Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка.

Font size: - +

Стр. 241 - 250.

В случае возникновения  конфликта с галактическими хара, это обеспечивало наличие шансов на успешное сопротивление.

На этот раз решили провести голосование с помощью спутниковых коммуникаторов, которые стали непременными атрибутами всех жителей континента и королевских служащих на острове. Те, кто хотели, могли прийти в администрацию своего города и проголосовать там. В колониях, где телепатов не было, голосование должно было пройти по прибытии транспорта с Эреца. Референдум считался состоявшимся, если в нём приняли участие больше половины жителей Исраэля и каждой из колоний. За отмену евгеники проголосовали семьдесят три процента от количества принявших участие в голосовании. От общего числа всех арамейцев, исключая натуральных островитян, количество поданных голосов «За» составило пятьдесят три процента. Это означало полную и безоговорочную победу Наами и её сторонников.

Большинство проигравших референдум членов Большого Совета подало в отставку. Образовалось триста восемьдесят вакансий, и чтобы их заполнить предстояла большая и кропотливая работа оставшихся. Всего в Большом Совете было тысяча двадцать четыре места. Работа в высшем органе Арамейского Содружества считалась тяжёлой и очень ответственной обязанностью наиболее мудрых граждан округов Исраэля и жителей колоний. Большой Совет собирался тогда, когда надо было решить какой-либо серьёзный вопрос, касающийся всех членов общества, но не реже одного раза в месяц. Работа в Большом Совете крупных денег не приносила и людей, желающих разбогатеть, не привлекала. Большой Совет делился на профессиональные отделения и формировался по типу академии наук. Когда надо было заполнить вакансию, члены Большого Совета выдвигали претендента из числа авторитетных учёных, выдающихся инженеров или медиков, в общем, из числа самых лучших специалистов.  Затем, после собеседования, кандидатура ставилась на голосование всего Большого Совета.

По законам Исраэля, в случае признания научного открытия Большим Советом, коллектив учёных, сделавших это открытие, получал право на выбор темы для дальнейших исследований и неограниченное финансирование по выбранной теме, то же самое касалось серьёзных изобретений, признанных полезными для общества. Кроме того, каждый член коллектива получал личную награду. Как правило, это была лицензия или крупная денежная премия. Оставшиеся в Большом Совете после референдума шестьсот сорок четыре члена единодушно проголосовали за признание изобретения «Тиква-лаб» полезным для общества. Эстер, Дани и Наами получили все причитающиеся им привилегии и награды. В качестве наград все члены команды выбрали лицензии, так посоветовала Эстер, потому что деньги у каждого и так водились в достаточном количестве. Эстер и Дани получали зарплату, за то что были на связи с другими телепатами всё время, пока не спали. Наами пользовалась половиной доходов Ноаха, и, кроме того, ей причитались авторские как пайщику «Тиква-лаб» в случае, если разработанная и опробованная коллективом методика будет пользоваться спросом.

После референдума «Тиква-лаб» стала казённым вольноопределяющимся предприятием. Следующим направлением исследований Эстер избрала проверку своего биоморфологического алгоритма, позволяющего выращивать лицо человека. Реализовать задуманное она собиралась с помощью нанопроцитов с модифицированными программами. Организацию системы и первичную загрузку программ взял на себя Дани, разработку программ и наблюдение за пациентом – Эстер. Наами закончила свою деятельность в «Тиква-лаб» и полностью отдалась заботе о своей дочке – Ирит. Дани, пользуясь полученными привилегиями, начал разрабатывать свою тему – аппаратно-программный измерительный комплекс по альтернативному определению остаточной гравитации в гиперпространстве.

      * * *

Прошло четыре года. Шёл весенний месяц нисан, Дани и Эстер должны были в этом году закончить академию. У Эстер было множество различных тем для дипломной работы. Она могла использовать очень удачный эксперимент по выращиванию нового лица с помощью своего биоморфологического алгоритма. Но эта тема ей не нравилась, так как была закончена уже довольно давно. Эксперимент с участием старшего администратора Адмы  – Азриэля, она завершила ещё на третьем курсе. В результате лицо её друга стало прежним, таким, каким оно было до нападения хара. Азриэль был просто счастлив, познакомился с хорошей девушкой и потом на ней женился. Открытие Эстер в области генетики и биоморфологии лица стало общепризнанным. Большой Совет, под давлением медицинской общественности, был вынужден выдать Эстер вторую лицензию в качестве награды за выдающееся достижение. Ноах по этому поводу произнёс на заседании Большого Совета речь, в которой указал на справедливость получения награды,  поскольку Исраэлю выгодно, чтобы гены госпожи Эстер размножились в популяции, и народу, кроме пользы, от этого ничего не будет.

В качестве дипломной темы можно было использовать и первый эксперимент «Тиква-лаб», благодаря которому на свет появилась очаровательная Ирит, а все неустойчивые девушки Исраэля получили право на участие в распределении лицензий. В шинарской центральной больнице открыли целое новое отделение по ведению беременности у неустойчивых к тёмному потоку девушек. Оно было расположено на самом верхнем этаже башни и было свободно от ментальных экранов. Со всего Исраэля туда начали приезжать девушки, так или иначе получившие лицензию. Потом туда хлынул поток женщин из колоний, имеющих такую же проблему. Дани и Эстер проводили там мастер-классы и обучали всех желающих медиков работе со своими программами. Вскоре выяснилось, что Шинар не справляется с задачей по ведению всех нуждающихся женщин-колонисток, и подобные отделения стали открывать в других городах. «Метод Ашеров» получил широкое распространение по всему континенту. Рождаемость среди колонисток, которые в лицензиях не нуждались, возросла на тридцать процентов. Падан-Арам не мог разместить такое количество детей, и Большой Совет принял решение о строительстве нескольких «детских», свободных от экранирования, городов. По плану они должны были расположиться в субтропической зоне на восточном побережье Исраэля, – там, где не ступала нога романца или эллина, там, где более шестисот лет тому назад, во времена короля Шломо сорокового, был построен курортный город Хеврон, в котором не было никакой промышленности, а была только индустрия отдыха.



Александр Шен

Edited: 20.10.2017

Add to Library


Complain