Дар

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 32

ГЛАВА 32
Галина вернулась минут через пятнадцать, мы втроём, пока ждали, даже поругаться успели. Макс переживал, что наши догадки относительно невиновности Гали могут оказаться неверными, и что она, испугавшись, что мы всё знаем, срочно может избавиться от пока ещё живой бабули, чтобы та не смогла рассказать нам, что всё это время была пленницей в собственном доме. Я пыталась доказать детективу, что в ощущениях ошибаться точно не могу, и что Галя не преступница, а Денис настаивал на том, что может сбегать в библиотеку и разведать обстановку. Детектив был с ним солидарен, я же отстаивала права женщин и того, каждый человек имеет право на свободу и немножко времени, чтобы адаптироваться в сложившейся неожиданно ситуации.
Макс подбивал нашего призрака уйти в библиотеку без моего согласия, но я шантажировала Дениса тем, что объявлю ему бойкот, и тогда из живых пообщаться будет совсем не с кем. Ну, кроме моей бабушки, которая, я уверена, пошлёт Дениса куда подальше, пожелав ему Царствия Небесного. А найти ещё таких же, как мы, будет непросто. В общем, бедняге ничего не оставалось, как покорно дожидаться Галину вместе с нами. Макс недовольно бурчал, что я своим упрямством только всё испорчу, Денис был с ним согласен, а я терпеливо дожидалась Галину и надеялась на лучшее.
Она вернулась немного расстроенная, но с надеждой, что мы их не выдадим. И я была готова молчать, но вот Макса вряд ли удастся уговорить, да и он связан работой, ему платили и платят, детектив не имеет права утаивать от своих клиентов такую важную новость. Ладно, сначала поговорим с "потеряшкой".
Дверь в тайник была уже открыта, что выглядело для меня весьма странно, я ведь и не предполагала о таком. Оказывается, часть книжной полки выдвигается вперёд и влево, наслаиваясь на своё продолжение с другой стороны от прохода в комнату. Да, я бы никогда не догадалась, что эту конструкцию нужно всего лишь потянуть на себя, никто бы не догадался. Кто же станет тянуть на себя огромный шкаф, чтобы проверить, есть ли за ним что-нибудь? Зато теперь хоть понятно, почему Галина так нервничала, когда мы с детективом у книг тёрлись — видимо, она думала, что мы достаточно умны, чтоб догадаться. Жаль, что мы не оправдали её мыслей, хотя Галя ведь и не знает, что это нам призрак подсказал про тайник. Пусть думает, что мы сами до этого дошли.
Верная Галя пригласила нас войти. Комнатка, где находилась Валентина Фёдоровна, была небольшая, но уютная, мне сразу понравилась. И аура хорошая, я бы тоже тут с удовольствием пряталась от внешнего мира, чтобы побыть в одиночестве. А вот бабуля меня поразила. Сколько, Макс говорил, ей лет? Восемьдесят один?! Да этой ухоженной, шикарной женщине я бы больше шестидесяти и не дала никогда! Она же идеально сохранилась для своих лет, и это при том, что, судя по запаху табака (и как же его раньше никто не учуял от полки? Неужели, совсем ни ветерка не дуло? Я вот не заметила, и Макс тоже, но мы ведь не одни весь дом перерыли!), и бокалу вина на её столике, женщина явно не придерживается здорового образа жизни. Лёгкий макияж хозяйки дома скрывал глубокие морщины, возраст выдавал лишь полностью седой волос, который невероятно подходил ей. А ещё я заметила грустные глаза. Одета Валентина Федоровна была в длинный шёлковый халат, явно уже спать собиралась, мне даже стыдно стало, что мы заявились к ним в столь поздний час. А ещё стыдно было от того, что я чувствовала всё, что чувствует она. Горечь, разочарование, страх. Чего боится эта женщина?
Галина принесла нам с Максом стулья и покинула комнату, предварительно поинтересовавшись у своей хозяйки, остаться ли ей. Несколько минут мы молчали, я слышала только вздохи Дениса, который всё жалел, что влез в чужую жизнь.
— Итак? — нарушила тишину хозяйка дома.
— Валентина Фёдоровна, — вздохнул детектив, — полагаю, вы знаете, кто мы? 
— Конечно, — кивнула она.
— Тогда перейдём сразу к сути, — решил Макс. — Зачем всё это?
— У вас есть дети, детектив? — вдруг спросила женщина.
Макс сглотнул — больная тема. Совсем недавно на мой такой же вопрос он ответил отрицательно, что же скажет сейчас? Ведь тогда, когда я спрашивала, за него говорили обида и эмоции, а теперь, спустя несколько дней, он может ответить иначе, у него же было время подумать. И Макс говорил мне сегодня, что, несмотря ни на что, Даня — его сын.
— Есть, — кивнул Макс, заставляя меня печально улыбнуться.
— Значит, вы должны понять, как может быть больно от того, что они даже не скрывают, что только и ждут, когда меня не станет. Вдвойне больнее — этого ждут и мои внуки. Все они всю жизнь хотели от меня только денег, — тяжело вздохнула она. — И когда вдруг все разом проявляют неожиданную чрезмерную заботу — становится по-настоящему страшно. С чего бы вдруг? Представляете, я даже пообедать с ними боялась! Ведь кто бы искал в причинах моей смерти именно яд? В моём-то возрасте, и когда я тяжело болею, — невесело усмехнулась женщина. — Мой муж умер давно, меня некому защитить и легко обмануть. Мне несказанно повезло, что у меня есть Галя и Миша, — тепло улыбнулась она. — Есть ещё неравнодушные люди. И Коля, охранник. Пусть, он и не знает всего, что мы задумали, но помочь не отказался. Детектив, не вините моих друзей, это было моё решение, они только лишь помогали.
— Если была опасность для вашей жизни, почему вы не заявили об этом в полицию? — поинтересовался Макс.
— На собственных детей? — ужаснулась она. — Ни за что.
— Тогда я вас вообще не понимаю, — пробормотал Макс.
А я понимала её. Влиятельная семья, которую точно знают в определённых кругах, а сказать, что собственные дети ждут-не дождутся, когда не станет и матери — это же позор. Но…
— Что дало вам это исчезновение? — подала я голос. Нет, я не представляю, что бы делала в такой ситуации, как у неё, но и не понимаю, зачем было "исчезать". Ведь когда-то же пришлось бы появиться. Не думаю, что родственники положительно оценят такую "шутку".
— Во-первых, у меня появилась возможность спокойно всё обдумать, принять решение о дальнейших действиях. Во-вторых, я увидела, как мои дети вели себя, когда я пропала, — она снова вздохнула, — надеялась, что они всё же будут хоть немного переживать. Но нет, — женщина беспомощно пожала плечами, — они стали ругаться из-за наследства. Но я всё же пока ещё жива, придётся им подождать.
— Да, но они ведь этого не знают, и вскоре, думаю, всё-таки найдут лазейку для получения наследства, — вздыхая, заметил Макс. Теперь и ему было жаль хозяйку этого шикарного особняка. — И тогда вы вообще останетесь на улице, раз уж у вас были такие плохие отношения.
— Но почему всё было так? — влезла я. — Что нужно вашим детям? Разве они бедствуют?
— Деточка, мы с мужем дали им всё, дали всё и их детям, но, сколько же можно? — всплеснула она руками. - Конечно, у нас всё было хорошо до момента, пока я не сказала, что пора бы им хоть немного побыть самостоятельными, а мне отдохнуть от опеки над уже взрослыми людьми. Им пора бы поработать, в конце концов! Моему старшему сыну скоро на пенсию возраст подойдёт, а он ни дня не работал! Мне стыдно за них!
— Откуда столько денег? — пробормотал наш призрак.
— Мы с мужем сами себя сделали, — продолжила она, отвечая на вопрос невидимого Дениса. — Начинали с нуля, сами выстроили свою золотую империю, ювелирный бизнес даже заграницей! — гордо произнесла Валентина Фёдоровна. — Но ни наши дети, ни внуки и понятия не имеют, как это было сложно, как трудно зарабатывать деньги, им же с самого детства всё на блюдце преподносили, — она вздохнула. — Конечно, мы сами в этом виноваты… но вот, пару лет назад я решила это исправить, лучше ведь поздно, чем никогда, закрыла им доступ ко всему. Видите, чем кончилось? — она с грустью обвела взглядом свою тайную комнату.
— Дела…, — вздохнул Денис. — Нечего было так всех баловать!
Мы с детективом переглянулись. В его глазах и ощущениях сейчас читалось только одно: что нам теперь делать дальше? И я  тоже не знала, что. Наверное, принятие решения стоило бы оставить за Валентиной Фёдоровной, но как быть Максу? Он был нанят, чтобы найти её, он выполнил свою работу (пусть и не сам), и имеет право получить за это оплату, но имеет ли он право решать судьбу этой женщины? Вот и я не знаю.
Денис уловил моё настроение, тоже вздохнул.
— Дарина, она не желает найтись, и вы не можете её сдать! Ну посмотри на неё! Бабуля заслужила пожить вот так, спокойно! С винцом и книжкой! Ты лишишь её этого?!
— Макс? — жалобно позвала я.
— Да понимаю я всё, — со вздохом отозвался он, потирая рукой лоб. Что ж, детектив разделяет наше мнение, в этот раз переводить голос, вещавший с того света, мне не пришлось.
Бабуля, видя наше сомнение, нахмурилась, тоже вздохнула:
— Я могу предложить вам сделку? Ты останешься в плюсе, детектив. Я больна, времени у меня осталось немного, позволь прожить его так же спокойно, как и эти последние месяцы. Когда я умру, Галя и Миша втайне похоронят меня, у нас уже всё договорено. Потом она свяжется с тобой, передаст завещание, которое я составила ещё тем числом, когда решила исчезнуть. Ты отдашь его моим детям, получишь от них обещанное, и вы мирно разойдётесь. Я прошу лишь, чтобы ты немного потянул расследование, это ведь в твоих силах?
— Кто в завещании? — поинтересовался Макс, раздумывая над просьбой Валентины Фёдоровны. Я улыбнулась, улавливая его окончательное решение.
Хозяйка дома тоже улыбнулась, но печально:
— Мои дети. Разве я могу оставить их?



Наталия Никульшина

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться