Дар 2. Северный пик.

15

Ааргард смотрел на безмятежное лицо спящей Шессариэль и с трепетом прислушивался к себе. Флорантиль вышла ненадолго проверить Териасстриса, а Кирана отправилась на кухню за какой-нибудь едой.

Дракон боялся остаться с Шессариэль один и обнаружить, что все то безумие, творившееся в его душе, никуда не делось. Но ничего не происходило… Нет, он чувствовал какую-то нежность по отношению к ней, но она всего лишь была как тепло от прикосновения любимой руки, а не тем губительным пламенем, пожиравшим его прежде изнутри… Похоже, с новой жизнью у него появился и новый шанс!  Он вздохнул глубже и прикрыл расслабленно глаза.

За его спиной тихо стукнула дверь, а через несколько мгновений мелодично звякнули чашки на поставленном подносе. И наступила неловкая тишина. Ааргард обернулся.

- Ты чего? – шепотом спросил он у застывшей Кираны. – Иди сюда…

Девушка закусила смущенно губы, но послушно подошла к нему, а дальше была ловко схвачена и прижата им к груди.

- Что ты себе опять придумала? – прошептал он ей на ухо.

- Ничего, - замотала она живо головой, но горящие щеки выдавали все ее мысли.

- Да как же! - оскалился он.

- Осторожно, повязки! - в свою очередь возмутилась шепотом Кирана. – Раны так никогда не заживут! Просила же тебя не оборачиваться и не летать!

Ааргард прищурился: а девочка не так покорна, как казалось. И улыбнулся: ему так даже больше нравилось.

- Хорошо, - кивнул он и прижал ее к себе сильнее. – Все хорошо…

- Может, не стоит ее будить? – смущенно прошептала Кирана, удобнее устравиваясь в его объятьях.

Ааргард тяжело вздохнул. Никто не представлял, как разбудить Шесс, объяснить, что Кросстисса в Храме нет и, возможно, уже не предвидится, и тут же сообщить ей, что она вообще-то Хранительница, и никто ее не освобождал от обязанностей!

- Давай, если вдруг понадобится, я ее быстро на руках принесу в Зал, - предложил Ааргард. – Так можно?

Они переглянулись. Кирана кивнула головой.

- Я не хочу вас отвлекать, - вдруг послышался тихий голос Терриастрисса от двери, - но у нас там рассвет.

***

Азул всматривался в темно-синий горизонт и не мог никак поверить глазам. Над Храмом стояла пронзительная тишина, кое–где еще виднелись очаги огня, но они становились все менее заметными на фоне встающего светила. Только-только несколько острых лучей пронзили горизонт, но на площадке раздались возгласы ликования собравшихся Белых Хранителей.

– Что думаешь? – раздался голос Хаира рядом. Он также с недоверием вглядывался в разворачивающуюся картину, но взгляд Мастера был как никогда полон надежды и желания верить происходящему.

- Не знаю, - напряженно отозвался Азул. – Странные ощущения… Я чувствовал, как из меня тянулась сила…

Хаир и Азул переглянулись. Странное изъятие силы почувствовали все в Зале. И даже Нить необычным образом отзывалась на непонятное воздействие. Но того немыслимого надрыва, что все они ждали, так и не произошло.

На площадку выбежали Ааргард с Кираной, а следом за ними показались и Териасстрисс с Флорантиль. Эльфийка настороженно жалась к нагу, оглядываясь на собравшихся.

- Трисс, - обернулся к нагу Азул, – что думаешь? Где Кросстисс?

Наг нахмурился.

- Очевидно, что ему что-то удалось, - медленно заговорил он. – Иначе никак не объяснишь то, что мы видим. Это не затишье, это отступление. Я не чувствую больше призыва от Пустоши…

Азул нахмурился и подался вперед.

- Нас всех призывали, конечно же, - отмахнулся наг. – Не важно.

- А где может быть Кросстисс? – подала голос Флорантиль.

На этот вопрос ответа ни у кого из собравшихся не было.

- Может, слетать к Эльмхорасу? – предложил Ааргард.

- Может… - неуверенно кивнул Териасстрисс.

Кирана с Ааргардом переглянулись и молча приняли решение лететь вместе. Азул отправил с ними еще двоих белых драконов, а Териасстрисс – Лагфрида. Проводив их взглядами, Флорантиль робко тронула руку нага:

- Я вернусь к Дельфи, - тихо проговорила она.

Наг кивнул и вдруг взял эльфийку за руку:

- Я с тобой.

***

Дельфи открыла глаза и глубоко вздохнула. Она так любила этот момент в последнее время… Первый вдох не возвращает еще памяти о том, что происходило вокруг нее все эти дни, не наполняет еще болью тело… Всего миг, но такой спокойный и желанный… Но стоило вдохнуть снова, и в душе смутно завибрировали тревожные струны, наполняя ее все больше и больше тревогой, сердце бросилось набирать обороты…

- Доброе утро, - раздалось вдруг хриплое над ухом, и Дельфи резко села на кровати и обернулась.

Рядом с ней сонно щурился Кросстисс, приподняв голову над подушкой.

- Ты чего так вскакиваешь? - проворчал он, но тут же улыбнулся и сгреб ее в объятья.

Дельфи уставилась на него большими глазами, пытаясь отодвинуться, чтобы лучше его разглядеть. Но удавалось плохо. Наг упорно прятал лицо в ее волосах и сжимал ее крепче.

- Ты же… - наконец выдавила она, – ты же куда-то уходил?

Она помнила странное ощущение какой-то тоски и потери, или все это ей приснилось?

- Я только туда и обратно, - усмехнулся он и тут же поцеловал ее в шею.

- Кросстисс! – возмутилась Дельфи. – Ты…

Она вдруг осеклась и зажмурилась. Наг замер, отодвинулся и, подозрительно сощурившись, спросил:

- Ты что, считаешь про себя?

И тут Дельфи не выдержала и прыснула со смеху. Кросстисс широко улыбнулся в ответ и уже было собирался продолжить задуманное, когда вдруг от двери раздался удивленный возглас Флорантиль. Мать Дельфи так и застыла с изумленным выражением лица, а рядом с ней с не менее живописными эмоциями замер Териасстрисс.



Анна Владимирова

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться