Да здравствует королева!

Глава 18

Только когда мы зашли в кабинет Шинара, я облегчённо выдохнула. Теперь можно дать волю эмоциям:

- Думаешь… получится?

- План красив, - откликнулся жених, - и письмо уважительное. Если Дархема не убедят твои доводы, значит, он просто не настроен на разговор. Но я уверен, всё сложится хорошо, Лиата, ты потрясающая умница.

От похвалы я невольно уронила взгляд. Мужчина подошёл к столу, чтобы поворошить бумаги, добавил чуть погодя:

- А вот с Маас и её опекуном лучше быть осторожнее.

- Ты… не нашёл чего-нибудь нового? - спросила я осторожно.

- Не совсем. - Шинар помрачнел, вертя в руках одинокий листок. - Я сложил список предметов, что нам ещё подходят. Слабое подспорье, знаю, но пока другого нет.

Он вернулся и дал мне взглянуть, попутно перечисляя:

- Две безделушки - амулет и кольцо. Я бы уделил им внимание, такую вещь очень легко подбросить или спрятать. Зато найти сложно. Вот эта статуэтка - посмотри. И ещё книга, в которой, по легендам, вовсе записаны разные проклятья на каждой странице…

- Спасибо, - повторила я с чувством то, что уже говорила не раз.

Мужчина поморщился.

- Я ведь не так много сделал в последние дни. Чёрт побери, мне нужны вести от отца.

- Шинар, ты…

Я не знала, как передать чувства. Сердце вдруг забилось сильнее. Он сделал всё: Предложил помощь, подписал бумаги для асхемцев, не жалеет сил, копаясь в книгах! Делится знаниями, которые многие на его месте упрятали бы под замок!

Он дал мне надежду. Почву под ногами. Лишь благодаря этому человеку я ещё улыбаюсь - и верю, что мы справимся со всеми бедами…

Я задрала голову - чтобы встретиться с ним взглядом.

- Не надо слов, - шепнул жених, будто поняв. И пальцы легли мне на скулы.

Кажется, я успела разглядеть талый лёд в глазах мужчины, прежде чем закрыть собственные. - Всё равно не хочу, чтобы ты была со мной из благодарности.

Попыталась было возразить - но не успела.

Знал бы этот упрямец, чего хочу я!

Благородная девушка не должна быть с мужчиной до свадьбы. Не должна даже дарить поцелуи - разве что невинные, позволив губам на миг соприкоснуться. Не должна, на самом деле, тонуть в темноте, обвивать шею избранника и мечтать затеряться в его руках. Не должна тянуться всем телом и вставать на цыпочки, лишь бы удержать волшебный миг…

Сколько благородных девушек соблюдают правила на деле?

Раньше мне казалось, что много. Сейчас… вспомнились подружки Аделика - их пёстрая череда. Брат уж точно не охотился за замужними и не ограничивался улыбками. Как и Шинар с теми, про кого говорил сам.

Чего стоят запреты? Воспитание, привитое с младых лет - чопорными дамами, которых давно нет рядом! Что они знали о вкусе жизни? Горьком в минуты грусти, сладком, рождающем дрожь во всём теле как сейчас? О трудностях, правде и верности, заботе и долге? Что они знали обо мне? Все эти глупости, от “как подавать руку” до “девушка должна быть беззащитна” - такая шелуха!

Я давно нарушаю правила. Провожу с женихом слишком много времени наедине. А в те дни, что не могу - скучаю и жалею. Я загораюсь в его объятьях всё ярче, от кончика языка до низа живота. Мысли взвиваются и уносятся огненным пеплом вдаль.

- Благодарность - отличное чувство, - возражаю порывисто. - Но мне казалось, она совсем другая.

Он просто… лучший из мужчин, которых я знаю. Надёжный и умный. Способный на жёсткость, но не жестокость. Готовый быть мрачным, язвительным, несговорчивым - и поступать при этом так, как не смог бы ни один человек на его месте.

Его руки становятся быстрее, и зубы вдуг прихватывают нижнюю губу. Я выдыхаю - слишком шумно.

- Прости, - слышу тут же.

- Не прекращай.

Он вдруг берёт меня за плечи и отрывается, чтобы рассмотреть.

- Нет, извини, я начинаю забываться. - Пальцы цепляют прядь у моего виска. Потемневшие глаза будто связаны незримой нитью с губами. - Я не из стали, Лиата.

- Знаю.

И всё происходит быстро - ещё один поцелуй, а затем его рука находит заколку в моих волосах. И вырывает, я не успеваю ахнуть. Вторая ладонь уже лежит между лопаток, тянет шнуровку на спине…  

О Боги!..

На миг мысли сметает страх. Я не должна. Я разочарую его. Ещё не поздно отказаться! Девчонка внутри бьётся в панике, и какая-то другая женщина не может оторваться от губ жениха, спешно водит руками по его рубашке, расстёгивает ворот дублета…

Тихо стонет, когда мужчина хватает её за талию и сажает прямо на стол.

- Подумай ещё раз, - шепчет Шинар - Заставь меня остановиться. Или клянусь, я прогоню всю охрану и…

Я почти готова умолять, чтобы он так и сделал.

А потом…

Потом в дверь стучат.

В первый миг я чуть не задохнулась - наваждение треснуло, и холод ворвался в затопленный жаром разум. Кажется, губы сами сложились, чтобы чертыхнуться. Только горло подвело.

- Кто? - Рыкнул Шинар, чуть оборачивась.

- Милорд, - Голос Наймира не принёс облегчения. - Простите, но это важно. Нашли торговца, алхимика, которым вы так интересовались! Его величество Аделик сейчас с вельможами, и…

Каждое слово подкидывало в сердце снег.

Я проморгалась. Огляделась, наконец. Закусила губы. Шинар смотрел на меня пристально, горячо, тяжело дыша. Мы словно застыли на краю пропасти - только сейчас осознавая опасность и жалея, однозначно жалея, что не сорвались вниз.

- Это важно, - шепнула я, не узнавая собственный голос.

Жених закрыл глаза. Руки отпустили меня и сжались - а потом я услышала, как ругается маларский принц.

- Я сейчас выйду, - крикнул он через плечо и аккуратно отстранился. Сказал мне, уже тихо: - Думаю, это к лучшему.



Елена Шторм

Отредактировано: 22.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться