Дай мне свободу. Возьми мою любовь

Размер шрифта: - +

Глава 16. Пограничные земли

Несмотря на согласие следовать намеченному плану, мысли о том, что она все ещё может передумать, пока не села в авто, не оставляли Эллу. Но страх навсегда потерять доверие мужа оказался сильнее беспокойства. Поэтому, приблизившись к автомобилю и глядя, как путник показательно дружественным жестом берет за плечи господина Градо, предлагая присесть рядом, княжна без возражений пропустила сыщика на своё место.

— Ну что же ты, благодетель? — голос Рэймондо вновь звучал насмешливо. — Сам же хотел сесть со мной, чтобы поговорить по душам. Вот я и созрел, тоже очень хочу с тобой пообщаться. Да и вопросов к тебе у меня поднакопилось. Не будешь же ты теперь возражать?

— Я? — по лицу господина Градо было видно, что мозг его напряжённо работает, пытаясь предугадать дальнейшие действия подозрительного южанина. — Ну почему же вы постоянно думаете обо мне хуже, чем я есть на самом деле, сеньор Густаво? Я же ни в одной просьбе вам не отказал и в этой пойду навстречу с превеликим удовольствием, — благостно улыбаясь, заверил он, пробираясь в автомобиль и подавая знак шофёру открыть дверцу перед Эллой.

— Завидная роль у вашего служки, сеньор. Не каждого слугу хозяин посадит рядом, а уж на переднее сиденье, возле водителя — и подавно! Это же самое лучшее, можно сказать, королевское место! — не преминул поддеть детектив своего спутника. — Неужели у вас на юге все так носятся с прислужниками?

— Хорошего помощника не грех и побаловать, — хмуро глядя на сыщика, с каждой секундой все больше понимая неслучайность его намёков, ответил Рэймондо, наблюдая за тем, как княжна, севшая на новое место, обеспокоенно ёрзает и постоянно оглядывается на него. Взглядом и слабым покачиванием головы он дал ей знак успокоиться и прекратить оборачиваться. Не стоило ещё больше привлекать внимания к их и без того странному союзу, тем более что намеки господина Градо с каждой минутой становились все более опасными.

Автомобиль, тронувшись в этот раз, ехал по весь опор, и Рэймондо, автоматически проведя пальцами по левому боку, где под одеждой было спрятано оружие, продолжил разговор:

— Ты так и не ответил мне на вопрос, который я задал ещё в винной лавочке, детектив. Куда мы едем? Странное у нас выходит путешествие. То тащимся как полудохлый ишак по дороге, то вдруг резво несёмся как скаковая лошадь. Что происходит, Градо? Куда ты везёшь нас?

— Опять вы за своё, сеньор Густаво, — радуясь тому, что время вышло и кружить по городу, вызывая ненужные догадки, больше не нужно, картинно вздохнул бывший следчий. — Обвиняете в излишней подозрительности меня, а сами тоже выдумками балуетесь. Дела у меня были, да и в дорогу требовалось подготовиться. Теперь же со всем необходимым выезжаем, дальше только леса и граница, вдруг бы что понадобилось — и не смогли бы разжиться. А дорога наша, как и раньше, простирается на юг, к вашим землям. Я обещал проводить вас — и сделаю это. И тогда вы окончательно уверитесь в моей преданности и искренности.

— Удивительный ты человек, Градо. Редкой широты души, — поддразнил детектива Рэймондо, откидываясь на спинку сиденья и щурясь от лучей яркого солнца, проглядывавшего между крыш невысоких домов, которыми пестрила окраина. — Печёшься о нас, как о своих, хотя мы даже не земляки тебе. Только с чего ты решил, что нам в пограничных лесах грозит опасность? Я бывал там не раз и даже жил какое-то время. Привольные земли, настоящий рай для охотника.

— Так это когда было, сеньор, — безмятежно-светским тоном продолжил господин Градо, хотя глаза его выдавали все большую обеспокоенность. — Вы видели, что у нас в городах и сёлах творится, какие волнения? А о пограничных землях уж и говорить нечего — всегда, даже в мирные времена тяжело было контролировать происходящее там. Сейчас же, когда такая неразбериха, туда точно набегут отъявленные смутьяны, разбойники и бунтовщики, будут грабить, бесчинствовать и творить разные безобразия. Ну как, скажите, я могу оставить вас на произвол судьбы в такой опасный момент? Того и гляди, сгинете в двух шагах от родной земли — очень нехорошо выйдет, весьма прискорбно.

— Не будет там никаких разбойников и бунтовщиков, детектив. За это могу тебе лично поручиться. Все приграничные леса по требованию Южной империи объявлены свободной зоной, а, значит, там безопаснее, чем в твоей машине с охраной будет. В твоём сопровождении до самой границы нет нужды. Отпустишь нас сразу за городом — на том и разойдёмся, если точно хочешь решить все по-хорошему.

Ответом на это неожиданное заявление, которое король держал до последнего, словно туз в рукаве, стало продолжительное и крайне тяжёлое молчание господина Градо. Время все шло, а он так и не мог опомниться после полученных известий, продолжая смотреть на путника с выражением полной, первозданной пустоты в глазах. Казалось, бывший следчий напрочь потерял способность понимать, что происходит, отрешившись от реальности и превратившись в подобие камня с лицом человека. Король ожидал, что новость произведёт на господина Градо неизгладимое впечатление — ведь любое нападение, которое он мог планировать в лесах, подальше от людских глаз теперь считалось нарушением вековой договорённости. Но на такой эффект Рэймондо, все же, не рассчитывал. Поэтому, едва сдерживая улыбку, он решил дать сыщику время, чтобы опомниться, и молча откинулся на сиденье, продолжая наблюдать за живописными пейзажами, проплывавшими мимо.

Король понимал, что вести о свободной зоне скорее всего оставались информацией засекреченной, как и всё, связанное с неожиданным побегом принцессы. Все события и все документы, подписанные в ту ночь, тщательно скрывались заговорщиками даже от агентов розыска и тайной полиции — всего лишь одно противоречие или маленькая неучтенная деталь в версии, выдаваемой ими за правду, могло вызвать ненужные подозрения, а это было уже нешуточный риск. Бунтовщики были так увлечены охотой за наследницей, что даже не стали думать о том, что южане, по чьему требованию была объявлена свободная зона, о ней точно не забудут и со своей стороны выставят и патрули, и опознавательные серые знамёна, символизирующие свободу от цветов любых флагов. Все документы, подписанные главным законником с правом королевской печати, давно были на руках у кавалера Альберто, так что Рэймондо оставалось только отсчитывать минуты до выезда за последнюю улочку города. Не важно, какие указки к действию последовали из дворца почившего короля Якова — все что должен был сделать он, было уже сделано.



Таня Танич

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться