Дай мне свободу. Возьми мою любовь

Размер шрифта: - +

Глава 14. Сопровождающий

Элле казалось, что она забылась совсем ненадолго, но когда снова открыла глаза, в комнате уже стемнело. Путник, задремав, сидел у ее кровати — княжна только сейчас заметила, что уснула, так и не выпустив его руки. Стоило ей пошевелиться, как он тут же уловил это движение и пробудился

— Ты очень чутко спишь, — заметила Элла, присев на кровати, и оглядываясь, пытаясь вспомнить, где находится на этот раз. — Кажется, мы оба уснули и сейчас уже поздний вечер. Что будем делать?

— Спустимся в трактир и поедим, Эстрелита. Пусть я не планировал тратить так много времени на отдых, но судьбе, как всегда, чихать на наши планы. А, значит, сегодняшний день мы спишем со счетов, отдыхать так отдыхать. Выходим завтра с рассветом, а пока — давай отъедаться и отсыпаться перед последним рывком. Времени у нас осталось мало, но мы хотя бы не опаздываем. Пойдём, набьём себе брюхо лучшими яствами, что здесь подают. Сдаётся, я точно пошёл на поправку, давно у меня не было такого аппетита!

Вопреки тому, что дело близилось к ночи, в ближнем трактире оказалось полно народу. Им едва ли удалось найти место в самом отдаленном уголке, и Рэймондо, с удивлением озираясь вокруг, заметил:

— А это довольно большой город, жена. У вас, чем ближе к югу, тем народ гуще селится. Ты когда-нибудь бывала здесь до этого?

— Нет, — отрицательно махнув головой, тихо проговорила Элла, не забывая о том, что должна умолкнуть едва кто-то обратит на них внимание. — Знаешь, мне очень неприятно это говорить, но, кажется, я слишком мало изучала своё королевство на деле. Столица и окрестности — вот и все места, куда я выбиралась. Так странно, я собиралась изменить жизнь в стране, совершенно не зная, какая она — от края до края. Юг совсем другой, чем наш север. Мне кажется, или, может, траур всему виной... но люди здесь какие-то... злые?

— Не злые, а другие, — внимательно наблюдая за сидящими в зале, ответил Рэймондо, примечая мелкие детали, укрывшиеся от княжны — то, что некоторые из присутствующих в таверне имели при себе оружие, то, что общались они, мешая слова местного языка с какими-то ещё, неведомыми ему, и то, что сама атмосфера в заведении была напряженной, словно подрагивающей от тысячи невидимых искр. — У вас в королевстве, выходит, все наоборот. Все ваши предприятия и мануфактуры находятся ближе к югу, где пролегают залежи руд и металлов. Мы на нашей серверной границе тоже заводы строим акурат по этому поясу. Вот и ваши промышленники селятся и обустраиваются здесь. Верно я говорю?

— Верно, — согласилась Элла, с каждой секундой чувствуя себя все более неуютно среди десятков враждебных, как ей казалось, взглядов, несмотря на то, что это все ещё были ее соотечественники. Но их она не знала и не могла узнать, так как никогда не бывала в этих краях, даже не представляя, как могут отличаться между собой жители одного небольшого государства.

— Жители городов сильно отличаются от жителей посёлков, Эстрелита. Это люди уставшие, плохо управляемые, с большими требованиями, и, если хочешь, вполне оправданной злостью, — словно бы в продолжение ее мыслей зазвучал голос путника. — Если наши прекрасные селяне — консерваторы, живущие веками в неизменном мире, и верующие в монархию, как в спасение ото всех бед, то этим ребятам есть что предъявить нынешнему строю. Горожане — самый конфликтный и революционный народ. Только революции у них на уме не такие как у вас, столичных мечтателей. Отработав пару десятков смен на богача в цеху, где вдохнуть, кроме пыли, нечем, они без колебаний готовы взять в руки молот и пойти крушить все, что мешает им дышать свободно. А мешает им много чего. Фабриканты, на которых они гнут спины, загоняют их как скот — и я всегда удивлялся, почему на юге, где у вас строится и растёт промышленность, власть короля так слаба. Почему он не прижимает к ногтю каждого владельца комбината или фабрики, кем бы они был и как бы ни противился этому. С вашим равнодушием и невмешательством заводчики разошлись так, что выжимают из своих рабочих все, до последней капли. У нас так лимонад делают — только разница в том, что если будешь давить людей как лимоны, это когда-нибудь обернётся против тебя. Посмотри на их лица, принцесса. Тебе ничего не чудится. Они действительно злы и враждебны. Этот народ доведён до ручки, а значит, максимально опасен. Вот во что выливается ваша пресловутая свобода, выгодная лишь тем, у кого кошелёк набит потуже.

— И что же... теперь? Нам лучше уйти отсюда? — озадаченно спросила Элла, пытаясь не выдать своего испуга от того, какой чужой она почувствовала себя среди тех, кого привыкла считать своими.

— Отчего же? — на мгновение накрывая ее ладонь своей, успокоил ее путник. — Засиживаться нам, конечно, не стоит, но и бежать как зайцы — с чего бы это? Сейчас мы одни из этих людей, не забывай. Мы тоже горожане, и своих проблем у нас не перечесть. На своих обычно не нападают. Вот если бы они увидели в тебе аристократку... Ладно, не будем сейчас об этом, я и так тебя успел настращать. Давай лучше перекусим, а после уж пойдём отдыхать-отсыпаться перед завтрашним выходом.

И, заказав мяса и вина, Рэймондо сделал знак принцессе, чтобы начинала ужинать, после чего сам, приступив к трапезе, принялся наблюдать за происходящим и прислушиваться к разговорам. Впрочем, прислушиваться ему особо не пришлось — люди в таверне говорили громко, взволнованно, всех их, как и прочих жителей королевства занимали последние перемены и то будущее, которое ждало их после смерти короля.

— Теперь у нас что же, республика? Так к чему тогда сидеть и ждать, пока власть загребут те, кто и прежде сытно из кормушки ел? Королей, положим, мы не выбираем — но как так вышло, что наше новое правительство выбрало само себя? Одних дворцовых богачей сменят другие, а мы как всегда, останемся не у дел. Не должно такого быть! Мы или сейчас выступим и скажем своё слово, или опять придётся гнуть спины, но уже на тех, кто воспользовался случаем и прихлопнул старого упыря!



Таня Танич

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться