спиной об обкатанный водой гладкий валун, она заметила кровавые пятна на своей белой одежде и охнула:

― Что произошло? Не могу привести мысли в порядок… – Мэйфэн приподняла левое запястье и подозрительно посмотрела на браслет. – Ван Юн, пожалуйста, объясни, что происходит?! – её зелёные глаза расширились, и она непонимающе взглянула на Принца Ночи.

― Сначала скажи, когда именно ты очнулась? – не унимался Ван Юн, схватив Мэйфэн за плечи.

― Я услышала твой голос,  – девушка убрала с лица прилипшие пряди, нащупала в растрёпанных волосах серебряную шпильку с нефритовой луной и облегчённо выдохнула. – Я услышала, как ты говорил о войне, о том, как умирали невинные люди, и о страшной битве у реки Лиан. И ещё о Небесном дворце и угрозах императора! – Мэйфэн опустила взгляд, вспомнив слова Великого и Благословенного Драконом.

― Это ошибка, – Ван Юн выдохнул, проведя рукой по волосам, и совсем не весело усмехнулся. – Не воспринимай мои истории близко к сердцу. На войне всё было не так страшно, как я описал, а у императора…

― Я никогда не пойду против него, Ван Юн! – вдруг замотала головой Мэйфэн, и на её щеках проступил лёгкий румянец. – Я люблю Зэна и Зона и не сделаю ничего, что может им навредить.

Принц Ночи не ответил и откинул голову назад, рассматривая низкие неровные своды пещеры, с которых свисали каменные сосульки.

― Как ты себя чувствуешь? – спросил он, не сводя глаз с зубчатого потолка.

― На удивление, не плохо, хотя голова ещё тяжёлая. Я как будто переродилась в теле кого-то другого и теперь могу всё. А ещё моё сердце так сильно сжимается после твоего рассказа – не могу успокоиться. Это всё странно. Пожалуйста, скажи, что произошло?

― Когда мы провалились в эту пещеру, ты получила сильное переохлаждение. Ты начала сгорать прямо на моих руках, – девушка заметила, как пальцы на правой руке юноши при этих словах дёрнулись. – В бреду ты говорила, что моя сила действительно  помогала тебе выжить, поэтому я смог придумать только один выход – отдать тебе три моих камня.

― Что?! – вскрикнула Мэйфэн, подскочив, но тут же повалилась обратно: тело ещё не окрепло. – Ты в своём уме? Никто никогда не отдаёт другому человеку три камня! А ты же даже не мой спутник жизни! Ты знаешь, что их нельзя вернуть обратно?!

― А ты бы предпочла умереть? – спросил Ван Юн, усмехнувшись и взглянув на девушку. – Такая твоя благодарность за спасение? Меньшего я от тебя и не ожидал.

Фон Мэйфэн снова уселась ровно и отдышалась; невыносимая, ноющая где-то глубоко внутри тоска нахлынула на неё, будто она переживала то же разочарование, что и Ван Юн в это мгновение.

― Думаешь, я так хотел отдавать камни? – Принц Ночи резко встал и отошёл к берегу реки. – Но я не мог по-другому. Что бы я сказал матушке, если бы ты умерла? Она тебя любит как родную дочь. Что бы я сказал Гэн Лэю? Он столько лет заботился о тебе, как о родной сестре! – впервые Мэйфэн слышала от сына главы клана Луны по-настоящему искренние слова, наполненные горечью.          

Последняя из клана Ветра закрыла лицо руками и подтянула к себе колени. Было так больно! И боль эта сжимала грудь и рвалась наружу потоком слёз, но девушка сдержалась и подняла голову, смотря на Ван Юна покрасневшими глазами:

― Прости меня. Я на самом деле не имею права с тобой так разговаривать. Ты всегда думаешь только о других: я поняла это ещё во время выполнения приказов императора. Сразу после возвращения домой ты только и делал, что заботился о клане, а потом и об отряде, хотя на тебе висела такая тяжёлая ноша, но ты и виду не подал! Увидев упадок Луны, ты поспешил всё исправить, взял на себя обязанности главы и обучил нас. Ты рисковал, спасая нас от предателей, ты закрывал разрыв в пространстве, почти доведя себя до изнеможения, ты придумал, как упокоить моих родных и без лишних слов помог. И сейчас, не задумываясь, спас мне жизнь в ущерб своей силе!

― Твоя жалость мне не нужна, Мэйфэн! – огрызнулся юноша, повернувшись к ней: под его глазами и острыми скулами залегли тени.

― Это не жалость! Я хочу сказать, что правда благодарна за всё, – девушка встала, опираясь руками о скользкий камень, и поклонилась Принцу Ночи, вложив правый кулак в левую ладонь.

― Хватит уже об этом, – грубо прервал он. – Как выберемся из пещеры и вернёмся домой, сразу сходим к целителю Сун. Может быть, есть ещё выход из сложившейся с камнями ситуации.

С трудом разогнувшись, Мэйфэн слабо кивнула. Какое-то приятное тепло разлилось по её телу, заставляя уши покраснеть. Она тут же удивлённо посмотрела на учителя, немного наклонив голову в бок.

― Что смотришь? Если уже можешь ходить, то иди попей воды, а то ещё умрёшь от обезвоживания, – сказал юноша и, сложив руки на груди, указал на тёмную реку, что тихо плескалась у каменного берега. – В противном случае мне придётся поить тебя изо рта в рот, ведь чаш у нас нет.

― Спасибо, конечно, но я сама попью, – смутилась Фон Мэйфэн и быстро пошла к воде, борясь с головокружением. Ван Юн протянул к ней руки, чтобы поддержать, но в последний момент передумал, убирая их за спину, и отошёл, освобождая девушке место.



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться