Далеко от дома

Размер шрифта: - +

Глава 13

В библиотеке было довольно прохладно, особенно после уютного тепла кухни. Хай подбросила пару поленьев в еле тлеющий камин.

- Ты хотела о чем-то поговорить... - "Как же это делается-то, а? Сразу сказать? Наверное. Чего кота за хвост тянуть?" Но язык не шевелился, и ей пришлось сделать усилие.

- Сэм, я хочу прекратить наши отношения. - Он явно разозлился. Вполне вероятно, будь Хай на его месте - тоже бы разозлилась. Но она на своем месте.

- Это из-за этого?.. - Пейн скривился, словно увидел что-то противное. Девушка закрыла дверь.

- Марш, тут не при чем, просто так совпало по времени.

- Он тебя соблазнил?! - У нее от удивления даже рот приоткрылся. Глаза стали огромными, как блюдца.

Оставляя Маршалла Олдриджа в доме, она и подумать не могла, что он может причинить ей вред. Разозлить - сколько хочешь, но чтобы вред... А теперь, когда Сэм заговорил о том, что Марш мог ее домогаться или приставать к ней... Она тряхнула головой. "Какая глупость! Марш он же... Он... Он благородный, добрый и ласковый".

- Сэм, я думаю, ты сам понимаешь, что сейчас сказал глупость. Наши отношения сразу нельзя было нормальными назвать. А если это продолжать... Я не хочу жить без любви, как жили бабушка и Олсопп. А ни ты меня, ни я тебя... Романтических чувств у нас друг к другу нет. Так что и говорить дальше незачем. Мы остаемся соседями. Я хорошо отношусь к тебе и твоей семье...

- Да, я из-за тебя сидел в этой глуши!

- Тебя никто не просил этого делать, Сэм. - Хай была тверда в своем решении, а жалкая попытка Пейна заставить испытывать ее чувство вины - только убедила в правильности.

- А может быть, горожанин здесь ни при чем? Может быть, здесь постарался Джон? - "Как же я устала от этого".

- Сэм, ты несешь чушь! Говорить больше не о чем, мы друг другу и так уж лишнего наговорили. Так что, до свидания!

- Ты, Хай, совершаешь большую ошибку, оставаясь в этой глуши! - Тяжелая дверь в библиотеку с силой захлопнулась, а за ней с громким стуком отозвалась и входная.

Он ушел. "Ни привет, ни пока". Девушка стояла и недоумевала. Нет, ее не удивило поведение бывшего молодого человека: оно было не просто ожидаемым, оно было обычным. Сэмюэль Пейн порой вел себя по-хамски, на что Хайолэйр часто закрывала глаза. Однако, на фоне обходительного Олдриджа это хамство стало таким явным, что она теперь и представить не могла, как так долго продержалась.

"Странное утро... Очень странное..."

 

- Там еще остались мешки?

- Нет, это последний. - Марш начал подыматься по стремянке на чердак овчарни:

- Знаешь, физический труд очень бодрит! - Хай улыбнулась:

- Еще бы! Дальше сам справишься?

- Да, а ты куда?

- Я обед готовить. Как здесь все сделаешь - можешь наносить дров в дом. - Она хитро улыбнулась: - Если бодрость еще будет. Дрова в...

- Я видел. Я справлюсь. - Девушка посмотрела на него, как бы что-то решая, а потом кивнула.

- Где я ты знаешь. - Хай вышла. А Марш остался наедине со своими мыслями и сомнениями. Очень своеобразное утро. Столько разных впечатлений в течение нескольких часов он уже давно не переживал. "Безграничное счастье и радость, смущение, любовь... Любовь? Смущение?" Мужчина тряхнул головой.

"Просто поцелуй меня очень взволновал. Вот и вся история. Конечно, тебе не понравилось, что Хай может целовать кто-то другой... А она позволила себя целовать этому Сэму?.. До чего же неприятный тип! Веселая болтовня и обсуждение насущных проблем за завтраком в миг сменились напряженным молчанием и «тонкими», как орудийный ствол, намеками и шпильками".

Тяжелый физический труд был как раз к месту. Марш себя чувствовал... Он сам не понимал, что чувствовал, но ему очень не нравилось то, что Хай закрылась с этим типом в библиотеке. Он не доверял ему, но больше его снедала ревность, в чем мужчина никак не мог себе признаться и не признавался, и не собирался это делать. "Как можно ревновать женщину, которая не с тобой? Это нелогично".

"Да, как не со мной?! Если бы она была не со мной - она не смогла бы так целовать меня!" У Марша было много разных противоречивых впечатлений, сомнений - их он тоже не любил.

Его все-таки задело, что Хай не доверила ему свою историю. Тут было не самолюбие, и уж тем более не праздное любопытство... Тут было отчаянное желание, желание защитить и разделить с ней ее страхи. Он хотел доверия от такой женщины как Хай: великодушной, искренней, красивой, великолепной. "Может быть, она просто не готова довериться? Ведь Джону она тоже ничего не сказала... А с чего ты взял, Марш, что она ему ничего не рассказала? Джон бы точно трепаться об этом не стал. Он хоть и создает впечатление соседского шалопая... Но на самом деле он очень серьезный парень... И обязательно защитит Хай, когда ты уедешь..." В душе снова что-то неприятно кольнуло.

 

"Стало ли тебе легче, Хай, когда ты рассталась с Сэмом? Определенно. Правда, все стало очень запутанно, или наоборот, но легче. Нравоучений нет. Не будет больше препираний между Джоном и Сэмом. А Марш? А что Марш? Дождь закончится. Дороги просохнут... Марш уедет. Возможно, пришлет открытку на Рождество. А ты, Хай, даже этого сделать не сможешь, так как кроме того, что он из Эдинбурга, ты ничего о нем не знаешь. Финансовый аналитик... Мало ли таких по стране? Можно, конечно, телефонной книгой воспользоваться... Но это полнейшая глупость. Да и зачем тебе все эти знания? Зачем тебе его адрес или телефон?" Она тряхнула головой.



Александра Ревенок

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться