Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка.

Размер шрифта: - +

Стр. 101 -110.

Существуют ли волны поверхности текущего момента не связанные с телами, их ещё называют гравитационными волнами, мы точно пока не знаем. Если они и существуют, то я думаю, что скорость их распространения должна на много порядков превышать скорость света. Поэтому я прошу вас никогда не путать инерционную волну, связанную с телом и гравитационную, с телом не связанную.

Теперь давайте себе представим, что каким-то волшебным способом мы научились создавать искусственное темпоральное поле и с его помощью вырвали кусок из поверхности текущего момента с каким-то телом. Что с этим телом будет происходить? Во-первых, оно, покинув поверхность текущего момента, не будет уже гравитационно взаимодействовать с другими телами, так как их в этом новом пространстве со сдвинутым  временем просто нет. Во-вторых, поскольку нет упругой поверхности текущего момента, исчезает волна, носитель инертности тела, и поэтому скорость тела возрастает до бесконечности. Здесь надо сказать, что тело будет вести себя по-разному в зависимости от того, в каком направлении во времени мы его сдвинули. Если мы его сдвинем в субпространство, его скорость действительно обратится в бесконечность, так как субпространство абсолютно пустое. Если же мы его сдвинем в гиперпространство, то его скорость в бесконечность не обратится, так как в будущем времени всегда присутствуют хвосты черных дыр. Они пронизывают всю толщу будущего от поверхности текущего момента до бесконечности времени. Их гравитационное поле в гиперпространстве очень слабое, но вполне измеряемое и достаточное для того, чтобы скорость нашего пробного тела не обратилась в бесконечность. В гиперпространстве инертность объекта нелинейно ослабевает с увеличением глубины проникновения в будущее, и скорость, соответственно, увеличивается. Произведение инертной массы на скорость, то есть импульс тела, при этом сохраняется неизменным.

Теперь вернёмся к нашей шаровой молнии. Если энергия обычной молнии будет достаточно велика, то, под действием очень мощного тока и  магнитного поля молнии, может возникнуть вихревое темпоральное поле, и часть плазмы молнии будет заключена в капсулу и вырвана из поверхности текущего момента. Если сдвиг произойдёт в сторону субпространства, то инкапсулированная плазма просто исчезнет. Если же сдвиг происходит в сторону гиперпространства, то, при неглубоком проникновении в будущее, плазма остаётся видимой, если величина сдвига меньше периода волн видимого света. А вот гравитационное взаимодействие с планетой сильно ослабевает. Таким образом, шар плазмы как бы повисает в воздухе и дрейфует со скоростью, которая определяется начальными условиями при возникновении темпорального поля. Если шаровая молния встречается с препятствием, то она прожигает в нём дыру, так как её температура очень велика – порядка десяти тысяч градусов. Но на это тратится энергия и темпоральное поле ослабевает. После нескольких столкновений шаровая молния разрушается, чаще всего со взрывом. При взрыве шаровой молнии возникает мощный электромагнитный импульс, который наводит электродвижущую силу порядка трёх тысяч ЕН на метр. [ЕН – единица напряжения близкая по значению к Вольту.] Именно это вывело из строя все ваши электронные приборы. Теперь давайте обсудим урок. Есть ли у кого-нибудь вопросы?

– Да, господин учитель, – отозвался Дани. – Если я правильно понял, то линтер тоже использует темпоральное поле и гиперпространство, но как же ему удаётся зависать на месте, почему мы его видим? И почему, когда находишься внутри, ощущение как будто куда-то падаешь?

– Верно, Дани, – великолепный вопрос! Линтер – наше величайшее техническое достижение, за исключением разве что космолёта. Линтер погружается в гиперпространство на десять микросекунд, а потом возвращается на поверхность текущего момента и свободно падает в гравитационном поле планеты, поэтому возникает  невесомость. Успев упасть на долю миллиметра, он снова отправляется в гиперпространство, и там импульсные ионные двигатели подбрасывают его на то же расстояние. Поэтому со стороны кажется, что линтер завис в воздухе. Это называется пульсирующим режимом полёта. Изменяя длительность импульса темпорального поля, можно менять кажущуюся скорость линтера, а управляя вектором тяги ионных двигателей – направление полёта. Причём, что очень интересно, при изменении направления движения линтера, со стороны  может показаться, что линтер изменил направление мгновенно. Несведущему человеку покажется, что такое поведение тел невозможно, но вы теперь знаете, что в гиперпространстве инертность тела сильно ослаблена, поэтому и возможны такие резкие манёвры. Линтеры используются для полётов в атмосфере, для вывода грузов на орбиту и доставки их обратно на поверхность планеты. На линтере можно легко долететь до всех планет системы Шемеша. Его максимальная кажущаяся скорость достигает девяноста процентов скорости света.

– Господин учитель, так значит, до звёзд линтер не долетит? – спросила Эстер.

– Нет, Эсти, не долетит. Пульсирующий полет линтера имеет огромные преимущества в силу удобства управления кораблём, однако, из-за высоких энергозатрат линтер не может развить бόльшую скорость. Для преодоления межзвездных расстояний используются космолёты. Они тоже используют сдвиг в гиперпространство, но этот сдвиг гораздо глубже. И он производится на всё время полёта. Называется этот принцип – гиперпространственным прыжком.  Этот принцип позволяет обогнать свет в сто тысяч раз. Так что полёт до центра галактики займёт примерно четыре месяца по корабельному времени. Но есть некоторые неудобства. Например, при таком глубоком погружении в гиперпространство нельзя менять курс корабля и вообще нельзя включать двигатели, потому что из-за ничтожной инерции вас занесёт неизвестно куда. Прежде чем войти в гиперпространство, нужно как можно точнее задать курс корабля, чем занимаются обычно капитан и главный навигатор. В гиперпространстве навигаторы измеряют остаточные гравитационные поля от хвостов чёрных дыр и определяют, таким образом, пройденный маршрут и главное, точку выхода на поверхность текущего момента. Всё это возможно в том случае, если маршрут уже проложен. Если же полёт исследовательский, то приходится совершать небольшие прыжки от звезды к звезде, для нанесения на карту чёрных дыр исследуемого района галактики, а также для подзарядки водородом баков космолёта, посредством сбора звёздного ветра с помощью магнитных ловушек.



Александр Шен

Отредактировано: 20.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: