Дар 2. Северный пик.

12

Ааргард чувствовал, как от холодной ярости у него трещат ребра при каждом вдохе. Он смотрел на лежащую на полу Шессариэль, и его взгляд мутнел от кроваво-красной пелены. Наверное, Белые почувствовали нарастающую угрозу от черного дракона, и Заагир в два шага оказался рядом с братом и придавил Аарагрда к полу с другой стороны.

Лоаденхайт сдернул с Шесс амулет и поднес его к глазам. Ааргард не шевелился. В ушах пульсировала боль и предчувствие, которое было сложно сравнить с чем-либо еще. Даже распятый на стене Черного Храма он не испытывал такого ужаса… Сил на рывок не хватит. На полу под ним противно хлюпало при каждом движении, а перед глазами потихоньку разливалась неприятная муть, мешающая видеть. Приходилось все чаще трясти головой, сбрасывая ее.

Он окинул взглядом комнату и вдруг встретился взглядом с Кираной, сжавшейся в углу у стены. Она тоже смотрела на него большими испуганными глазами. Он вдруг улыбнулся ей… Наверное та еще улыбочка вышла на перекошенном от боли и ярости лице, но хотелось ее как-то подбодрить и хоть на миг убрать из этих глаз весь тот ужас, что застыл в них сейчас. Девушка улыбнуась ему вымученно в ответ, из ее глаз покатились слезы.

- Кирана! - раздался трескучий голос Лоаденхайта, вероятно, заметившего их молчаливое общение. – Посмотри лучше сюда…

Старик подошел к дочери, наматывая черную цепь амулета себе на руку, и, обхватив ее подбородок, настойчиво развернул в свою сторону. Ааргард поставил себе очередную мысленную галочку в графу его личных долгов семейству Лоаденхайта…

- Знаешь что это?!

Кирана с силой мотнула головой, пытаясь сбросить руку отца.

- Это его амулет, - ядовитым голосом вещал Советник, торжественно выделяя каждое слово. – Драконы дают такие амулеты своим избранным раз в жизни!

Ааргард непроизвольно опустил взгляд. Галочка перед внутренним взором перетекла в большой кровавый крестик… Он вздохнул и раскрыл глаза, настойчиво всматриваясь в лицо Кираны. «Ну посмотри же на меня», - упрямо думал он. Хранительница соревновалась с белизной стенки, у которой сидела, ее взгляд словно гипнотизировал черную чешуйку, которой потрясал перед ней старик…

- Он никогда не будет смотреть на тебя так, как на нее… Слышишь?! – зло рявкнул Советник и брезгливо глянул на лежащую на полу Шессариэль.

И вдруг резко обернулся к сыновьям.

- К балкону его!

Кирана подскочила словно пружина и кинулась на отца, но тот ударил ее наотмашь, и девушка отлетела обратно к стенке, безвольно осев на пол. Ааргард почувствовал, как его дернули с обеих сторон, чуть не вывернув руки, и потащили в сторону проема. Краем глаза он успел заметить, что Лоаденхайт подхватил на руки Шесс и понес ее следом.

В лицо черному дракону рванулся сильный ветер, но никогда еще от него не уходила душа в пятки. Он смеялся смерти в лицо, так яро она обхаживала его все это время, загоняя в свои сети со всех сторон, но никогда не мог подумать, что это будет так страшно. Ведь вместе с ним к пропасти тащили и ее! Ааргард стиснул зубы и заставил себя соображать. Если они кинут их с балкона обоих сразу, он может успеть… Он успеет обернуться и схватить ее… Лишь бы хватило сил…

- Ставьте его! – рявкнул Лоаденхайт и положил перед ним эльфийку.

Заагир и Эйден толкнули дракона на колени и придавили его с обеих сторон за плечи. Лоаденхайт приблизился к его лицу.

- У меня для тебя есть подарок, - усмехнулся старик и вдруг резко опустился рядом на колени и вскинул в руке серебристый кинжал. В следующее мгновение он замахнулся рукой с оружием, но, вопреки ожиданиям, пронес ее перед носом Ааргарда и вонзил в брошенный к его ногам амулет. Кинжал легко пробил чешуйку и звякнул о каменный пол, выйдя насквозь.

Ааргард не моргнул и глазом, смотря в упор на Советника.

- Демоны тебя подери… - только и успел выдавить он ему в ухмыляющуюся физиономию, как его сознание затопила жгучая боль. Дракон рванулся из него словно из пекла, разрывая бинты и веревки. На задворках сознания он с удовольствием отметил, как взвыл не успевший отскочить Заагир, отлетевший к парапету от взмаха драконьего крыла. Советник же сделал лишь несколько шагов назад, сжимая разодранный амулет перед своим лицом и что-то шептал. И этот шепот карежил все внутри черного дракона, ставил на колени и не давал подняться, придавливая сверху невообразимой тяжестью. Красная пелена сгустилась, подавляя разум, а откуда–то слышался мерзкий сухой шелест, бывший когда-то голосом старика, который Ааргард ненавидел всем своим существом.

- Хватай свою девку и тащи отсюда подальше, - впивался он кинжалами в тело, - и сделай своей как можно быстрее!

И усмехнулся:

- Можешь не благодарить.

Ааргард почувствовал, как его драконье тело дернулось, подхватило бесчувственную Шессариэль и рванулось вместе с ней в небо.

***
Кирана приходила в себя, содрогаясь от окружавших ее криков и оглушительного рева… кажется, дракона…
- Ааргард, - прошептала она. Перед глазами все никак не хотела крепнуть в очертаниях комната, голова нестерпимо болела. 

Потом послышался треск слетающей с петель двери и топот ног, удивленный вскрик отца. Кирана помотала головой и с трудом села. С балкона донеслись звуки борьбы и мужские крики. А перед ее глазами вмиг пронеслось последнее воспоминание: Ааргард, рывком поставленный на ноги Эйденом и Заагиром. Девушка окинула быстрым взглядом комнату, но ни черного дракона ни Дельфи в ней не было, и тогда она кинулась, шатаясь, к балкону.

Первое, что она увидела – Заагир, распластанный у самых перил, а правее на коленях с запрокинутой головой стоял ее отец, удерживаемый Грианом.

- Неужели камни не сработали… - непонимающе бормотал он. А над ним нависал взбешенный Азул.



Анна Владимирова

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться