Дар Девяти. Книга первая. Последние ученики.

Размер шрифта: - +

Глава 4 "На новом месте"

Интересным оказалось то, что наутро соседи пропали. На столе валялись обглоданные косточки от курицы-гриль. Настя вздохнула – если бы не это, можно было подумать, что ночное приключение оказалось сном или галлюцинацией. 
«Лучше уж предпочесть такой сон, чем необъяснимую реальность. Вот в чем проблема» - добавил внутренний голос. 
Настя достала из кармана джинсов кулон. Надо же, он снова изменил цвет - стал бирюзовым. Что это за камень такой? Неужели реагирует на тепло? 
Бабушка уже проснулась и собирала постель. 
За окном зеленеющие леса и поля сменились мрачными промышленными постройками и заброшенными заводами советского времени.  Поезд въехал в город. Настя наблюдала в окно за людьми, спешащими по делам. Это вполне обычная жизнь. Никаких старух, двойников старух или человек-котов. 
 «Остановка конечная!» - голосила проводница, проходя по вагону и стуча в каждое купе. 
Бабушка взяла сумку и вышла. Настя подняла свою и увидела на полу остаток котлетки - вчерашнего ужина кота Григория Ивановича. Голова закружилась, и девушка, держась за поручень, направилась по коридору к выходу из вагона. 
На такси они добрались до прабабушкиного дома. Без происшествий.

      •  

Железная дверь подъезда девятиэтажки была настежь отворена. В подъезде не мешало бы провести ремонт, но в целом оказалось чисто – никаких надписей на стенах, окурков или бутылок. 
Настя с бабушкой поднялись на третий этаж. 
-Какая квартира, ба? 
-Двести семьдесят шестая. 
Дверь двести семьдесят шестой квартиры была железной, с причудливо выкованным узором. На уровне глаз - цифры 276, перевитые выкованными железными листиками и цветочками. Под ними был вырезан рисунок – солнце, напоминающее то, что выгравировано на кулоне. Да уж, оригинально. Может, это знак буддистов? Хотя буддизм и может быть ключом к долгожительству прабабушки. «Надеюсь, она не распевает «Харе Кришна» целыми днями» - со смехом подумала Настя и нажала на кнопку звонка. 
Дверь тотчас отворилась. 
-Заходите, мои милые! Блинчики последние снимаю, и бегу! – донесся звонкий голос из глубины квартиры. Пахло свежей выпечкой. 
Они зашли в большой светлый коридор. Сняв верхнюю одежду и разувшись, сразу увидели две пары уютных тапочек голубого цвета, которые точно ждали их прихода. 
В светлой кухне у плиты суетилась старушка, чуть пониже ростом, чем сама Настя. Побелевшие от времени, явно длинные, волосы собраны в пучок. Что нехарактерно для ее возраста – это домашние серые спортивные штаны и красная футболка с желтой надписью «Made in USSR» вместо излюбленных бабушками халатов или платьев. 
Старушка обернулась и бросилась обнимать Настю. 
-Девочка моя, спасибо, что приехала, спасибо, моя хорошая, - причитала она, крепко прижимая ее к себе. 
-Ну ладно, Анна Михайловна, что уж вы, - Настя погладила ее по спине, чувствуя себя крайне неловко. Весьма кстати появилась Настина бабушка и воскликнула: 
-Мама! Ты вообще не изменилась! – и женщины кинулись обниматься и целоваться. 
Настя села и глотнула горячего чая. Анна Михайловна, оказывается, давно была на кухне – словно со скатерти-самобранки на столе были и булочки, и печенье, и вафли, клубничное и малиновое варенья, сгущенка и горячий жидкий шоколад. Глядя на все эти сладости, девочка вспомнила, как проголодалась. Бабушка и прабабушка уселись рядом, болтая об их поездке. 
-…и представляешь, эта цыганка достала кота без глаза, а я как раз уснула. Вот какая соседка была. Только утром от них уж и след простыл. 
-Только потом к этой тетке мужчина приходил, точь-в-точь как кот – и глаза, то есть глаз, и прическа лохматая, - добавила Настя, сворачивая блин и обмакивая его в клубничное варенье. 
-Да? – удивилась бабушка. - А я ничего не слышала. 
-Серьезно, Настенька? – Анна Михайловна внимательно посмотрела на нее яркими серыми глазами. – Прям такой же желтоглазый? 
-Ага, - кивнула Настя, сворачивая второй блинчик. – Он еще курицу ел. 
-И куда он делся потом? – спросила бабушка. 
-Испарился, наверное. Или пошел искать себе другую подружку, помоложе, - пожала плечами Настя. Врать, конечно, нехорошо. А вот навлекать на себя подозрения из-за сомнительных историй, особенно в подростковом возрасте, и того хуже. 
Бабушка засмеялась. 
-А кот? – вдруг  спросила Анна Михайловна. 
-А что кот? – не поняла Настя. 
-Видела ли ты кота, когда приходил тот лохматый мужчина? – нетерпеливо спросила Анна Михайловна. 
-Кота не видела, - виновато сказала Настя. – Хотя, возможно, мужик съел его, а не курицу-гриль. 
Бабушка и прабабушка рассмеялись.

      •  

В квартире Анны Михайловны пахло сладкими духами и сушеными травами. Источник запаха первых – спальня хозяйки, а вторых – кладовая. Здесь с потолка свисали пучки растений, распространявших сильный аромат. Вдоль стен расположились стеллажи, забитые скляночками, пакетиками, коробочками. Заглянув в один, Настя увидела высушенных бабочек. Она быстро закрыла пакетик. Это неприятно напомнило ей содержимое багажа старой цыганки. 
Настя достала из кармана камень, который ненароком стащила у попутчика. Из бирюзового он стал изумрудно-зеленым. Да что с ним такое? 
Убрав камень обратно, Настя отправилась дальше осматривать дом. 
Три комнаты, просторный коридор, большая кухня – довольно-таки шикарные апартаменты для одинокой пожилой женщины. Спальня, которую отвели Насте, была специально оборудована для гостей – высокий шкаф с зеркалом на дверце, письменный стол и кровать, на которой лежала сухая ветка шиповника. 
На столе лежала черно-белая фотография. Относительно молодая – лет пятьдесят – прабабушка и юная девушка сидели на каком-то застолье и улыбались, глядя в камеру. Неизвестная девушка была красавицей, но улыбка ее казалась не милой и доброй, а какой-то хищной.  Кто же она? И почему она не приехала к прабабушке, чтобы поддержать ее… Поддержать… С этими блинами и травами Настя совсем забыла, что прабабушка должна быть при смерти. А смех, доносившийся из кухни, - явно не признак тяжелой болезни. Старая обманщица! 
Переложив вещи из сумки в шкаф, Настя вернулась к женщинам. Они до сих пор сидели на кухне и разговаривали. 
-Ну как тебе мой дом, дорогая? – Анна Михайловна помешала ложечкой чай. – Места нам должно хватить… 
-А почему вы нас просто не позвали в гости? – аккуратно прервала ее Настя. Прабабушка так говорит, словно они на майские праздники пожить! – Зачем сказали, что скоро умрете? Это была глупая шутка. 
-Настя!.. – нарочито строго воскликнула бабушка. Как будто это ее устраивало. 
-Ничего-ничего, Галя, - успокоила ее Анна Михайловна. – Я объясню. Знаешь ли, милая моя девочка, - ласковым голосом обратилась она к Насте. – Когда старый человек просит навестить его, у молодого поколения находится миллион других, чрезвычайно важных дел, из-за которых приехать невозможно. Ты хотела поехать на дачу с подружками. Загорать? Или попробовать то, что твоя подружка утащила у своего деда? – хитро прищурилась она. Настя опешила. Неужели бабушка заглядывала в ее телефон? Или как-то подслушала разговор? Не может быть! Анна Михайловна, удовлетворившись реакцией правнучки, продолжила: -  Поэтому смерть и похороны – довольно серьезная причина. И отказать, как правило, умирающему человеку нельзя. И вы здесь. 
-Но вы живы и здоровы! – возмутилась Настя. 
-Но я не могу ничего тебе обещать про завтра, - засмеялась прабабушка. – Мы еще не встретили луну. 
-Очень смешно. Такими вещами не шутят, - буркнула Настя. – Я на улицу, прогуляюсь. 
-Далеко не ходи! Город чужой - заблудишься, - напоследок сказала бабушка, а Настя уже хлопнула дверью. 
Последний апрельский день выдался по-летнему теплым, даже жарким. Люди скинули пальто и куртки и, счастливо улыбаясь наступающему теплу, неохотно шли в прохладные здания. Настя шагала по длинной улице, в незнакомом городе, среди незнакомых лиц. На небольшой площади возле фонтана носились малыши с ранцами за спиной. Видимо, уроки окончились, и теперь школьники радовались коротким каникулам. 
 «Я бы тоже была счастлива на каникулах, если бы провела их с друзьями, - мрачно размышляла Настя. - Как можно было променять жаркие дни с одноклассниками на поездку к прабабке с идиотским чувством юмора?! А все планы на майские выходные? Они повеселятся без меня… - девочке стало обидно. - А я повеселюсь с бабками. Вообще здорово». 
Настя брела прямо, чтобы не забыть дорогу домой. Нужно привести в порядок мысли. Хитрая старуха обманула! Как можно было пойти у нее на поводу! Ну, ничего, сегодня пускай порадуется своей удавшейся маленькой хитрости. Семья, конечно, дело святое и важное, но скучное. А самое главное в жизни – чтобы было нескучно, да! Настя завтра убедит бабушку поехать домой, а папу уговорит отвезти ее к Таньке на дачу. И потерян будет всего один день, а не пять. 
Продумав план более тщательно, Настя повеселела и решила вернуться обратно по другой стороне. Только моргнул зеленый сигнал светофора (Настя немного замешкалась, вспомнив вчерашнее происшествие), и люди с разных сторон улицы направились навстречу друг другу, чтобы слиться в одном потоке и разойтись в противоположные стороны. 
С этими странными попутчиками девочка совсем забыла о матери. Если возле школы вчера все-таки была она? А сейчас Настя за восемьсот километров от своего дома. 
Когда начнется школа, возможно, рыжеволосая снова придет. И тогда Настя не упустит своего. Она выйдет посреди урока и поговорит с женщиной, кем бы та не оказалась. 
Девочка надела наушники и миновала пешеходный переход под гороскоп на радио. «Стрельцам обещают сегодня встречу, которая перевернет всю их жизнь. Будьте осторожнее со своими желаниями» - загадочно предупредил диктор. Настя саркастически улыбнулась и повернула налево. Гороскопы – такая ерунда! 
Бум! - она со всей силы врезается в прохожего. Наушник вылетает из уха. Что-то падает и раздается глухой звук удара дерева об асфальт. 
-Черт! – воскликнул парень, с которым Настя нечаянно столкнулась. – Моя скрипка! – он поднял чехол и раскрыл его. 
-Извините, - с искренним сожалением произнесла Настя, глядя на то, как потерпевший осматривает корпус, гриф скрипки и смычок. – Все в порядке? 
-Да, - протянул парень. Настя с облегчением выдохнула и теперь внимательно посмотрела на него. На вид ему было около шестнадцати лет, высокий, худощавый, но темноглазый и бледный – однако довольно симпатичный. Парень захлопнул футляр. - Тебе повезло – это коллекционная скрипка моего прадеда. Антиквариат! Три миллиона рублей! – он хитро сверкнул черными глазами. - Если бы сломалась – вовек бы не рассчиталась! 
-Значит, мне повезло, - усмехнулась Настя. – А вам нет. 
-Не наговаривай, мы еще не встрелили луны, - загадочно улыбнулся парень. Он выразился, как бабушкина мать. Неужели в этом городе такие дурацкие фразочки? – Счастливо! – перекинув ремень через левое плечо, он развернулся и ушел вместе с потоком людей. 
«Странный парень. Но милый. Жалко, что мы с ним никогда не увидимся» - думала Настя, потерянно глядя вслед скрипачу. Домой она возвращалась в подавленном настроении, а когда вспомнила о плане, то снова повеселела, и настроение превратилось в боевое. 



Саша Доценко

Отредактировано: 04.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться