Да взойдёт Луна

Часть вторая. Глава 1

 

По вымощенной жёлтым камнем лесной дороге шёл мальчик в свободном бежевом халате, подвязанном широким поясом. Он смотрел вверх, ища взглядом кусочки голубого неба, иногда показывающегося сквозь раскидистые зелёные кроны бамбука, росшего по обе стороны от дороги. Мальчик протянул бледную руку и будто коснулся пальцами чёрной птицы, что кружила высоко над лесом. Сердце трепетало от одной мысли о полёте, и мальчик улыбнулся, с наслаждением закрыв глаза и ощутив приятное дуновение ветра.

После ночного ливня пахло свежестью и мокрой травой; ветер шумел где-то наверху, играя листьями бамбука и раскачивая длинные упругие стебли. Мальчик раскрыл глаза цвета мёда и в последний раз взглянул на небо. Слева от дороги стоял высокий деревянный столб, с которого свисал бумажный фонарь, а чуть дальше, справа, виднелась беседка, за которой располагалась свободная тренировочная площадка для учеников клана Солнца, откуда доносились гулкие удары.

Не желая мешать, но и не в силах побороть любопытство, мальчик нагнулся и бесшумно подошёл к беседке из чёрного дерева. Прямо за пустующим полем, около толстых стеблей бамбука стояли двое юношей в жёлтых одеждах, на вид лет пятнадцати. «Братья!» – прошептал мальчишка, но из укрытия не вышел. Ученики по очереди били жёсткий стебель ногами; голени были обмотаны тряпицами, закреплёнными крест-накрест тёмными лентами.

― Ну что, как там твоя нога? Уже кровоточит? – с насмешкой спросил один из них; он вытер рукой пот, стекающий прямо в глаза, и ударил отточенным движением по бамбуку.

― Не дождёшься! После десяти тысяч ударов в тот раз, мои ноги не чувствительны к такой мелочи, – ответил второй и продолжил тренировку.

― Гэн Цичжан, хотел тут спросить, тебе не кажется, что отец много внимания уделяет Гэн Лэю? – снова заговорил юноша, пока скидывал с себя тренировочную рубашку с высоким воротом, обнажив сильное тело, блестящее от пота.

― Чего переживать? Гэн Лэй – отпрыск нашего дяди, ему ничего не светит, кроме дорогих одежд и посещений церемоний! – сказал старший брат на выдохе и зашипел от жгучей боли в голени – сквозь тряпицу всё-таки проступили кровавые пятна.

― Хоть он из второй ветви семьи, но глава клана часто смотрит именно на него и восхищается его маленькими достижениями в боевых искусствах, хотя на Путь Солнца он ещё даже не вступил! А мы убиваемся здесь, чтобы угодить отцу, которому и дела до нас нет.

― Послушай, Гэн Цичжи, по характеру малец точно такой же, как дядя: бесхребетный, добренький. Ему уж точно не светит стать наследником или могучим воином. А если зазнается, то мы всегда можем поставить его на место, – Цичжан ухмыльнулся, поправляя жёлтую ленту на лбу.

― Раньше он действительно был бесхребетным, но, знаешь, в последнее время у него появился какой-то странный взгляд, от которого всегда холод пробегает по спине. Будто он ненавидит нас! – ударив в последний раз по стволу, сказал Гэн Цичжи и вздрогнул от одного упоминания о глазах младшего брата.

Восьмилетний Лэй, в это время прятавшийся за беседкой, быстро задышал, широко раскрывая ноздри, и уже решил выйти из укрытия, чтобы защитить честь отца, как кто-то резко положил руку ему на плечо. Мальчик дёрнулся и узнал тонкие пальцы двоюродной старшей сестры – Гэн Сяолин, которые впились в него, будто когти ястреба.

― Что ты делаешь, Гэн Лэй? – спросила она высоким и неприятным голосом.

― Я хотел посмотреть на тренировку братьев, но побоялся, что они меня прогонят, поэтому стоял здесь, – пробормотал мальчик, прикрывая по привычке рот левой ладонью.

― Кто учил тебя подглядывать за другими? – крикнула она и, схватив его за предплечье, повела прямо к тренировочному полю; Цичжан и Цичжи повернулись в сторону резкого шума. – Твой отец учил тебя подслушивать и подглядывать?!

 ― Но я ничего не сделал! – поднял подбородок Лэй, и сестра ударила его с размаху по щеке, от чего мальчик пошатнулся и свалился на землю.

― Что происходит? – спросил Гэн Цичжи, накидывая на обнажённое тело рубашку.

― Видимо, братишка решил понаблюдать за нашей тренировкой, – ухмыльнулся Гэн Цичжан, – хочешь научиться также?

― Конечно! – выкрикнул мальчик; во рту появился солёный привкус железа.

― Тогда иди и сделай сто ударов голой ногой по бамбуку, – приказал юноша с жёлтой лентой на лбу.

― Ты никогда не станешь таким же, как братья! Ты выглядишь безобидно, но внутри гнилой, как червивое яблоко. Я вижу тебя насквозь! – со злостью прошипела Гэн Сяолин, но тут же успокоилась и чинно заправила прядь за ухо. – Куда ты шёл?

― В храм Гаочжу, у меня там занятие, – ответил Лэй, поднимаясь с земли и зажимая разбитый нос рукой.

― Опять этот взгляд, – шепнул Гэн Цичжи, – будто перегрызёт сейчас нам всем глотки.

― Чего смотришь?! Я приказал тебе сделать сто ударов! – рявкнул старший, не обращая внимания на шёпот брата.

― Есть! – ответил мальчик и низко поклонился.

― Не забудь лицо вытереть от крови, когда в храм пойдёшь, а то выглядишь как побитая собака, – сказала Сяолин и, демонстративно развернувшись, направилась в сторону деревни.

Когда все ушли с поляны, Гэн Лэй, наконец, поднялся из поклона. На песок упало несколько красных капель, и мальчик непонимающе на них посмотрел. За что? За что с ним так? Он медленно опустился вниз, заведомо проверив, достаточно ли чисто вокруг, ведь служанка только постирала тренировочные одежды, и улёгся спиной на полузаросшее молодой зелёной травой поле. По небу медленно плыли облака, и всё та же чёрная птица, уже обзаведясь парой, кружила над бамбуковым лесом.



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться