Далеко от дома

Размер шрифта: - +

Глава 15

Уже неделю, бесконечно долгую и неподъемно трудную неделю Хай не знала, куда себя деть. Работа не отвлекала, ни тяжелая, ни легкая. Отвлекала чрезвычайная усталость, еще сон, сон в забытьи от этой самой усталости. "Можно ли так привязаться к человеку за неделю? Можно. Можно ли этого человека полюбить? Можно. Проверено на себе".

- Что ж ты сразу этого не поняла?

"...Бак уже выздоравливает. Он снова отправится на фронт. Мне страшно. А что если я его больше не увижу, как маму?.."

- А что, если и я Марша больше не увижу? А что, если увижу? Вспоминает ли он меня? - Шарлин топталась на коленях у Хай. - Что скажешь, Шарлин? Пришлет ли мне Марш открытку на Рождество? Вспомнит ли он когда-нибудь обо мне?

 

Марш вспоминал. Вспоминал постоянно. Вспоминал часто. С жадностью воспроизводил в памяти каждую минуту, проведенную в Йоркшире. Когда объяснял деду почему нельзя купить эту ферму. Когда просыпался задолго до будильника, когда ранним вечером его клонило в сон. Когда готовил себе завтрак, когда ел ужин. Когда встречался с клиентами, когда зарывался за документами и расчетами.

И тогда сердце пело. Он испытывал настоящий прилив энергии и сил, погружаясь в воспоминания. А когда возвращался в действительность... Душа словно саднила. Внутри все болело. Очень болело. Жгло.

Его охватывала безумная всепоглощающая тоска. Он скучал. И тогда такой обычно приятный шум города мешал заснуть. Мешали заснуть и воспоминания, воспоминания о Хай, о ее прикосновениях, ее поцелуях.

"Какая она была по утрам!" Он улыбнулся, вспомнив ее клетчатую фланелевую пижаму: "Ей бы еще плюшевого медведя в руки". Внутри все снова перевернулось... По телу пробежала дрожь... Он снова и снова ощущал ее поцелуи на своих губах...

И тут Марш понял, понял для себя очень важную вещь: Хай ему нужна, нужна, как воздух, как вода, как огонь и земля. Теперь никогда и ничего не будет так, как раньше. Потому что его мир перевернулся. Там, в глуши, его жизнь стала по-настоящему насыщенной и полной.

"А ведь я очень даже хорошо справлялся с делами фирмы на расстоянии".

Мысль оказалась неожиданной, но с этого момента все стало предельно ясно. Здания по другую сторону улицы озарились ярким солнечным светом, и в офисе стало светлее, все существо охватила неописуемая легкость и радость.

Маршалл Олдридж принял решение...



Александра Ревенок

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться