Дар Девяти. Книга первая. Последние ученики.

Размер шрифта: - +

Глава 18 "Западня"

Гудок раздался совсем близко, из-за леса показался поезд. Настя вспомнила путешествие. С поезда все и началось. 
«Поездом и закончится» - добавил внутренний голос. 
Настя отогнала неприятную мысль. 
Какими странностями все начиналось, и какой мелочью оказались эти странности по сравнению со всем происходящим. 
Андрей Александрович настороженно оглядывался вокруг. Губы сомкнуты, руки он держал в карманах, но Настя не сомневалась, что он сжимал кулаки. 
Перрон пустовал. Небо из рассветного розового цвета переходило в дневной голубой. Трава на поле за рельсами поблескивала капельками росы. Они отражали солнце, которое хоть и светило, но пока не грело. 
Поезд приближался, снижая скорость. Медленней и медленней. Затем остановился. В окошке прямо напротив Насти и Андрея Александровича были встревоженные лица бабушки и папы Насти. Бабушка даже вытирала слезы платочком. 
-Но где же Нина? – пробормотал Андрей и взялся за телефон. 
Дверь вагона открылась, и им махала счастливая Нина Яковлевна. 
Андрей облегченно выдохнул. 
-Андрюша, мы готовы!.. – радостно объявила Нина Яковлевна. 
Мужчина, стоявший за Ниной Яковлевной, попросил пропустить его. Старушка отошла, и тут он схватил ее правую руку и вывернул. Другой человек сзади  взял ее за шею и начал сжимать. 
-Отпусти ее! - Андрей дернулся к старушке, но один из парней прижал к ее горлу нож-бабочку. Суворов выругался. 
-Что же ты выражаешься, как грязный таг? – из тени тамбура появилась Светлана Смирнова, она держала в руке маленький кинжал. Андрей загородил собой Настю. – Андрюша, ты же врач. Луч добра и света. 
-Света! – закричал Андрей. – Ты сошла с ума? Пусти ее! 
-Твой мастер на правнучку моего, - ухмыльнулась Света. 
-Нет. 
-Ты хорошо подумал? – Света провела кинжалом около горла задыхавшейся Нины Яковлевны. – Твоему мастеру нужен воздух. Я только так смогу ей помочь. 
Андрей сделал неуловимое движение пальцами, из его руки вырвался маленький огненный шар и полетел к Свете. Она покачала головой. Шар ударился о невидимую преграду перед входом в вагон. 
-Думаешь, мы не подготовились, чтобы справиться с детскими фокусами? – рассмеялась Света. – Ты хочешь огня? Подожди, будет тебе, - она посмотрела Насте в глаза. Веселый огонек ушел, остался лишь холод. – Ты хочешь увидеть, как твоя семья погибнет? – резко спросила она. – Мои ребята могут убивать их медленно на твоих глазах. Или мы отвезем их к моему мужу, ты же слышала про него? – Света снова рассмеялась. – Ах да, ты же украла у него зеркальный камень… Будь добра, верни. Тогда, может, договоримся. 
-Пустите их, - чуть не плача, крикнула Настя, пытаясь выбраться из-за могучей спины Андрея Александровича. – Заберите меня! 
Папа и бабушка! Они не должны умереть. Но Андрей держал ее крепко. 
-Настя, нет, - шепнул он. 
-Андрюша, я все слышу! – раздраженно перебила Света и вновь заговорила сладким голосом. – Последний раз спрашиваю – мы договоримся или нет? 
-Нет, - быстро ответил Андрей. 
-Я из-за вас так рано встала… И без толку, - зевнула Света. Она лениво посмотрела на Нину Яковлевну. – Старуху свяжите и воткните кляп, мы ее заберем, - приказала она парням. 
-Стойте! – закричала Настя. – Вот камень! – она подбросила его и воздухом донесла до Светы. – Пожалуйста, отпустите их. 
-Ох, какая же ты молодец! – улыбнулась Света. – Надо же, зеркальный камень гораздо полезнее, чем ты, девочка… Зачем ты нужна Грише? – женщина нарочито размышляла вслух. – Но камня недостаточно, - она сверкнула глазами. - Андрюша, ты же начал играть с огнем, да? Давай им и закончим! – Света взмахнула рукой, и пламя объяло весь вагон. 
Настя закричала и попыталась вырваться. Андрей схватил ее в охапку, оттолкнулся от земли и взлетел. 
-Мы скоро увидимся! Очень скоро! – возвестила Света в дверях пылающего вагона. 
Андрей закрыл рукой Насте глаза. 
*** 
-Она знала про наш план! – кричал Андрей, пока они летели. – Она знала! Кто-то сдал нас! 
Насте было абсолютно всё равно. Последние нити, связывающие ее с тем настоящим, которое у нее было, оборвались. Да черт с ними, с этими связями! Ее папа, ее бабушка! Они должны были жить! Этот огонь, эта ужасная смерть – не для них! 
Ветер высушивал слезы на ее лице, сердце бешено билось, душа выворачивалась наизнанку от мыслей, что ее близкие люди – там, заживо сгорают в огне. 
А ее мастер – Нина Яковлевна! Они ее забрали! Будут пытать и убьют! Почему она не смогла освободиться? 
Андрею на это все равно. Он перекрикивал ветер, повторяя про предательство. Он не понимал ее горя. 
А слезы лились из глаз, превращая просторы снизу в палитру красок. 
Они пролетели над деревней и стали снижаться. Посреди большого холста зелени было  три темных пятна. 
 Приземлившись, Настя моргнула, и пятна превратились в Ваню, Галю и Олю. Они встревоженно смотрели на нее. Настя отвернулась. 
Оля подошла и обняла ее. Галя положила руку на плечо. 
-Позже, позже! Быстро все в машину, мы едем на грузовой причал, - скомандовал Андрей Александрович, открывая дверь микроавтобуса и подгоняя девочек. – Быстрее же! - сам уже набирал кого-то в телефоне. – Лена, всё отменяется, постарайтесь незаметно покинуть вокзал… Едем на грузовой причал. За нами следят. Ехать нужно не прямым маршрутом, а окружным, чтобы сбить со следа. Насчет остального сообщу позже. Мне надо будет договориться, - Андрей сбросил вызов и набрал кого-то еще. – Алло, Алексей Владимирович? Привет-привет! Это тебя Суворов беспокоит! Ага, полководец! Леха, я к тебе по делу! Сегодня девять человек нужно взять на север. Плыть на север, на север! Да, да, за полярный круг! Шучу, конечно, но дело серьезное, на самом деле. Знаешь, где горы? Да, именно в эту область! Цену я знаю, заплатим полностью, я переведу на ваш счет! Да еще доплату за срочность! Счет отправь мне смс-кой! Хорошо, давай! 
Андрей положил трубку и шумно вздохнул. Ваня вел машину. Настя молча смотрела в окно на луга, леса и дома. Оля гладила Терулена, развалившегося на последнем ряде сидений. 
-Плохо наше дело, ребята, - произнес Андрей. - Очень. Рогатский блокировал дар Нины. 
-Как? – воскликнул Ваня. 
-Восьмая ступень, - коротко ответил Андрей. – Он был там, но не показывался. 
-Андрей Александрович, куда мы поедем? Ну, я понимаю, что сейчас до речного вокзала, а потом? – спросил Иван хриплым голосом. 
-Мы поплывем, Ваня, очень далеко, - задумчиво ответил Андрей. - Туда где нет левых. Где сила духов защитит нас, и мы сможем спокойно пожить некоторое время. 
***
Дальше они ехали в тишине. Ни звонков, ни пустых разговоров. Остановив машину, Ваня и Андрей Александрович вышли. Воспоминания накатились огромной тяжелой волной, и глаза наполнились слезами. Настя закрыла лицо. 
Галя взяла ее за руку и крепко сжала. 
-Мы с тобой, - прошептала она. – Все будет хорошо. 
Настя задремала. 
Но поспать не удалось. Андрей разбудил ее и протянул стакан с коричневатой сильно пахнущей жидкостью. 
-Фу, - Настя нахмурилась. – Что за гадость? 
-Допивай, - строго сказал Андрей. – Это валерьянка. 
Настя, сморщившись, до дна опустошила стакан. Похоже на валерьянку, но всё равно не то. 
Терулен, унюхав лекарство, кинулся облизывать Настю. 
-Тер! Ну-ка, брысь, брысь! – Галя отогнала зверюгу. – Ты хоть и тигрище, но все равно кошка в душе. Ваня, успокой его! 
Настя слабо улыбнулась, погладив тигра по шее. 
 -Тер, лежать, - скомандовал Ваня. Тигр улегся на место, закрыл глаза и заурчал. Настя погрустнела и опустила голову. 
Андрей Александрович повернулся с переднего сиденья и посмотрел на Настю: 
-Девочка, послушай, ты должна держать себя в руках. Скорбеть мы будем, когда сами окажемся в полной безопасности. Мы принесем все положенные почести погибшим по нашим обрядам. А сейчас нужно спасаться самим. Ты мне обещаешь, что продержишься? Пока мы не прибудем в безопасное место? 
Настя кивнула. 
-Обещай мне! – повысил голос Андрей. 
-Обещаю, - сказала Настя спокойным голосом. Тревоги улетучивались. Она дала слово, и, что странно, ей не сложно его сдержать. 
Ваня завел машину, и они двинулись дальше. 
Похоже, в валерьянке было еще что-то, потому что тоскливые мысли Насти уступили место обычным. 
Огромный миллионный город, обычное утро – все спешат на работу, и почему-то никому не показалось странным наличие тигра в окне микроавтобуса. Молчание, нарушаемое ревом двигателя, стало совсем угнетающим. Терулен негромко сопел. Настя ерзала по сиденью, пытаясь аккуратно спихнуть его голову с занемевших ног. 
-Может, радио включим? – вдруг предложил Ваня и, не дожидаясь ответа, ткнул пальцем в магнитолу. 
 -Очаг возгорания, послуживший причиной пожара в поезде, не обнаружен. Напомним, сегодня в половине шестого утра один из вагонов поезда, следующего по западному маршруту, по неизвестной причине вспыхнул и сгорел. Все пассажиры погибли, один пропал без вести. Ведется проверка. 
Ваня переключил волну. Перед глазами Насти вновь появились лица ее отца и бабушки, счастливо улыбающиеся ей. 
«Сгорели, сгорели, заживо сгорели» - бегущей строкой мелькали мысли в голове. 
-Настя, - перебил радио и мысли Андрей Александрович. – Я знаю, о чем ты сейчас подумала. Они не сгорели. Они задохнулись угарным газом. Это… это безболезненнее. 
-Ясно, - спокойно ответила Настя, а в душе бушевал ураган. Спасибо, успокоил. 
«Ты хочешь огня?» - вспомнились ей слова Смирновой. 
На ладони автоматически вспыхнуло пламя, и разбежалось по кончикам пальцев, погаснув. Настя сжала кулак. В душе все разлеглось по полочкам, эмоции оказались в самом дальнем ящике. А план действий созрел сразу. 
Она не будет горевать. Она подождет. Будет постигать ступени. Потом придет время, и она скажет Свете: «Ты хочешь огня?» и будет смеяться, пока та горит. 
*** 
Они приехали на грузовой причал. Вдоль берега громоздились самоходки грузом. По пристани сновали матросы, перекидывая друг другу ящики со смехом и ругательствами. 
Ваня остановил машину. Андрей Александрович вышел и вытащил из багажника сумки. Оля растолкала Терулена (тот проснулся и слюняво чихнул). Настя и Галя вышли наружу. 
-Мама! – хором воскликнули Оля и Галя и побежали к людям, которые ждали в стороне. Оля кинулась к хрупкой девушке с русыми волосами, а Галя – к седой молодой женщине, которую Настя помнила по совету в доме Смирновых. 
Немного в стороне держалась семья – мужчина с яркими голубыми глазами, светловолосая женщина и мальчик лет трех. 
Настя старалась не отходить от Вани, чувствуя себя чужой среди давних знакомых. 
Андрей обнял русоволосую девушку. 
-Где тетя Нина? – мужчина протянул руку Андрею. - За ней поехали? 
-Здравствуй, Витя, - Суворов пожал руку. – Нину схватили. 
-Как? – в ужасе воскликнул он. 
-Она отправилась за Настиными родными, - терпеливо пояснил Андрей. Мужчина кинул быстрый взгляд на Настю. – Левые или знали, или проследили. Света схватила Нину в поезде, когда они приехали. Она сожгла целый вагон с людьми. 
Жена Андрея в ужасе прижала руки ко рту. Мама Гали сохранила невозмутимое выражение лица. 
-Мы все равно уезжаем? – спросила светловолосая женщина. – Если тетя Нина еще жива? 
-Мы не можем рисковать, - отрезал Андрей и, глянув на один из кораблей, воскликнул: - Леха! 
 Толстый мужчина в капитанской фуражке, что курил на палубе, оглянулся: 
-Андрюха! – широко улыбнулся он. Потом перевел взгляд на матросов и скомандовал: - Тащи сюда, идиот! Сваливай туда! Куда прешь, ты, Серега! Мешки туда клади! 
Увлекательное зрелище. Капитан вразвалочку подошел к Суворову и, поздоровавшись за руку, хлопнул его по плечу. 
-Быстро ты навел порядок, - восхитился Андрей. 
-У нас иначе нельзя, - покачал головой капитан. – Сколько вас? 
-Девять, - Андрей окинул рукой собравшихся. – И домашний питомец. 
Терулен выглянул из-за Вани и Насти и рыкнул. 
-Матерь Божья, уссурийский тигр! – округлил глаза капитан. – Он из моей команды никого не сожрет? 
-Нет, он дрессированный, - с вызовом ответил Ваня, почесав Тера за ухом. 
-Мы отвечаем за тигра, - заверил Суворов. – Плывем до Тунгуски. Там пойдем в деревню. У нас… Эээ… Экспедиция по изучению быта малых народов севера. Спасибо, что помогаете нам, - Андрей вручил мужчине пакет с пачкой денег. 
-На счет не получилось перевести? Понятно, - капитан оценивающе посмотрел на Андрея. Он явно не поверил насчет экспедиции. – Ну, хорошо, тогда проходим, дорогие гости! Всем, что есть, мы поделимся, но комфорта не обещаю!    
*** 
Настя ступила на трап. На берегу остались Андрей, мама Гали и Ваня с Тером. 
-Подождите! – раздался крик. 
 Настя оглянулась. 
С воздуха на берег опустился Данила Смирнов, осторожно удерживая на руках спящую кошку. 
-Это Нина, - он аккуратно вручил кошку Андрею. – Надо бежать, сейчас же! Нет времени! 
-Ты поедешь с нами? – удивилась Настя. 
-А с кем же еще? Кстати, держи! – он достал из кармана зеркальный камень и протянул девочке. – Когда ты начнешь за ним следить? 
Они забрались на палубу, и Данила, разведя руки в стороны, соединил их перед собой и  силой воздуха оттолкнул судно от берега. 
Громоздкая самоходка резво отплыла от берега на десять метров. 
Мама Гали неторопливо подошла и встала рядом с Данилой. Сделав похожее движение руками, она отдалила их от берега еще на двадцать метров. 
-Вместе, - властно распорядилась она. Одновременно с Данилой они смогли переместить баржу на середину реки, и корабль резво повез их по течению на север. 
 Вдалеке на берегу показался черный автомобиль. Из него выбрался высокий человек и поднял руки. 
Камень в кармане Насти нагрелся. Порыв теплого ветра накрыл их. 
-Рогатский хотел перевернуть корабль. Зеркальный камень уберег нас, - тихо произнес Данила. – Андрей Александрович! Где Нина Яковлевна? 
Андрей растерянно держал спящую кошку на руках. 
-Я превратил ее в животное, - пояснил Данила. – Легче для перевозки. Теперь нужно вернуть ей облик. 
Андрей положил кошку на палубу. Данила закрыл глаза и провел рукой над животным, что-то шепча. 
На глазах кошка начала увеличиваться в размерах, волоски втянулись в кожу, мордочка и уши уменьшились, свет из тела на миг ослепил всех, и появилась Нина Яковлевна. Белый платочек сполз на шею. Глаза полузакрыты. 
Она резко поднялась и начала сипло дышать, прижимая руки к сердцу. 
-Тетя Нина, все хорошо, вы уже с нами, - успокаивал ее Суворов. – Мы плывем на север, куда хотели. Мы в безопасности. 
-Андрюшенька, - Нина Яковлевна опустилась на спину. Андрей снял куртку и подстелил ей под голову. – Я хочу видеть Галю. 
-Я здесь, - еле слышно ответила Галя. Настя оглянулась. Матери Гали не было. На палубе остались Ваня,  Данила и Андрей. 
-Вы все здесь,  - Нина улыбнулась сухими губами и закрыла глаза. – Я умираю. 
-Нет! – воскликнул Суворов. – Вы просто заболели, но это лечится, я вас вылечу, я смогу… 
Он постоянно что-то говорил наставнице, но та в ответ лишь молчала - находилась в полузабытьи. Андрей принес маленький чемоданчик. Он  достал бутылочку, подогрел его огнем из пальца и, подняв голову мастера, осторожно вылил в рот горячий отвар. Он протирал ей лоб мокрым платком, водил над горлом ладонью. Нина Яковлевна хрипела, не могла вдохнуть. Настя заметила на шее мастера шрам как будто от веревки. Иван принес обычную аптечку. Андрей повернул правую руку мастера ладонью вверх и поднял рукав платья, обнажив восемь отметин.  Закрутив жгут над локтем, он поставил несколько уколов в вену. Через пару минут Нина Яковлевна вздрогнула и ровно задышала, затем открыла глаза. 
-Андрюша, у меня мало времени, - прошептала она.  
-Нет, - в отчаянии ответил Андрей Александрович. – Ты должна жить. Мы приведем человека, и Отец примет тебя. 
-Не надо! Андрюша, ты помнишь, кто твой мастер? – Нина Яковлевна попыталась повысить тон, но голос сорвался на хрип. Андрей молчал. - Отец простит меня. Но я не прощу себя, если испорчу кому-то жизнь. 
-Нина Яковлевна, все будет хорошо, - сквозь слезы прошептала Галя, опускаясь на колени. – Это же не проклятье, а дар! Вы попадете дальше, если передадите… 
-Не успокаивайте меня! – шепотом перебила мастер. – Дайте умереть, как я хочу! Или Отец не простит меня, - она закрыла глаза и продолжила. – Настя должна учиться. Андрей, расскажи ей о матери. Она должна отыскать ее. Вы найдете Романа Чаровского, он поможет. 
-Да, я все сделаю, - Андрей опустил голову. 
-Галенька, моя голубушка… - Нина Яковлевна говорила едва слышно. – Ты – сильная и смелая. Ты обязана учиться и стать лидером. Из тебя выйдет хороший мастер. 
Галя заплакала. Длинные черные волосы упали ей на лицо. Ваня подошел и обнял ее. 
-Не плачьте! Андрюша, я горжусь тобой, помни об этом! Я горжусь всеми своими учениками! У меня нет кровных детей, но я считаю всех вас своими детьми, люблю и горжусь! Если получится, я буду присматривать за вами… 
-Нина, не уходи! – Андрей дернул мастера за руку. 
Нина Яковлевна закрыла глаза, но дышала. Внезапно повалил пар – из носа, ушей, глаз, рта. Тело выгнулось дугой, платье в районе сердца начало тлеть. Огонь вырвался из груди, Нина Яковлевна закричала. Настя пыталась потушить пожар водой из ладоней, спасти своего мастера, но вокруг горящего тела словно образовался незримый купол. 
Андрей Александрович обнял Настю за плечи. Девушка не сводила глаз с огня, слезы застыли на лице. Ваня прижимал к себе Галю, чтобы она ничего не видела. 
Тело сгорело дотла за минуту. 
-Поэтому мы прокляты, Настя, - тихо сказал Суворов. – Дар девяти дает много, но забирает тело и душу, если не находит себе новое пристанище. 
Ваня отвел Галю и Настю на среднюю палубу, где дремали люди. Судно покачивалось на волнах, убаюкивая. Девочка улеглась на какие-то мешки. Образы папы, бабушки и Нины Яковлевны мелькали у нее перед глазами. 
Все сгорели. Сгорели. 
Дар открылся для Насти стихией огня. И он все уничтожил. Может, это знак? 
Этот путь необходимо пройти до конца. Ради папы, бабушки и Нины Яковлевны. 
И она пройдет его. И закончит огнем, с которого все и началось.



Саша Доценко

Отредактировано: 04.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться