Да взойдёт Луна

Глава 2.

 

Господин Гэн Цзюньхао – младший брат главы клана Солнца сидел на коленях за низким столом. Его ещё молодое лицо освещал мерцающий жёлтый отблеск подтаявшей свечи, а лоб пересекла глубокая морщина – мужчина сосредоточено водил взглядом по белой странице книги, которую держал перед собой. Отвлёкшись от иероглифов, Гэн Цзюньхао грациозно отодвинул жёлто-красные широкие рукава и взял глиняную чашу, что стояла неподалёку от высоких стопок с книгами и рукописями. Он поднёс чай к губам и с наслаждением отпил, по привычке прикрывая рот рукавом.

Кто-то постучал в деревянную дверь: женский невысокий силуэт проступал через бумажные вставки:

― Второй господин Гэн, горячая ванна готова! – послышался тихий голосок.

― Рано, – сказал мужчина и дотронулся до золотых заколок с драгоценными камнями, украшавшими длинные волосы цвета пшеницы: сегодня острые концы шпилек впивались в голову, словно укусы назойливых насекомых, да и чувство беспричинной тревоги не покидало господина с самого утра. – Я позже приду принять ванну, скажи всем слугам, чтобы не заходили ко мне.

― Слушаюсь.

В коридоре послышались удаляющиеся шаги.

― Уже вторая стража (1), где пропадает Гэн Лэй? – мужчина взглянул в раскрытое идеально круглое окно, где мир уже погрузился во мрак, и тень беспокойства на мгновение появилась на лице Гэн Цзюньхао. – Если бы здесь была его мать… – он судорожно выдохнул и снова схватился за книгу, пытаясь сбежать от воспоминаний.

Находясь уже где-то на грани сна и реальности, мужчина вдруг очнулся, услышав шорох, доносящийся из сада. Схватив меч с золотой рукоятью, господин Гэн бесшумно направился на звук. Подойдя к окну, он осторожно выглянул, и тут же прищурил глаза цвета тёмного мёда: в них отразился испуг.

Гэн Цзюньхао резко раздвинул главную дверь и кинулся к своему сыну, что лежал лицом на земле у самого входа. Окровавленная одежда мальчика была разодрана в клочья, и он поднял испачканное грязью лицо, пытаясь разглядеть, кто же стоял перед ним.

― Отец, помоги… – прошептал Лэй и из последних сил протянул руку с длинными когтями.

― Иди сюда, – господин Гэн старался говорить как можно и, оглядевшись, подхватил сына, унося внутрь дома.

 

― Тебя кто-то видел? – после долгого молчания спросил Цзюньхао, обтирая лицо Гэн Лэя белым полотенцем.

― Я не проходил мимо дома дяди, а пробрался через сад, чтобы никто не заметил, – ответил мальчик, стуча зубами от холода и морщась, когда мужчина коснулся его лба с ещё не зажившими ранами от исчезнувших рогов. – Отец, что со мной? Я скоро умру?

Второй господин Гэн сглотнул и побледнел; его руки дрогнули.

― Нет, ты не умрёшь! – неожиданно строго ответил Гэн Цзюньхао. – Я опасался, что именно ты окажешься… Сыном Дракона.

― Сыном Дракона, – повторил Лэй и приподнял лицо вверх, чтобы приступившие к глазам слёзы не скатились по щекам, – так я всё-таки не человек? Я проклят?

― Всё не так просто, – господин Гэн неловко положил руку на плечо сына, чуть сжимая его. – Но ты не проклят. Это благословение Дракона, просто другие не понимают, потому что боятся могучей силы.

― Я не хочу такую силу! Разве не об этих людях говорил нам монах в храме? Их ведь убивают, отец! – по телу мальчика прошла мелкая дрожь.

― Гэн Лэй, возьми себя в руки, – сказал мужчина и, поднявшись с колен, прошёлся по комнате, – я не допущу того, чтобы это случилось. Никто тебя не убьёт.

― Но таких как я не любят! Меня уже ненавидят за взгляд. Они говорят, что я чудовище!

Гэн Цзюньхао неожиданно ударил стену ладонью, отчего та затряслась, а расписное полотно, висевшее на ней, упало на пол. Руки сжались в кулаки, и мужчина прислонился лбом к деревянной перекладине.

― Я увезу тебя отсюда в скрытый храм Ин. Да, мы уедем, я должен научить тебя сдерживать новые силы и следовать Путём Солнца. Всё-таки не зря твоя мать так просила меня изучать литературу о Сыновьях Дракона, наверное, она что-то знала с самого начала.

― Мама часто называла меня маленьким драконом, – тихо сказал мальчик, прикрыв глаза от боли.

Вспоминать о Её смерти казалось для господина Гэна мукой; он молчал.

― Отец, я смогу пройти Посвящение? – нарушил тишину Лэй.

― Да, мы вернёмся сюда, когда тебе исполнится четырнадцать, чтобы ты стал полноправным членом клана, ведь иначе поползут слухи. А до этого момента, – мужчина, наконец, развернулся и взглянул в глаза сына, – мы пустим слух, что ты болен. Ни с кем не разговаривай, не смотри никому в глаза, веди себя отстранённо! Никто не должен заподозрить неладное, иначе, они донесут на тебя, понимаешь?

― Понимаю.

― Хорошо, – Гэн Цзюньхао  устало потёр переносицу, – выедем завтра, после того, как я поговорю с целителем и с главой клана. Чем раньше мы исчезнем, тем лучше.

― Тогда я поскорее соберу вещи.

― Сын, ты научишься управлять этой силой. Я сделаю всё возможное и обещаю, что ты снова сможешь жить в клане и следовать Путём Солнца, но никто не должен знать об этой силе. Никто!

Гэн Лэй с трудом поднялся и, скрывая терзающую тело боль, склонился перед отцом, вкладывая кулак в ладонь:



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться