Дай мне право с тобой проститься

Размер шрифта: - +

Глава 7

Тяжелые быстрые шаги раздавались совсем близко, уже можно было различить мужские голоса. Все больше возрастала уверенность, что погоня неслась за двумя загадочными… барышнями? По крайней мере, голоса, если слух не обманывал Виктора, казались женскими, молодыми, и это нагоняло тоску и непонимание, и некую толику презрения. Воровки? Есть много вполне достойных женских профессий, чтобы опускаться до воровства. Не стоило, конечно, делать скоропалительных выводов, но картина представлялась не очень радужной, а Виктор не причислял себя к наивным мальчишкам.

Судя по тихому шипению, оставшаяся девица ранена. Насколько она будет опасна, если спустится вниз? Нет, бороться с женщинами последнее дело. Виктор не желал причинять вред даже бандитке, мужчина всегда априори сильнее женщины и не должен пользоваться этим преимуществом. Тем более ей может понадобиться помощь. Ну и не мог Виктор поверить, что куча взрослых мужиков настроена к двум девушкам благосклонно. Даже если они совершили преступление, разобраться в ситуации можно и позже. Интуиция не подавала тревожных звоночков, то ли просто отключилась, то ли решила, что на сегодня ее лимит исчерпан. Виктор шагнул, покинув свое темное убежище. Желание помочь могло, конечно, сыграть с ним злую шутку, но уж как воспитали – он не мог оставить барышню в беде.

Тусклый отблеск черепицы ненадолго заслонило черное пятно, Виктор успел заметить смазанное движение и поймать тихий стон сопутствующий… падению? Вот этого он не ожидал. Ночная тьма не самое хорошее время для тренировок и координировать свои движения в попытках поймать падающую женщину оказалось не так легко, как в первом порыве благородства. Мысль о том, что беглянка примет помощника за одного из преследователей, пришла после, когда Виктор опустил завернутую в какой-то невероятно огромный плащ хрупкую и довольно легкую особу. Судя по хриплому вздоху, ночная прогулка прошла неудачно. Темные полы плаща, подбитые такой же серой невзрачной тканью, распахнулись, являя маленькие ножки в тонких кожаных туфельках без каблучка, тонкие полоски тканых чулок, или брюк, уходили вверх и терялись за кружевом юбок. Новый судорожный вздох из-под вороха одежды развеял секундную тишину.

– Вы в порядке? Вам помочь? – тихо спросил Виктор, спешно убрав свои руки от упавшей с крыши девицы, и тут же сморщился, сообразив, какой чушью слышатся его слова. Все итак очевидно! Ох уж этот драный этикет, и так не к месту!

Не успел скард снова склониться над незнакомкой, как та вполне ловко поднялась сама, оставалось только удивляться наличию сил у этой хрупкой с виду женщины. Или девушки? Виктор разглядывал незнакомку и молчаливая игра в гладелки, казалось, обескураживала обе стороны. Из-под капюшона на скарда зло смотрело девичье лицо, эмоции скорее читались по искривленному рту, глаза прятались за маленькой темной вуалью, пропускавшей  редкие блики в отсветах сиротливого месяца.

– Вам помочь? – тихонько повторил обеспокоенный Виктор, и сам удивился своему сухому голосу в тишине мрачного переулка. – Если погоня по вашу душу, нам обоим  лучше спрятаться.

Девушка резко развернулась, охнула и содрогнулась. Капюшон упал, явив копну волнистых волос. Незнакомка вытянулась в струнку, откинула мешающие пряди назад, Виктор заметил, как шевельнулся кончик острого ушка. Она прислушивалась. Месяц бросал свой свет в аккурат на спину женской фигуры, сокрытой под плащом, подсвечивая медью ореол кудрявых волос.

«Медные или все-таки рыжие, лисьи?» – неожиданно озадачился Виктор, блеснул металл, быстро и коротко. Движения этой лисы оказались воистину ловки, не смотря на боль, терзавшую ее тело. Или это уловка? У Брэйдона возникло усиленное подозрение о родстве этой особи женского пола с детьми Нарлы(35), и если бы не лицо со всеми типичными для скардов чертами, было бы плохо.  Встречи с алаатой(36) скард никак не планировал. Кадык дернулся, Виктор почувствовал легкий укол холодной стали в шею, недоуменная улыбка растянулась на мужском лице. И никаких эмоций на женском.

– Я не собирался вам вредить, – вкрадчиво произнес Виктор, да так тихо, словно боялся, что его услышит кто-то еще кроме чуднОй недоверчивой женщины напротив него. Шум погони приближался, удары сапог о мостовую множились, будто преследователи разделились, часть из них уже неслась к переулку. Виктор совсем посмурнел. Если бы не эта возня, и он, и незнакомка успели бы укрыться, ну или пересечь переулок незаметно, дабы удрать подальше. Даст ли недотрога выхватить пистоль или сразу перережет горло?

Нервно дернувшись, барышня спешно бросила взгляд на темную улицу за своей спиной, по камням мостовой уже плясали огненные блики факелов. Стилет исчез, вдоль ног скользнула ткань, Виктор даже не заметил, когда незнакомка сорвала фибулу с плаща. В ту же минуту его губы обожгло чужое дыхание. Прежде чем он успел осознать, что же он творит, его руки сжали хрупкую фигуру в объятиях, папка с важными документами выпала из рук скарда, мягко приземлившись по верху вороха ткани.

– Алан, погляди тут, – раздалось буквально за углом, да с таким саркастическим смешком, что в пору провалиться от стыда, но Брэйдон самозабвенно отвечал своей неожиданной любовнице, если ее уместно было назвать так. Размышлять в этот момент не было ну никакой возможности, только кончик уха резко дернулся от грубого голоса. Сквозь закрытые веки угадывался тусклый очаг света, ворвавшегося в переулок.

– Ночь-полночь, неспокойно, ворюги, да душегубы шастают в округе, а они милуются в подворотне, – раздался еще один голос, и этот был менее приветлив, чем первый. Более злой, холодный, неприятный. Виктор почувствовал, как мелко задрожало женское тело в его руках.

Оторвавшись от сладких губ, Брэйдон мягко стиснул женские плечи и задвинул миниатюрную фигурку за спину, оборачиваясь к незваным гостям прервавшим, или скорее спровоцировавшим такой интересный поворот событий. Однозначно эта женщина боялась мужчин, благо Виктор был вполне широк в плечах, чтобы прикрыть собой испуганную беглянку. Осталось выяснить, придется ли ему становиться еще и рыцарем, спасающим прекрасных дам. В этот самый момент Виктор ощутил укол между лопатками – да уж, не доверяла ему незнакомка. Хотя, посмотрев на жутких типов, что гнались определенно за ней, вполне можно понять, почему такое недоверие к мужчинам.



Юлия Танюшина

Отредактировано: 15.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться