Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка.

Размер шрифта: - +

Стр. 41-50.

Это детский сад для всего арамейского народа и это наш стратегический резерв на тот случай, если вдруг наши эксперименты с экранированием и антифактором плохо кончатся, и Исраэль начнёт вымирать. Кроме того, антифактор оказался несовместимым с тёмным потоком. У некоторых людей, получающих антифактор, тёмный поток вызывает приступы немотивированной агрессии. Так что антифактор  противопоказан жителям острова. Так я ответил на твой вопрос?

– Да, но всё это мне надо ещё переварить! Боюсь, что мне тоже придётся идти в школу вместе с детьми.

– В школу тебя не примут, но это не страшно. Ты всему можешь научиться, получая информацию из центральной библиотеки с помощью домашнего вычислителя, я тебя с удовольствием научу, как это делать.

– Шимми, скажи, пожалуйста, а сколько тебе лет?

– Сто пятьдесят, а что?

– По тебе не скажешь! А вот эти все королевские служащие, они ведь тоже выглядят очень молодо. Они на самом деле тоже уже приличного возраста?

– Ну, это бывает по-разному. Обычно житель Исраэля, окончив профессиональную академию, проходит практику в Падан-Араме. Цель этой практики, во-первых, определить какова устойчивость человека к тёмному потоку. Если он устойчив, то в перспективе он или она может получить лицензию на ребёнка, и такой человек продолжает  практику с целью изучения обычаев, нравов и образа жизни островитян, потому что, когда он получит лицензию, родить ребёнка и растить его в течение восьми лет он должен именно на острове, чтобы ребёнок правильно сформировался. После этого семья переезжает на континент, и ребёнок поступает в школу. Ну, а если человек оказывается подвержен влиянию тёмного потока, то он снимается с практики, и тогда получить лицензию он не сможет никогда.

– Ну, а если он больше всего на свете хочет ребёнка, я имею в виду женщин, прежде всего?

– Ну, тогда она может отказаться от антифактора и переехать на остров насовсем. В этом случае лицензия становится ненужной, и женщине надо всего лишь выйти замуж.

– Да… нелёгкий выбор: быстро состариться и иметь ребёнка, или остаться молодой, но бездетной. Получается, что мне повезло больше других. У меня и дети есть и антифактор тоже.

– У тебя, Ада, двое! Поэтому все твои новые знакомые, если они будут, очень удивятся.

– Что ж, буду сидеть на ферме и носа в обществе не показывать. Шимми, а что ты делал в Падан-Араме, ведь для практиканта ты вроде бы староват?

– Я то? Я ведь инженер, у меня была командировка для испытания нового гуманного оружия – сонера, я его разрабатывал  совместно с двумя биологами. Я сопровождал стражников, когда они ловили преступников, и помогал им в этом. Ну, а потом нас с Ариэлем попросили оценить ваш завод.

– По-моему твоё оружие действует весьма эффектно! Как ты уложил того бродягу. Все просто рты раскрыли от удивления.

– Если бы сонер так же действовал на хара, но, к сожалению, он оглушает хара только на две – три секунды, сам проверял, когда был на границе.

– Интересно почему?

– Хара ведь не люди. Они хоть и похожи на людей, но генетически они вообще, как из другой вселенной. Протоколы входа в их мозг совершенно другие, и мы не можем исследовать их, потому, что хара никогда не сдаются в плен. Если воин хара ранен в бою и не может больше драться, или он теряет контроль над собой под действием химического препарата, он просто усилием воли останавливает своё сердце.

Поезд стал замедлять ход.

– Ада, посмотри мы подъезжаем к Шинару. Ну, и как тебе это?

Ада ахнула, поглядев в окно, – в километре от эстакады среди буйного смешанного леса стояла башня высотой полкилометра и метров триста в диаметре. А дальше ещё и ещё! Башен было много. Никаких улиц между башнями не было, кругом шумел девственный лес. Эстакады местных железных дорог соединяли башни на разных уровнях. Они и были городским транспортом.

– Да… такого города я и представить себе не могла! Как же вы всё это построили?

– Армированная металлом керамика на основе базальта, монолитная технология. Здания не горят и имеют очень высокую теплоизоляцию, летом в них не жарко, а зимой не холодно. Кстати, эстакада, по которой мы едем, сделана так же.

– Очень красиво, мне нравится! Ну, а если человек захочет погулять?

– Лес же рядом, выходи и гуляй. В лесу проложены велосипедные дорожки, можно покататься, только мур-генератор надо не забыть, – в лесу водятся хищники. Велосипеды, это такие двухколёсные механизмы, без всяких моторов позволяют ехать довольно быстро. Я тебя научу.

– Я имела в виду, как же спускаться с такой высоты и подниматься тоже. Как на гору лезть, пока долезешь и нагуляешься и устанешь.



Александр Шен

Отредактировано: 20.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: