Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка.

Размер шрифта: - +

Стр. 71-80.

– А как же я, живая?

– Ну… ты будешь продолжать свою жизнь в этом мире, она, правда, довольно круто изменилась по причине переезда. И ты здешняя, теперешняя, конечно, уже в мир ангелов не попадёшь. Но если твоё тело все-таки когда-нибудь умрёт, копия из архива будет активизирована, и твоя личность будет продолжать жить в информационном мире Исраэля. Помнить она будет всё то, что помнила ты на момент последнего сохранения. Обычно сохранение мы проходим один раз в неделю.  

– А что же помнит та Ада, которая стала ангелом?

– Всё, что было перед последней ночью, когда мы ночевали в гостинице. А на следующий день мы приехали во дворец и отправились в Исраэль на поезде. В вагоне был включён экран, и больше вне экрана ты ни разу не спала.

– А вот интересно, какая часть твоей личности попадёт к ангелам, когда твоё тело умрёт?

– Ангелы увидят меня восьмилетним мальчиком, каким я был, перед тем как покинул остров. Потом ещё был эпизод, когда я ночевал без экрана у вас на заводе. Когда Ноах попросил меня, в  связи со счастливой находкой Дани, остаться с вами, чтобы охранять вас, как величайшую ценность для Исраэля. Так что я не знаю, что будет делать ангел-мальчик с этими воспоминаниями.

– Скажи, пожалуйста, Шимми, а твои родители, где они сейчас?

– Отец жив и по-прежнему работает конструктором в институте по проектированию космических кораблей. А мама добровольно покинула этот мир, когда я окончил школу, и живёт сейчас в мире информационном. Она, к сожалению, после того как я вырос, не смогла найти себе применения. Главным смыслом её жизни был я. По профессии она была модельером одежды, а поскольку мода меняется, её творчество перестало пользоваться спросом, и она решила уйти в свой мир. В нашем информационном мире каждому жителю отводится столько памяти, сколько нужно, чтобы он мог построить свой ландшафт в пределах обычного горизонта, получается круг радиусом километров тридцать. Так что мама увлечена проектированием своего мира. Там можно всё выдумывать, и выдумки реализуются, – в общем, чувствуешь себя волшебником, творцом. Я был у неё в гостях, там очень красиво.

– То есть, ты хочешь сказать, что в этом вашем информационном мире, те, кто жив, могут посетить тех, кто умер?

– Да, во время сохранения, ты можешь заказать экскурсию или посещение. И потом эти впечатления будут скопированы в твой живой мозг. То есть воспоминания такие, как будто всё происходило в реальности.

– Это просто невероятно! Шимми, ты мне тут такого наговорил, что мне надо переварить всё и подумать. Позови детей, попрощаемся на сегодня. А завтра приходите обязательно, в полдень придёт администратор Шинара и какие-то журналисты. Медики сказали, чтобы вручить награду.

– Да, Ада, я же совсем забыл! Тебя должны наградить лицензией. Не знаю насколько это важно для тебя, но любая девушка в Исраэле о такой награде может только мечтать. Это самое ценное, что может дать человеку Большой Совет. На острове всё, конечно, проще с рождением, но здесь – это не так.

– Я поняла, я же не тупая, это самое дорогое для вас, но и для меня теперь тоже. Девять жизней это немало. Дети вырастут и тогда… тогда я смогу ещё иметь ребёнка, это же здорово! Но ты меня не оставляй, пожалуйста, наедине со всем этим! Я никогда не общалась с журналистами, и я их боюсь!

– Мы все обязательно придём, не беспокойся. Кстати, я принес твоё оружие, а где костюм островитянки?

– В шкафчике, его почистили и даже починили, так что на встречу с администратором  надену его,  и пояс с оружием тоже. Всё равно больше у меня ничего нет.

На следующий день всё прошло более-менее удачно. Администратор Шинара на глазах телевизионщиков вручил награды всем участникам боя с хара. Ада получила лицензию. Это был небольшой золотой медальон, внутри которого, в специальной ячейке под прозрачной плотно закрытой крышечкой, лежала белая таблетка. На крышке была вырезана надпись: «Ада бат Леви, рождённая в Шуре, в 5752 году, 25 адара». Дани, Эстер и Шиммон получили именные векселя на пять тысяч шекелей каждый. Журналисты захотели, чтобы Ада подробно рассказала о боевой операции, но Шиммон взял инициативу в свои руки, объяснив это тем, что Ада не совсем поправилась и что она слишком скромна, чтобы рассказывать о своих подвигах. Рассказав в деталях, как всё произошло, Шиммон удовлетворил ненасытное любопытство телеведущей и, наконец,  вся официальная делегация покинула зал больницы.

– Слава Всесильному, всё закончилось, – вздохнула Ада. Шимми расскажи мне, что это за штучка белая в медальоне, и для чего она?

– Пойдём-ка в палату, надо посекретничать, – сказал Шиммон шепотом. – Дети, мы должны поговорить, посмотрите пока на рыбок и не заходите, пожалуйста.

Шиммон и Ада закрылись в палате и надели шапочки.

– Так вот. Белая штучка – это таблетка, в ней находятся несколько нанопроцитов, кажется десять, если я правильно помню. Если эту таблетку проглотить, то бесплодие женщины будет отменено до наступления беременности.



Александр Шен

Отредактировано: 20.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: