Дар

Дар

      Белка, замерев от любопытства, взирала вниз с высокой сосны. Внизу под деревом стояла лавочка, где обычно старушки и мамы с суетливыми малышами подкармливали ее. На лавочке в парке сидели двое мужчин. И белка, решив, что эти люди тоже пришли с вкусными орешками, опустилась на нижнюю ветку. Но двое тихо беседовали, не обращая на ее нетерпеливое шуршание никакого внимания.

      Два друга выбравшись из душных помещений своих офисов, решив урвать полчаса тишины на лоне природы. Природа, впрочем, ограничивалась небольшим парком посреди мегаполиса. Они давно не общались - все не было времени: работа, дом, опять работа. И этот круг практически невозможно было разорвать.

      - Дэн, не видел тебя месяца три, но хочу сказать, за это время ты сильно изменился. Мне кажется или я прав? В тебя как будто бы вдохнули жизнь. – Шурич с любопытством посмотрел на друга.

      - Возможно, что и так... - протянул с задумчивой улыбкой Дэн, – Если расскажу тебе, ты станешь считать меня чокнутым.

      - Рассказывай, не томи. Хочу узнать, что же за это время с тобой произошло. - Шурич с наслаждением отпил из бутылки прохладную минералку.

      - Ну что тут рассказывать... пожалуй, расскажу, как я получил Дар. Это как сон наяву. – Дэн улыбнулся.

      - Это как? - озадачено спросил Шурич, чуть не поперхнувшись водой.

      - Ты слышал, как говорят ангелы? Вот и я раньше не слышал. Ой, только не смейся, не смотри на меня так скептически, рано мне еще в дурку, рано. Я еще не на той стадии шизофрении. Слушай и не перебивай. – Дэн укоризненно посмотрел на друга, остановив его от ехидного замечания. А потом, закрыв глаза, начал с самого начала:

      - По работе меня отправили в командировку. Не в солнечную Италию, не в Грецию и не в другие теплые и глазу приятные места. А послали, по-русски говоря, в глубинку, в Тьму- Таракань,


Где холодно и голодно порой,
Где снег и сопки, где жесткие ветра,
Где стужа и воет ветер злой.

      Но не в этом суть, извини, отвлекся. В общем, нужно было написать статью о местных жителях и их обычаях. Я какое-то время жил в доме лесника. Старик, его отец, увлекался резьбой по дереву, такие вещи из обычного полена мог выстрогать - засмотришься. Что не статуэтка, то произведение искусства. Была там одна статуэтка девушки - глаз не отвести. Я боялся взять ее в руки, она была как живая, мастер ее видно, вырезал с трепетом и любовью. Я был увлечен созерцанием красоты и не слышал, как хозяин ко мне подошел сзади.

      - Понравилась? – спросил меня дед.

      - Да, очень. Боюсь ее даже в руки взять. – признался я.


      - Не бойся - усмехнулся как- то грустно дед. Если чистое у тебя сердце, не обидит она тебя.


      Я с подозрением посмотрел на старика. Мало ли что - дед уже в почтенном возрасте. Может у него местами и «крыша» начала подтекать. Я взял статуэтку в руки - она оказалась на ощупь теплой и приятной. Мои пальцы мягко заскользили по дереву. Точеный носик, нежные губы. Она как настоящая, такая живая, такая теплая. Я поставил статуэтку на полку и на время забыл о ней.


      За неделю я собрал достаточно материала для статьи. Пришло время расставаться с гостеприимной семьей. Ко мне подошел дед и сунул мне в руки мешочек из грубой холщовой ткани. И тихо проговорил:


      - Она теперь твоя. Береги ее, это все, что от нее у меня осталось. От сердца отрываю. Но она сама того захотела. Пора ей покинуть отцовский дом окончательно. – Говорил он это с какой - то дрожью в голосе. Отвернувшись от меня и не говоря больше ни слова, он зашагал не оглядываясь, в сторону дома.
В машине я открыл мешочек и достал ту фигурку девушки. Лесник, который был за рулем, бросив взгляд на фигурку, крепко уцепился за руль, и его пальцы побелели от напряжения.

      - Эту фигурку он выстрогал в память о моей сестре Дарине. Ночами, выстругивав ее, он разговаривал с ней, как с живой. – произнес лесник печально.

      - Она погибла? – тихо спросил я, пряча фигурку обратно в мешочек.

      - Она пропала, ее так и не нашили, а с тех пор прошло уже пять лет. Береги ее, тебе отец вручил истинный Дар.

      Прилетев домой, первым делом я достал статуэтку и поставил ее на прикроватный столик. Пусть охраняет мои сны, которых я давно уже не вижу. В ту ночь впервые за много лет мне приснился сон. Я слышал журчание ручейка, потом увидел поляну с нежными цветами. Проказник ветерок холодил мне кожу, я стоял с закрытыми глазами на вершине утеса вдыхая запах моря. Крик чаек разбудил меня. Как, оказалось, надрывался будильник. А так не хотелось вставать, хотелось еще продлить это забытое чувство и окунуться снова в мир сна.

      С этого момента после работы я уже не шел в бар, чтобы пропустить стаканчик, а стремился домой. Дома вроде бы все было как обычно, но и стало как-то гораздо теплее и уютнее. Мне захотелось взять в руки карандаш и попробовать передать те чувства, которые меня охватывали. Рука сама водила по бумаге…. Очнувшись, я увидел, что нарисовал ангела с лицом Дарины. Наваждение? Возможно…


      Однажды ночью я услышал голос... Ничего прекраснее я раньше не слышал. Это был голос ангела, голос природы. Ласкающий, играющий нежно ветерок с лепестками роз. Нежный запах, будоражащий спящее сознание, прикосновение горного ручейка к воспаленному рассудку, сладкая истома, разливающаяся по всему телу. Я застонал во сне и мне вторил ее смех. Мы были колокольчиками, с которыми играл ветер, создавая особую и неповторимую мелодию - музыку сердец. Как же мне хотелось до нее дотянуться, но она, ускользая от меня,растворилась в предутренней дымке. Налетевшее воронье грубо скинуло меня с небес на землю, и я проснулся. Лежа в кровати, я никак не мог прийти в себя, как будто я прожил во сне еще одну жизнь. Как же мне хотелось обратно в сон, мне не хотелось оставаться тут, когда я почти дотронулся.… До чего? Или до кого?



Оксана Чернышова

Отредактировано: 17.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться