Дар 2. Северный пик.

Эпилог

- И ты правда думаешь, что я ему должен это сказать?! – раздался возбужденный шепот Ааргарда за дверью.

- Да, - твердо ответил голос Дельфи. – Ты… огнеупорный. Тебе почти ничего не будет в случае чего…

- Ты прямо хочешь, чтобы моя очередная жизнь все же трагически прервалась! – проворчал Ааргард, но тут же замолчал, так как дверь, за которой они с Дельфи плели интриги, внезапно раскрылась, и раздался восторженный детский вопль:

- Я нашла папу!

На руки Ааргарду тут же вскочила девчушка в просторных штанишках и рубашке, и обвила его ногами. Ее прозрачно-голубые глаза на смуглом личике сверкали, словно льдинки, обрамлённые пушистыми черными ресницами. А следом за ней в комнату вбежала еще одна маленькая девочка, явно младше возрастом, и, копируя подружку, бросилась к Дельфи, обвив ее руками и ногами.

- Мама! – пискнула она. – А Ассиль не захотела играть в прятки!

Дельфи, улыбаясь, прижала к себе ябеду. Второй их с Кросстиссом дочери едва минула третья зима, но она была невероятно смышлёной для своего возраста. Ашад уже знала оба языка своих родителей и спокойно сопровождала Кросситисса в Пустошь, а потом взахлеб рассказывала об увиденном.

Ассиль, старшей их девочке, исполнилось шесть зим. И все время, пока они гостили в Храме, ее всегда можно было найти в обществе Азула. Дракон сначала настороженно относился к столь повышенному вниманию, но быстро смирился, а потом и вовсе проникся ответственностью по воспитанию новой Хранительницы со столь выдающимися данными.И только Кросстисс улыбался в своей манере, наблюдая за тем, как сладкая парочка читает книги вечерами или встречает рассвет в башне.

Седых волос у него с появлением дочерей добавилось. И, хотя причин для его постоянных тревог Дельфи не видела, старалась спокойно относится к обострениям его паранойи по поводу их безопасности. Все же семья досталась ему не просто. А прошлое учило оберегать и бороться за свое счастье.

- Пап! – громко зашептала дочка Ааргарда ему в ухо так, что всем все прекрасно было слышно. – Ну когда вы отпросите Ашад у ее папы? Мы полетим завтра в Эльмхорас?

Заговорщики переглянулись.

- Полетим, Ри, - кивнул Ааргард. – А теперь быстро в постель!

Когда малышки уснули в обнимку, Ааргард увлек Дельфи в коридор.

– Ну в самом деле, что тут такого? – возмущенно зашептал он. - На Амару она, значит, катается, а на мне так опасно?

- Не опасно, - покачала головой Дельфи, - он просто… Ну ты же его знаешь! Трясется над нами, как квочка…

- Пойдем вместе разговаривать, - с сомнением предложил Ааргард. - Я буду давить на разум, а ты его размягчать.

Дельфи закатила глаза.

- Ты только посмотри на это, - вдруг раздалось из коридора. Ааргард с Дельфи затравлено обернулись и застыли, пойманные с поличным. В нескольких шагах от них стояли Кросстисс и Кирана. Наг был одет в своей любимой манере во все черное, и лишь золотистый браслет непривычно выделялся на его запястье.

Кирана всегда предпочитала скромные, но неуловимо изысканные платья, тем более теперь они так мило подчеркивали округлившийся живот Хранительницы. На ее груди блестела черная чешуйка на цепочке из белого металла – новый амулет Ааргарда, который, как выяснилось, в новой жизни дракон мог подарить новой избраннице.

- Мы детей укладывали, - нахмурился Ааргард и спохватился, что выдал их с потрохами, начав оправдываться. Кросстисс вопросительно изогнул бровь и ухмыльнулся. – Короче, мы завтра собрались в Эльмхорас зажигать свечи… И … хотели бы взять с собой Ашад.

- Хорошо, - внезапно пожал плечам наг и, взяв Дельфи за руку, притянул ее к себе, едва интриганы успели недоуменно переглянуться. – Под твою ответственность…

- С моими-то рекомендациями! – обиженно воскликнул дракон.

Дельфи и Кирана слаженно рассмеялись. Ааргард был таким же по сути настороженным папашей, как и Кросстисс. А собираясь стать папой вновь, он иногда и превосходил нага в бдительности.

- Флорантиль с Триссом прилетели, - сказал Кросстисс, когда они двинулись по коридору в сторону обеденного зала, - мы в общем-то для этого вас и искали, чтобы сообщить.

Дельфи сильнее стиснула его руку и ускорила шаг.

- Наконец то! – воскликнула она.

Флорантиль была хоть и образцовой бабушкой, не чаявшей души в своих внучках, но все же иногда подолгу пропадала с Териасстриссом в путешествиях на юг. Последнее затянулось на несколько месяцев, и Дельфи уже всерьез переживала, хотя Кросстисс и уверял, что с Териасстриссом было еще безопаснее, чем с ним.

Когда Ааргард и Кирана исчезли за одним из поворотов, Кросстисс придержал руку Дельфи и притянул недоумевающую спутницу к себе.

- Делль… - начал он, заглядывая в ее глаза.

Она замерла на миг, и ей показалось, что весь мир куда-то исчез. Когда она научилась это делать – понимать его без слов – она точно не могла сказать. Только ноги вдруг перестали ее держать, и нагу пришлось поймать ее на руки, чтобы не дать упасть.

- Кросстисс, - выдохнула она, - когда? Когда это произошло?

Наг улыбнулся.

- Пару дней назад, но тебя, ты же понимаешь, я теперь никуда не отпущу…

Дельфи надула губы и посмотрела на него исподлобья.

- Начинается, - фыркнула она.

- В последний раз, обещаю.

- И ты опять мне ничего не сказал…

- Не хотел…

- … спрашивать моего мнения, - продолжала ворчать она.

Он улыбнулся и опустился с ней прямо около стенки в коридоре, удобнее устраивая ее у себя на руках.

- Прости, - прошептал он, запуская пальцы в ее волосы и покрывая короткими поцелуями ее лицо, - я просто очень хотел сына…

Дельфи пристально посмотрела на него. Внезапный приступ счастья, накрывающий ее так несвоевременно, выдавать не хотелось. Стоило расстаять, и этот собственник повяжет ее под предлогом опеки на ближайшие месяцы! Она обе беременности провела почти у него на руках, и ей этого хватило на всю, пусть и долгую, жизнь.



Анна Владимирова

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться