Дар 2. Северный пик.

3

Сонные волны вальяжно вытягивались на берег и также лениво скатывались обратно в глубину. Над горизонтом занимался рассвет. Ветерок вяло огибал затейливое препятствие на своем пути, слегка теребя черные длинные волосы мужчины.

Ааргард сидел на песке нешевелясь. Ему было глубоко плевать на холодный рассвет, на красоту, разворачивающуюся у него перед глазами… Никто сейчас не видел эту перламутрово-розовую дымку, на несколько мгновений захватившую серо-голубое небо и второй спутник их мира – Арайдон. Очертания планеты медленно истаяли в воздухе, как мыльный пузырь. Редко она подходит к их миру так близко. Но Кросстисс отлично спланировал и это: слияние душ в свете Арайдона проходят практически безболезненно…

Ааргард стиснул зубы и шумно выдохнул. Теперь все… Шессариэль принадлежит Кросстиссу… навсегда…

***

- Не спится? – хрипло спросил Ааргард и обернулся к нагу.

- Наоборот, очень даже, - тот потянулся и, сложив руки на груди, замер рядом.

Море несколько раз протяжно вздохнуло волнами, прежде чем Ааргард решился нарушить тишину.

- Все хотел спросить, - оскалился он в ухмылке, - как ты умудрился не убить того темного эльфа?

Кросстисс метнул на него возмущенный взгляд:

- Также, как и тебя в свое время, - мрачно ответил он. - В твоем случае это было сложнее.

- Но я ее просто поцеловал, а у него было все!

- Тебе этого было мало.

- И ты заметил? – не унимался дракон. - Ей понравился черный парень! Реар, кажется...

- Я все еще могу передумать на твой счет, Ааргард… - угрожающе тихо проговорил Кросстисс, при этом пламя полыхнуло в его глазах, - не зли меня, прошу.

Наг  глубоко вдохнул и перевел взгляд на море.

- Мне это далось тяжело, - ответил он равнодушно. - Удержало только то, что он не знал ничего, а когда понял – просто ушел.

- Я бы тоже ушел!!! - прорычал вдруг дракон и вскочил с песка. - Только вот ошейник давит!

Он картинно схватился за воротник куртки и оттянул его так, что тот чуть не треснул. Кросстисс покачал головой:

- Тебе бы его преданность и упорство, давно бы избавился от своего ошейника! – прорычал он.

Мужчины напряженно застыли друг напротив друга. Кросстисс взирал на дракона из-под бровей, Ааргард обиженно сопел.

- Прости, - вдруг качнул головой наг, выравнивая дыхание, - я понимаю, как это тяжело для тебя…

Ааргард пристально посмотрел в глаза Кросстиссу, потом ухмыльнулся:

- Какой ты, к демонам, Черный… - покачал он головой.

Кросстисс оскалился в хищной улыбке:

- Такой же, как ты - Белый.

Они глянули друг на друга и невесело рассмеялись.

- Теперь я могу светить своей физиономией на все четыре стороны? – скептически уточнил дракон.

Наг пожал плечами и кивнул.

- Почему? – насторожился Ааргард.

Кросстисс на мгновение нахмурился, скользя взглядом по серому горизонту.

- Как думаешь, сколько времени понадобится Кайтиффу, чтобы понять, что именно держит меня в равновесии и не дает мне с треском к нему провалиться?

Дракон напряженно сверлил его взглядом.

- Он видел Шессариэль, - подсказал наг.

Его собеседник раздраженно зарычал и выругался. Кросстисс кивнул.

- Териасстрисс был прав, убрав в свое время Шесс из моих воспоминаний, - добавил он, - и из моей жизни…

Ааргард досадливо хмыкнул:

- Кайтифф все не отстанет…

- Тем более сейчас, когда мир так далек от равновесия…

- Ему не хватает только тебя, - хмуро подытожил дракон.

Кросстисс не ответил, задумчиво опустив взгляд на ластящееся к нему море. Ааргард ходил взад–вперед по кромке воды, поглядывая на нага:

- Хорошо, сделаю все, что смогу, - кивнул он, - глаз с нее не спущу.

Кросстисс одарил дракона благодарным взглядом.

- Только может не стоит вообще переться в храм? – зло выпалил тот. - Не пойдут демоны на крайние меры! Попугают, как обычно, чтобы не забывали про них… И Белым в этом храме я тоже не доверяю!

Наг в который раз обратил взор на море, и в этот миг холодный воздух пронзил первый луч показавшегося из-за горизонта светила, заставив Кросстисса упрямо сощуриться:

- Посмотрим…

***

Маленькая розовая ножка с опаской высунулась из-под одеяла, спустилась с кровати и тронула пальчиком каменный пол. И тут же, взвизгнув, спряталась обратно.

- Ассиль! Просыпайся, – как сквозь пелену слышится женский голос, потом четче, - сегодня возвращается отец!

Теперь уже обе ножки выпрыгивают с кровати и, не смотря на стылый пол, несутся куда-то.

- Мама! Мааам! – слышится детский голосок, перед глазами мелькает окошко в спальне слева, распахнутая дверь впереди, перила, и направо, по лестнице вниз. Взгляд падает на большое от пола окно в столовой. За окном - чудесный захватывающий вид на снежные горные вершины в лучах встающего солнца! Края окна покрыты причудливыми морозными узорами, но девочка проносится мимо, следуя повороту лестницы и бежит по ступенькам до самого низа.

- Ассиль! – слышится женский голос совсем уже близко. Крепкие женские руки перехватывают девочку на бегу и поднимают на руки. – Сколько раз говорила тебе, что нельзя так быстро бегать по лестнице!

Перед взором возникает лицо… Какое же оно красивое! Огромные бездонные глаза, прозрачные, как льдинки, тонкие черты лица, округлые мягкие скулы с россыпью задорных веснушек. Сейчас обладательница этого прекрасного лица была взволнована, брови возмущенно изогнуты, губы плотно сжаты.

- Ассиль, жди меня! Никогда сама так не сбегай вниз! – говорила она. - Поняла?

Девочка молчала, и, кажется, улыбалась. Губы женщины дрогнули и сдались: она улыбнулась в ответ.



Анна Владимирова

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться