Дар

Сон третий

Джеймс… Джеймс… Джеймс… найди меня… - не помню, сколько я раз я повторяла эту фразу, лежа на холодном пластиковом полу и вглядываясь в окно. А там светила луна. Такая далекая и прекрасная, как издевательское напоминание о свободе… Где же ты, мой Джеймс? Я так хочу тебя обнять, услышать твое дыхание, ощущить тепло твоего тела… я так хочу оказаться где-нибудь очень далеко отсюда и обязательно с тобой… и я снова смотрю на луну. Такую бесконечно прекрасную и далекую. Ненастоящую луну на экране искусственного окна. И снова туман накрывает меня. Холодно, так холодно. Почему мне так больно? Почему мне кажется, что мое тело горит огнем? И снова из тумана выплывают эти лица в медицинских масках. Джеймс! Они хотят сделать мне больно! Где же ты, почему ты меня не спасаешь?! Где ты… любимый… 

***

Я проснулась с первыми лучами солнца, заглянувшего в нашу спальню. Джеймс мирно спал рядом. Вот уже неделю мы жили на отдаленном ранчо в северном полушарии Тонмара. Жили мы здесь одни - Микки, друг Джеймса, улетел в столичный мир Терра по каким то своим делам на длительный срок. Так что мы нагло заняли самую большую спальню в, мягко говоря, большом доме. 
Я лежала на спине, уставившись неморгающим взглядом в потолок. Ночной комшар все еще стоял перед глазами. Почему мне снятся эти кошмары?  За что мне все это? Внезапно нахлынувшая волна злости заставила сжать кулаки и в ту же секунду одеяло слетело с нас, сжимаясь в плотный клубок. Мне пришлось несколько раз глубоко вдохнуть, что бы успокоиться и расслабиться, после чего, беззвучно ругаясь, я сползла с кровати. Проведя руками в воздухе, я подняла одеяло и аккуратным, легким жестом опустила его на Джеймса. Спать больше не хотелось. Постояв пару секунд в нерешительности, я набросила на свое обнаженное тело легкий шелковый халатик и побрела на первый этаж, в кухонную зону.
Отдав распоряжения кухонной автоматике, я вышла на террасу. Порыв теплого ветра едва не распахнул легкий шелковый халатик на мне. Я прислушалась к пению птиц, доносившемуся из яблоневой рощи, разбитой недалеко от дома. Прекрасное утро! Мне так хотелось танцевать,радоваться новому дню и тому, что все налаживается. Посидим в этом тихом красивом месте еще месяц и переедем в какой-нибудь крупный город, я буду фотографировать в какой-нибудь студии, восстановлюсь на заочное в другом колледже и все будет как прежде. Я и мой Джеймс. Когда-нибудь мы сыграем свадьбу и будем счастливой семьей… когда-нибудь! Погрузившись в мечты я не заметила как спустилась на лужайку перед крыльцом и закружилась в неком подобие танца. Семья, свой дом, обнимающий меня Джеймс и журчащий смех бегающих вокруг детишек. Вот рождество и мы все вместе украшаем дом, наряжаем елку. Джеймс поднимает сына на руках, что бы тот поставил игрушечную звезду на верхушку дерева. Сын кое-как дотягивается до вершинки и смеется, а муж кружит его на руках, целует в щеку и обнимает. А вот новый год и мы сидим всей семьей за столом, ждем боя часов. Все наполнили бокалы, мы - шампанским, дети - газировкой. И вот, часы отстукивают двеннадцать раз, мы чокаемся бокалами и поздравляем друг друга. Вот первое сентября, мы привели наших детей в школу, одному в первый класс, другому в третий. Торжественная линейка, я смотрю как дети уходят в классы и я так счастлива, слезы сами наворачиваются на глазах. Джеймс, мой заботливый Джеймс аккуратно вытирает мне слезы и обнимает меня… 
Из мира грез меня вывел писк кухонной автоматики, возвестивший о готовности завтрака. Сделав пару оборотов в моем импровизированном танце, я весело зашагала к дому. Настроение было наиотличнейшее, воспоминания о плохих снах улетучились вместе с ночью в лучах восходяшего солцна. Забежав на кухню, я едва не влетела в Джеймса, накрывающего нам стол. Обняв его, я впилась в его губы долгим поцелуем.

- Доброе утро, любимый! - шепнув ему на ухо, я улыбнулась своей самой широкой улыбкой и плюхнулась за стол.
- Доброе, Ланни! Рад видеть тебя в прекрасном настроении, - подмигнув мне, Крепыш вытащил наш завтрак из автомата и поставил его на стол. Индейку с рисом на пару со сладким перцем хорошо дополнило красное столовое вино. Я ела с аппетитом, все еще вспоминая свои грезы о женском счастье. Как же хорошо, что у меня есть Джеймс! Такой заботливый, чувственный и любящий… Всю эту неделю он носился со мной, как курица с яйцом. Успокаивал после каждого ночного кошмара, после каждой моей истерики. Ежевечерно он придумывал что-то новое на ужин. Один раз он увел меня в поле под вечер и, расстелив там покрывало, устроил самый настоящий пикник. Мы так и остались до утра в поле, завернувшись в покрывало и глядя на звезды. В ту ночь я впервые забыла обо всех проблемах, обо всем что случилось со мной за последние дни.  Я была счатлива. 
Законвив завтрак, мы поспешили на улицу - сегодня у нас катание на лошадях! В конюшню я прибежала первой и принялась ухаживать за Стрелой - элегантной белоснежной кобылой. Расчесывание гривы, чистка, надевание сбруи и узды. Покормили и убрались у лошадей автоматы, чему я была очень рада. Джеймс, тем временем, экипировал и оседлал гнедого жеребца по кличке Добряк. Послав мне воздушный поцелуй, Крепыш направил своего скакуна на улицу. Я же, не желая отставать, вскочила на Стрелу и поспешила следом, едва не вписавшись в дверной косяк. 


***

Минуты мчались незаметно, солнце пересекло зенит и стало клониться к горизонту. Мы остановились на поляне, под одиноким раскидистым дубом. Разложив скатерку и накрыв небольшой обед, мы легли в траву по бокам и принялись за еду. Вокруг пели птицы, стрекотали насекомые, природа вокруг жила своей жизнью, наслаждаясь теплым солнечным днем. Легкий обед был быстро проглочен и мы разлеглись на скатерке. Я смотрела в глаза Джеймса и чувствовала покой, я ощущала себя счастливой…  Внезапно он подался вперед и приник к моим губам в долгом поцелуе, закинул непослушную прядь мне за ушко и чуть отстранился, будто ожидая моей реакции. И я ответила - села на него сверху и впилась долгим поцелуем, расстегивая на нем рубашку. Мы слились в порыве любви, сминая скатерку под нами. Вещи полетели в стороны, а наши вздохи стали громче. Поцелуи, касания, легкие царапанья и жесткие тиски рук… Мы не следили за временем, полностью отдавшись ощущениям и чувствам. Я словно плыла, все вокруг стало размытым, далеким и не важным. Было лишь чувсто эйфории, будто все парило и пылало внутри, чувство необычайной легкости, ощущение полета… Мы еще некоторое время лежали совершенно обнаженные в объятиях друг друга. Из неги нас вывел Добряк, появившийся откуда-то из-за наших голов и облизавший лицо Джеймсу.
- Воу, Добряк, полегче! - рассмеялся он. - А ведь дело к закату… Ланни, пора домой, накормить лошадок. Ночью с легкостью можем заблудиться. 
- Хорошой милый, давай еще минутку и пойдем, - улыбнулась я. Чуть поднявшись на руках, я потянулась к Джеймсу и поцеловала его. Крепыш погладил меня по спине, так нежно, едва касаясь кожи, что я аж замурчала в ответ. И снова его губы коснулись моих, снова я почувствовала его горячее дыхание. Чуть выгнувшись, я позволила ему целовать и кусать мою грудь. С каждым поцелуем, с каждым касанием я чувствовала жар внутри, волнами проходящий по телу. А когда его руки заскользили по моим бедрам, меня накрыла волна дрожи и появилась предательская слабость в бедрах. Резким движением Джеймс переложил меня на спину и снова впился поцелуем мне в шею, а его рука сжалась на моей груди. В этот момент мне казалось, что мне не хватает воздуха, а сердце вот вот выпрыгнет из груди. И мы снова слились в порыве любви. Я ощущала волны тепла, пронизывающие тело, дрожь в ногах и приятные судороги мышц… 
Покинули поляну мы уже на закате, окрасившим поля вокруг в алый цвет. Джеймс скакал впереди, показывая дорогу, а я старалсь не отставать. Мы вылетели с поля, помчались по довольно широкой просеке в лесу. Становилось все темнее и нам пришлось снизить скорость, опасаясь, что лошади могут оступиться. Лес мы покидали в сгущающихся сумерках и нам оставалось лишь пересечь еще одно поле и заехать на ранчо с обратной стороны. В поле было все еще довольно светло и Джеймс пришпорил коня. С последними лучами солнца мы достигли ранчо и направились в конюшню. Перед самой конюшней я вырвалась вперед и первой ловко остановила Стрелу перех входом в здание. Крепыш лишь одобрительно кивнул. Оставив коней, смеясь и шутя, мы направились к дому. 
Я первой влетела в дом и застыла на месте.
- Ланни… - Джеймс забежал следом и замер у меня за спиной. Мы были не одни в комнате. На стуле посреди комнаты сидел человек в черной форме с нагрудным серебряным значком в форме крылатого человеческого черепа. Я было развернулась к двери, но там уже стояли двое хмурых мужчин в такой же форме. Повернувшись обратно, а заметила еще двух в дверях на другой стороне кухни.
- Лана Келлер? - вежливым, даже почти добрым тоном спросил сидящий мужчина.
- Д-да… - я начала заикаться от страха. - А в-вы кто? Ч-что в-вам от м-меня н-нужно?
- Старший лейтенант Тарасенко, 7й отдел, - улыбнулся мужчина. Какая жуткая и неприятная улыбка. - А я по поводу случая неделю назад. Я слышал, вы обладаете удивительными способностями. Продемонстрируете?
- Я… вы ошиблись! Я обычная девушка и никаких способностей у меня нет, я даже колледж не закончила! - затараторила я, белея на глазах.
- Послушайте, мы простые люди, мы законов не нарушаем, просто живем вдали ото всех, - вступился Джеймс.
- Кстати о вдали, - семерка повернулся к Джеймсу. - А что же вы так спешно покинули Сильвер-сити? На отдых потянуло?
- Д-да… выходные, мини-отпуск как-никак… - промямлила я.
- Да ну? И сразу после чудесного спасения мальчишки на дороге? 
- Не было ничего такого… вы ошиблись… - едва слышно ответила я.
- Не упрямьтесь, дорогая, у меня и голосинема с собой есть, - особист блеснул белоснежной улыбкой и подошел к нам. На его руке сверкнул черным металлом небольшой аккуратный наруч из которого в возух спроецировалась картинка. Видео с места происшествия и я в главной роли.
- О боги… - я невольно сложила соларный знак у себя на груди.
- Ладно, уютно тут у вас, но нам пора, собирайтесь, - семерка отключил голограф и кивков головы указал на дверь.
- Послушайте, это всего лишь недоразумение, кто-то пошутил, сделал видеомонтаж, - вступился за меня Джеймс. 
- Не бесите меня, юноша. Ссориться с семеркой вредно для здоровья, как говорит минздрав, - особист метнул в Джеймса испепеляющий взгляд и положил руку мне на плечо. - Пошли.
- Она никуда не пойдет! - рявкнул Крепыш и атаковал особиста, но тот оказался быстрее. Перехватив руку Джеймса, семерка отвел ее в сторону, нанес быстрый, хлесткий удар в живот и, отойдя на шаг от согнувшегося от боли парня, с силой ударил прямым ударом с ноги. Джеймс лишь издал булькающий звук и, перелетев через кухонный стол, растянулся на полу. В тот момент я очнулась, меня словно ударили током. 
- Не трогай его! - завизжала я и, подняв руки, попыталась атаковать, использовать Дар. Особист лишь качнулся на месте и в этот момент я почувствовала острую боль в шее. Это был укол транквилизатора. Все поплыло перед глазами и я отшатнулась к стене, что бы удержаться на ногах. А особист неторопливо направился ко мне. Я попыталась остановить его, но не могла сосредоточиться, мой дар меня не слушался… теперь страх парализовал меня. И приготовилась умереть.
В этот момент что-то произошло, я не сразу поняла что именно - оба особиста на той строне комнаты издали одновременный “ох” и исчезли в проеме, будто бы их туда втянули. Семерка повернулся на шум. В этот момент два других особиста осели на пол с торчащими из шей ножами. Я не знаю как смогла стряхнуть с себя оцепенение в тот момент, но, видимо, во мне включилось желание жить. Такое сильное и непреодолимое. Я рванулась вперед в попытке ударить особиста в шею, но он с легкостью блокировал мой удар и снова отбросил меня к стене. На мгновение все поплыло перед глазами, но усилием воли я вернулся себя в сознание. А семерка тем временем уже занес кулак для удара, возможно рокового для меня, но… застыл. Его глаза расширились, а лицо побледнело. В следующую секунду его голова с неприятным хрустом резко повернулась на 180 градусов и он упал. Я уже не понимала, что происходит и лишь озиралась вокруг. И тут я заметила мужчину, стоящего в дверном проходе. Его наряд чем-то неуловиломо напоминал убитого им (а я не сомневалась уже кем) особиста, но никаких знаков различия на нем не было. И в отличии от мертвых военных, которые были все как один короткостриженны, этот был с собранными в хвост волосами, пробритыми висками. Мы встретились взглядом и я замерла - что то было в его взгляде бесконечно знакомое и пугающее до глубины души. Он смотрел на меня, словно отец смотрит на дочь, когда прощается с ней навсегда.
- Кто-ты? - негромко спросила я. Но он лишь покачал головой, вышел за дверь и исчез. Еще несколько секунд я была в ступоре, затем бросилась в Джеймсу. - Очнись любимый! Ну же, давай, приходи в себя!
- Мммм… - протянул он и открыл глаза.
- Ты в поряде? Как себя чувствуешь? - спросила я.
- Вроде в порядке… но чувствую себя как после худшего похмелья в моей жизни, - улыбнулся Джеймс и не без усилия и помей помощи поднялся на ноги.
- Знаешь, по-моему нам пора отсюда уходить. Надо спрятаться получше, - я поцеловала Крепыша в губы и потянула за собой. - Давай, берем самое необходимое и уходим.
- Согласен, я кое-кому позвоню и нам организуют билеты на частный рейс в другой мир.
- Хорошо, любимый! И спасибо, что полез меня защищать, - улыбнулась я.
- А что здесь произошло, пока я был в отключке? - поинтересовался Крепыш, смотря на трупы на кухне.
- Расскажу позже, сначала уберемся отсюда, - в этот момент адреналин спал и транквилизатор вступил в свои права. Я покачнулась и провалилась в сон.
Больше мы не могли здесь оставаться и к утру покинули ранчо. Джеймс погрузил меня в фотолет и доставил нас в центральный космопорт планеты. Незадолго до посадки я полностью пришла в себя и мы поспешили в зал телепортации в кораблельные доки на орбите, что бы покинуть мир Темпии, мой дом, навсегда. Сначала мы отправились в колониальный мир Воленция, там нам предостояло решить, что же делать дальше. Теперь мы были уверены - за мной охотятся особисты аж Седьмого отдела. Эти просто так не отстанут и сидеть на месте ровно и ждать, пока я объявлюсь, тоже не будут. На нас открыта охота и пока нам придется хорошенько спрятаться.



Елена Седых

Отредактировано: 01.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться