Да здравствует королева!

Глава 22

В спальне Аделика поселилась ночь. Брат лежал неподвижно, не издал ни звука, когда я вошла, но всё-таки не спал. Я села на кровать, как и прежде, надеясь привлечь его взгляд.

- Аделик, - позвала осторожно. - Ты слышишь меня?

Тогда он повернул голову, тихо, безучастно. Сердце испуганно сжалось: смогу ли я достучаться до него? Подобрать нужные слова, сейчас…

Когда сама слаба?

- Мы нашли предателя, - сказала просто.

Эта новость заставила брата двинуть губами.

- Не шутишь?

И я стала спокойно, неторопливо всё объяснять. Как мы нашли книгу, подозревали Сарена и услышали от нашего младшего брата про дурман. Как прочитали письмо от его величества Дархема и пытались задержать Сирхема. Как узнали про Неллера… в конце концов я рассказала, что советник мёртв.

Глаза Аделика теперь расширились, странно блестели и казались прозрачными. Он выдохнул слабо:

- Боги, Лиата. Вы за один вечер разобрались со всем. Стоило мне отойти в сторону и не мешать…

Я закусила губы. Не совсем то, что хотелось передать!

- Аделик, пожалуйста, послушай. Это всё проклятье. Оно виновато!.. - Я не могла забыть чувства, накрывшие недавно в холле. Робко ворочавшиеся в груди и сейчас. Ощущение полной беспомощности, ужас, слёзы в глазах… А я ведь не пила гадких зелий и провела под действием чар от силы полчаса!

Вздох почти сорвался с губ - но вместо него я заставила себя улыбнуться. Мягко сжала руку брата и коснулась другой его светлых волос. Провела, перебирая мягкие пряди - как постоянно делала в детстве.

- Ты один из лучших людей, которых я знаю. То есть… лучше, наверное, только Шинар, но и то не всегда. - Улыбка стала смущённой, но я не знала, как сказать иначе. - Мой идеальный брат. Прекрасный, добрый, светлый… тебя любят друзья, обожаем мы с Сареном, советники отдадут за тебя жизнь! И народ… народ тоже души в тебе чаять не будет!

На миг губы Ала дрогнули - но он не успел ответить.

Шинар впервые зашёл именно в этот момент - явно не выдержав ожидания. Наверное… беспокоился, что оставлять двух проклятых, неуверенных в себе людей наедине - решение опасное. Встал рядом с нами, строго взглянул на нынешнего короля.

- Леди Лиата объяснила вам про проклятье?

- Да… в общих чертах.

- Значит, вы должны понять, что обязаны ему своим дурным самочувствием. В первую очередь душевным. И вам придётся перетерпеть несколько ближайших дней, хорошо отдохнуть и забыть о плохом. Но скоро станет лучше, вот увидите.

Удивительно, но это подействовало едва ли не вернее моих слов.

- И прошу прощения, что доставлял вам немало проблем, - всё же вздохнул Шинар, - Пожалуй, иногда не меньше Сирхема. Если бы я знал сразу, то вёл бы себя иначе. Отчасти. Не могу гарантировать, что сильно.

Я усмехнулась - невольно, искренне. Кажется, это чувство передалось и брату.

- Спасибо, что позаботились о моей сестре, - серьёзно ответил Ал.

Жених кивнул. И оставил нас снова. Я погладила руку в ладонях и вернулась к собственным убеждениям:

- Ты станешь замечательным королём - если захочешь.

- Лиата, я отрёкся, - поморщился Аделик. - Все видели, они не забудут…

- Они поймут, что ты был под чарами! Уже поняли - Шинар сразу сказал, как только осмотрел тебя, новость разнеслась по двору.

Он скривился сильнее, будто снова погружаясь в пучину отчаяния, и помотал головой:

- Я не хочу. Может, это единственное верное, что я сделал за последние дни.

О Боги!

- Ладно, - отступила я. - Хорошо. Мы что-нибудь придумаем. Мы теперь вольны делать, что желаем - понимаешь? Всё будет прекрасно, всё обязательно наладится! У нас впереди ещё много-много светлых дней, у тебя и у меня, и у Сарена тоже… Мы будем поддерживать друг друга, мы всё преодолеем вместе, обещаю. Да и сколько хороших людей вокруг!

Тогда… кажется, впервые за бесконечный вечер Аделик попытался слабо, но вполне от чистого сердца улыбнуться.

- В этом ты права.

- Ты ведь всегда защищал меня, - продолжила я. - Всегда был рядом, когда нужно. О, да и если бы со мной одной!

И я говорила, вспоминая раз за разом весь тот свет, который он приносил в мою жизнь. И в другие. Как он мирил нас с Сареном, был опорой отцу, всегда с теплотой относился к придворным и помогал знакомым, ничуть не задирая нос. Вызывал заслуженные восторги у женщин…

Наверное, я пыталась наверстать то, что к щемящему стыду упустила за последний месяц. Для чего - как же зря! - не могла найти времени в безнадёжной круговерти проблем. Обнимала брата, позволяла себе улыбаться шире и перебирала те добрые дни, к которым так надеялась вернуться.

Пусть даже теперь с нами нет отца. Пусть даже теперь всё будет по-другому.

Шинар заходил проведать нас ещё не раз, но старался уже не вмешиваться в разговор. Только следил за мной - иногда прямо, иногда искоса. И за это я тоже была ему благодарна.

Не знаю, сколько прошло времени - может, час, а может и несколько… Пока мне стало казаться, что Аделика действительно удалось растормошить. Он сумел присесть на кровати, отвечал на вопросы подробнее и охотнее, улыбки и усмешки уже звучали почти весело, без налёта прежней тоски.

- Спасибо, Лиата, - сказал он наконец тепло. - Не волнуйся за меня, ладно? Если твой жених говорит, что проклятье уйдёт, я постараюсь не мешать процессу. Думаю, на это я способен.

Ещё одна улыбка - лёгкая, почти невесомая.

- Тебе нужно поспать, - решила я, разглядывая родное лицо.

Он согласился. Я обняла брата напоследок перед уходом - и закрыла глаза, когда почувствала, как его руки тоже сжимаются на плечах.

- Отдыхай, - пожелала от души. - Я обязательно вернусь завтра.

 

***



Елена Шторм

Отредактировано: 22.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться