Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка.

Размер шрифта: - +

Стр. 111 - 120

– Мама с папой уже давно вместе!

– Это как же?

– Ты помнишь, мы на биологии проходили лигаментум?

– Да, я помню.

– Я потом загрузила книгу из центральной библиотеки, чтобы почитать на досуге дополнительный материал по этой теме. И вот что я нашла. Если человек умирает ненадолго, а потом оживает под экраном, то происходит раздвоение личности, потому что активизируется копия личности, которая хранилась в ментосе. Такие случаи бывали, когда солдаты на побережье отражали атаки десанта хара. Если тяжело раненый боец умирал, а потом оживлялся в капсуле спасения, он терял лигаментум. А теперь вспомни нашу засаду на хара, и как с мамой случилось ровно то же самое!

– Так значит они и вправду вместе! Но тогда нам надо спасти маму и Шиммона! Пусть они поженятся, и у нас будет сестра! Скажи мне, что делать?

– Я думаю, надо пойти к маме и поговорить. Сказать ей, что мы не возражаем, что мы хотим, чтобы она жила долго и счастливо, и чтобы у нас была сестрёнка.

– Точно, так и сделаем! Пошли, пока ещё не поздно.

Когда вошли дети, Ада сидела в кресле и читала книгу про свои «любимые» моторы на экране портативного вычислителя.

– Что изучаешь, мамочка? – спросила Эстер.

– Да вот, готовлюсь к профилактике наших энергетических машин, надо отрабатывать мою зарплату. Но, как ни странно, мне вся эта техника начинает нравиться, недаром же мой отец был известным в Шуре кузнецом. Ты что-то хотела спросить, Эсти?

– Мамочка, ты нас с Эсти прости, но мы кое-что знаем про тебя и про дядю Шиммона тоже, – сказал Дани. – Мы же не виноваты, что родились телепатами, а Эсти ещё и ясновидящая.

– Мамочка, он тебя любит, – сказала Эстер, – Мы знаем, что и ты любишь его, хотя и боишься себе в этом признаться, и мы хотим, чтобы ты была счастлива. Мы хотим, чтобы ты не осталась одна, когда мы окончим школу и уедем, для продолжения учёбы.

– И мы хотим, чтобы у нас родилась сестрёнка, – сказал Дани, – такая маленькая сестрёнка-лапулечка. И ещё, мы знаем, что в ментосе твоя копия живёт вместе с папой.

Ада обняла детей и разрыдалась. Эсти расплакалась вместе с мамой. Даже у Дани глаза были на мокром месте. Так, обнявшись, они просидели минут двадцать.

– Я вам так благодарна, милые вы мои, – сказала Ада, постепенно успокаиваясь. – Я действительно люблю Шимми, он такой необыкновенный, но не знаю, соберётся ли он с духом сделать мне предложение. Может быть сегодня, наконец, решится. Он пригласил меня на свидание… ночью, только, чур, не подслушивать.

– Нет, нет, мамочка, мы и не собирались, – сказал Дани. – Но ты возьми шапочку, просто чтобы  быть спокойной.

– А теперь бегите, мне надо привести себя в порядок.

Ада приняла ванну, затем высушила и уложила волосы, надела на голову симпатичный ободок из бисера, чтобы зафиксировать причёску. Затем достала своё самое красивое платье, то самое, которое подарили дети, рассмотрела его со всех сторон и примерила. Новейший материал, изготовленный по авторской технологии, явно не нуждался ни в глажке, ни в каком-либо другом обслуживании. Вдоволь насмотревшись в зеркало, она решила, что наряд хорош и соответствует моменту. Подготовив всё к свиданию, Ада переоделась к ужину в обычное домашнее платье.

Тем временем Шиммон и Эстер готовили ужин. Дани им помогал, ему поручили разделывать зайца, которого принесла Бильха – сегодня на ужин была «натуралка». Шиммон признался Ашерам, что в натуральном мясе есть что-то особенное, и он с удовольствием нарушает моральные нормы жителей континента, списывая все грехи на Бильху. Зайца Эстер нафаршировала сладким перцем, нутом и горчичным соусом, а Шиммон обжарил на вертеле. Когда всё было готово, Дани сбегал за мамой.

За ужином настроение у всех было прекрасным. Шиммон шутил, Ада смеялась, дети радовались, что им удалось изменить судьбу Шиммона в лучшую сторону. После ужина Дани и Эстер пошли готовиться к школе. На завтра были запланированы  контрольные уроки по биологии и математике. Учителя Адмы верили в практический подход. На контрольном уроке ученикам разрешалось пользоваться любыми справочными материалами, но задачи были очень сложными, и, если предмет не понят, то в доступности учебников не было смысла. Таким образом, проверялась не столько память школьников, сколько их сообразительность и творческие способности.

Шиммон занялся работой, надо было составить подробный план подставной жизни для пленного хара и найти в информационной сети нужных специалистов – лингвиста и эллиниста. Ада решила продолжить изучение адиабатических двигателей, но эмоции переполняли её. Она поняла, что толку в занятиях не будет, и решила провести время до полуночи в мечтах. С недавних пор она ловила себя на мысли, что почти не может удержаться от поцелуя. Ей так хотелось обнять и приласкать своего возлюбленного, он не только ворвался в её жизнь, всё перевернув с ног на голову, он разбудил её сердце, и без него Ада не мыслила своей дальнейшей жизни. И вот сегодня, наконец, должно быть произнесено долгожданное признание. Конечно, она скажет: «Да». Конечно, она обнимет и поцелует его. А может быть дело дойдёт и до «этого». Ада две недели назад нашла замечательное место для романтических встреч. На определённом участке бассейна охладителя вода была не холодной и не теплой, а такой, в которой приятней всего купаться. С помощью двух киберов Ада натаскала несколько тонн песка на берег, принесла из зимней  оранжереи  полтора десятка бочек с различными растениями, провела свет и принесла холодильник с напитками и мороженым, небольшой столик, два раскладных кресла, лёгкий матрас из культуры губок и шкафчик с постельными принадлежностями. «Да, именно туда я и приведу его, если он захочет слиться со мной», – думала Ада. «Так… какие лучше надеть трусики и лифчик, а может лучше их не надевать, всё равно снимать надо будет. Нет, всё-таки трусики надеть придётся, и прокладочку положить, что-то я так сильно возбудилась, что без прокладочки мне не обойтись. Какая же у них тут цивилизация – всё предусмотрено, даже прокладочки эти – такое удобство. А лифчик надевать не буду! Пусть почувствует меня, когда обнимет и тогда – он тоже возбудится и захочет меня взять». Ада снова и снова прокручивала в голове сцену признания и не заметила, как приблизился долгожданный момент. «Быстро одеваться, не хватало ещё опоздать», – подумала она, посмотрев, наконец, на часы.



Александр Шен

Отредактировано: 20.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: