Дай мне свободу. Возьми мою любовь

Размер шрифта: - +

Глава 13. В городе

— Перво-наперво давай убираться с прохоженной тропы. Наши ребята-грабители, пришедшие в себя от твоей пальбы, уже успели накивать пятками в сторону деревни — не думаю, что они вернутся сюда в ближайшее время. Но кто знает, когда здесь может появиться ещё народ — в лесу много дорог, скорее всего, из города к реке по нему часто ходят. Не стоит оставаться у всех на виду, ещё и засветло. Держи вот, понесёшь пока, — вешая Элле на плечо свою сумку, бродяга на мгновение тяжело оперся о ее плечо, после чего, тряхнув головой, выпрямился и отступил. Принцесса, прикусив от волнения губу, поняла, что он с трудом держится на ногах, и не смогла смолчать:

— Можешь опереться на меня, так легче будет!

— Тащи лучше поклажу, — прервал ее муж. — Я не ты, на былинку не похож. Ещё навалюсь на тебя да сломаю хребет. Хотя после твоих новых выходок, может, тебе и стоило бы чего-нибудь да сломать... Но не уверен, что даже это поможет.

Элла, совершенно не понимая, что в этот раз сделала не так, все же, промолчала и не стала задавать вопросов. Беспокойство за мужа было сильнее недоумения и, не спуская с путника внимательных глаз, она последовала за ним в чащу, подальше от дороги. Стараясь не поддаваться панике, она смотрела ему в спину и видела, что расшитый шёлком жилет со спины стал багровым, а из раненной руки на траву продолжала капать кровь, по следам которой их можно было бы безошибочно найти. Но не поиски и погони, и даже не месть врагам были сейчас главным для неё. Она хотела оказать помощь как можно быстрее и была готова сделать это, несмотря на то, что у неё не было ни знаний, ни навыков.

— Остановимся здесь, — наконец, подал голос путник и грузно опустился на колени у большого дерева, скрытого от посторонних глаз зарослями кустарников и ягод. — Воды.

Элла, тут же нырнув рукой в сумку, достала флягу, открыла ее и влила ему в рот половину содержимого. По тому, как жадно пил ее муж, она понимала, что чувствует он себя все хуже, поэтому сама поторопила его:

— Говори, что делать. Я готова.

— Всегда бы так, — буркнул путник, но при этом, все же, улыбнулся краешком губ и кивнул в знак благодарности за то, что помогла напиться. — Снимай обе сумки. В моей найди свёрток, он на дне. Там пара другая ножей, выбери тот, что полече, чтобы тебе было удобно с ним обращаться. Сам я никак поучаствовать не смогу, если перестану зажимать рану, то свалюсь без чувств, как нежная девица в душном зале - сдаётся, этот идиот перерезал мне артерию. Так что будешь моими руками. Вот уж не думала, что такое случится, верно? — глядя в растерянные глаза княжны, пошутил Рэймондо. — Да я и сам, по правде говоря, не думал. Ну, все, хватит болтать. К делу!

Элла, внимательно выслушав каждое слово, сделала все так, как ей велели - достала из сумки завёрнутые в холщовую материю ножи и, опробовав каждый из них в руке, выбрала самый легкий и тонкий, с ностальгией вспоминая о любимом стилете, оставленном где-то на склоне в лесах. Далее пришёл черёд вытащить йод, флягу, со спиртом, бинты и запасную одежду.

— Отрежь бинт, смочи спиртом, протри руки и лезвие, — подсказал ей муж, внимательно следя за точностью приготовлений. — Никогда не пренебрегай этим, в каких бы передрягах не оказывалась. Гангрена и сепсис...

— Свалили больше народу, чем пуля и нож, — согласно кивнув, закончила фразу Элла, тщательно протирая лезвие, ополаскивая руки водой и вытирая их смоченным в спирте бинтом

— Ты смотри, запомнила... — хмыкнул Рэймондо. — Можешь же, когда захочешь. Найди самую лёгкую рубаху, разорви ее или разрежь на полоски. Пригодится для перевязки, одних бинтов может не хватать.

— Я никак не пойму, что я сделала не так... — недоуменно переспросила Элла, исполняя ещё один наказ мужа и разрезая одну из рубах по швам, а потом на широкие полосы. — Ты сердишься на меня, но если бы не я, то... — она запнулась, опасаясь даже произносить вслух это слово. — То неизвестно как бы закончилась твоя схватка с этим сумасшедшим. Ведь его тесак был у самого твоего горла.

— Не хочу снимать с тебя звание героя, Эстрелита, но если бы не ты, эта схватка даже не началась бы. А теперь разрежь на мне жилет и то, что под ним — я не могу сейчас шевелиться, чтобы раздеться как положено. Ты смотри, впервые в жизни добровольно поворачиваюсь спиной к человеку, у которого в руке нож. Вот тебе и степень моего доверия. А что до степени твоего — вот тут у меня возникают очень большие вопросы.

Ошарашенная его словами, Элла автоматически последовала приказу, осторожно продевая лезвие под ткань и медленно разрезая ее надвое. Распоров материю по спине и плечам, она аккуратно стянула с путника оставшиеся клочки жилета и, увидев его рубаху, тихо охнула, тут же позабыв обо всех своих возмущениях из-за того, что это как будто бы она спровоцировала схватку с сельским сумасшедшим. Вся рубаха была пропитана кровью так, что кое-где, взмокнув, она прилипла к спине, словно обильно политая водой. Вот только вода эта была красного цвета, и Элла понимала, что с каждой новой каплей из ее мужа уходит сила и здоровье, поэтому надо поторопиться. И никаких препирательств, к этому она вернётся позже, когда опасность минует.

— Что, скверное зрелище? — тут же подал голос путник. — Да, знаю, мало приятного. Сейчас я больше похож на разделанную тушу, но это ненадолго, можешь быть спокойна. Раны и швы на мне зарастают как на собаке, неприлично быстро для аристократа. Видать, прав был мой приятель мичман, и я действительно подкидыш-простолюдин в своей знатной семье, — он негромко засмеялся, после чего вдруг сильно закашлялся.

— У тебя точно нет внутренних ранений? — обеспокоено спросила Элла, высвобождая его рубаху из-под пояса брюк.



Таня Танич

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться