Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка.

Размер шрифта: - +

Стр. 391 - 393.

А лучше даже пусть Йокшан принесёт; там, в приборной нише, рядом с рабочим местом энергетика, стоит вычислитель среднего класса. Это дублирующая измерительная система, и она полностью автономна.

Через пятнадцать минут Йокшан подключил оптический кабель большого экрана к вычислителю Млахима. Тот уже сидел за столом и запускал программу.

– Итак, я хочу вам показать записи тензометрической системы, измеряющей деформацию главных баков с жидким водородом. Внизу шкала времени, можно детализировать графики с разрешением в одну десятую секунды. По вертикали шкала деформации, она логарифмическая и охватывает шесть порядков. Вот смотрите, эта огромная полка на графике – наше ускорение перед прыжком, дальше девять дней всё спокойно, навигационные чёрные дыры мы проходим на достаточном расстоянии и никаких деформаций они не вызывают. Лишь намного более чувствительный гравиметр может уловить их присутствие. Теперь смотрите – десятый день полёта, я растяну шкалу времени. Видите! Что это за пичок, как, по-вашему? Кто скажет? Кто соображает в физике?

– Вы хотите сказать, что это приливная сила от хвоста чёрной дыры вызвала деформацию? – испуганно спросил Йокшан.

– Сейчас мы узнаем, – сказал Энош. – Я наложу на эту картинку показания курватурметра Даниэля, там тоже есть метки времени и мы сможем синхронизировать графики.

Когда Энош совместил шкалы времени, все ахнули.

– Так и есть! – воскликнул Энош. – Ваш пик, Млахим приходится как раз на момент кульминации коллапсара, когда тот остался в стороне, потому что Даниэль изменил курс. Вы представляете насколько близко мы подошли к дыре?!

– Ещё пять секунд и каждый почувствовал бы на себе – что такое приливная сила чёрной дыры, – задумчиво произнёс Млахим. – Я не преувеличиваю, если бы Даниэль не вмешался, на графике был бы не пик, а экспонента, но увидеть её уже было бы некому.

– Так! Сомнений больше нет, – сказал Энош. – Голосование о доверии Даниэлю отменяю. Вы все видите, друзья, что этому молодому человеку мы обязаны жизнью. Примите Даниэль нашу искреннюю благодарность и простите за сомнения.

– Право не стоит, я ведь был предупреждён.

– Ставлю на голосование питурим капитана Переца бен Хагая. Согласно уставу каждый из вас должен подойти к столу и от руки написать своё имя и своё решение, я специально для этого случая припас лист старинной бумаги и настоящую ручку с чернилами. Я чувствовал, что вскоре мы созреем для этого. Начнём!

Энош написал заголовок: «Голосование по поводу питурима капитана космолёта «Дальний берег» Переца бен Хагая». Каждый из команды корабля написав своё имя, рядом писал слово «Питурим». Никто не проголосовал против, потому что у каждого накопилась своя обида на своенравного командира. Перец замолк и сидел с отрешённым видом, понурив голову. Медик подошёл к нему.

– Ничего, Перец, я вам ставлю серьёзный, но не безнадёжный диагноз. Трибунал, скорее всего, признает вас невменяемым и приговорит к лечению в курортной зоне Исраэля, на берегу моря. Отдохнете, лет пять – десять. А потом займётесь чем-нибудь спокойным, переедете на Эден-два. Там так же хорошо, как на Эреце. В общем, не унывайте. Сейчас я вам сделаю успокаивающий укол, а потом поживёте до конца рейса в изолированной палате в медотсеке. 

 

Глава 8. Возвращение.

 

После того как медик увёл осоловевшего от укола Переца, слово вновь взял Энош.

– Итак, друзья, выполняя приказ командующего флотом, я как второй пилот и первый навигатор, объявляю Даниэля бен Ашера временно исполняющим обязанности капитана на этом корабле. Пожалуйста, Даниэль, расскажите нам, что нужно делать и в какой последовательности.

– Наверное, я слишком молод, чтобы сразу стать капитаном, но ничего не поделаешь приказ – есть приказ, надеюсь, вы не будете судить слишком строго. Нам надо выбираться отсюда, и я знаю, как это сделать. Если вы не против, я буду называть вас по именам, чтобы общение стало попроще. Итак, что в общих чертах нам предстоит изменить в конструкции корабля. Первое – для того, чтобы ЭТАК смог работать в режиме аннигиляционной стабилизации частоты, необходимо усилить его биологическую защиту, потому что при аннигиляции протонов с антипротонами, наряду с пей-мезонами, рождаются кванты с энергией 1.876 гигаэлектронЕН, что нам собственно и нужно. Избавить нас от такого жёсткого излучения сможет только монополиум, поэтому мы должны поменять свинцовые плитки защиты на плитки из монополиума. Их можно снять с линтера ИКТ-103 в соответствии с картой координат, которая у меня имеется. Я думаю, что этот линтер навсегда останется на приколе в своей ячейке и таким образом «Дальний берег» станет первым в истории кораблём с независящим от звёзд источником энергии.

Второе – необходимо соединить камеру нейтрального водорода ЭТАКа с резервуаром газообразного водорода высокого давления, сварив магистраль из ванадий-титановых труб размера далет. Я полагаю, что заправлять баки космолёта водородом от ЭТАКА нет смысла, потому что на охлаждение и сжижение водорода потребуется время, и процесс заправки пойдёт немногим быстрее, чем от звезды спектрального класса омега один. Нам же терять время на заправку перед очередным прыжком нельзя, иначе не хватит жизненных ресурсов корабля на этот, в общем-то, исследовательский полёт. Прыгать придётся на небольшие расстояния порядка тысячи световых лет, и уточнять курс после каждого прыжка. ЭТАК сможет обеспечить водородом  такой энергозатратный полет при непосредственном питании синхротронов, минуя процесс накопления топлива.



Александр Шен

Отредактировано: 20.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: