Дар для землянки

Размер шрифта: - +

Глава 21

Эленика сосредоточенно писала список всего необходимого. Я смотрела на нее и видела розовощекую улыбчивую женщину, полную сил. С последних событий прошло больше недели, и уже ничто не напоминало в ней тот полутруп, каким она была после ухода души. Я же восстановилась еще не полностью. Цвет лица был нездоровый, серый. Дар, подтрунивая надо мной, говорил, что теперь я вылитая скин. Или скинша. Хотя скинов женского рода не бывает. Муж все дни не выпускал меня из спальни, водил в душ и туалет, приносил еду. Даже в комнату дочери выйти не могла, Васенька приносил мне ее для кормления. Я злилась, ведь сам супруг имел возможность развеяться. То президент вызовет, то из лаборатории посыльный скин притащится. Просыпаясь в одиночестве, раздражалась. Понимала, что Дар не может быть все время со мной, а все равно бесилась. Я тоже хочу! Хочу свободно гулять, общаться с другими, видеть что-то еще, кроме спальни.

У вот сегодня милый сопроводил меня к Эленике. Причина уважительная. Самая что ни на есть замечательная. Свадьба. Артем и Летана женятся. И вот мы с первой леди должны все продумать, а остальное на себя возьмут мужчины. Конечно, ровным счетом ничего не зная о местных свадьбах, сложно что-то предложить, но Эленика справлялась и без меня. Вся моя помощь заключалась лишь в обсуждении. Посидели мы славно, выяснили все, что нужно, списки необходимого составили. Даже чай попили. Первая леди оказалась приятной молодой женщиной, веселой и находчивой. Да и ко мне она стала относится совсем по-другому. Ее снобизм канул в Лету, и мы общались как хорошие подруги. Эленику интересовала Земля, и я с удовольствием рассказывала. Вспомнила, как впервые увидела скинов. Предположение, что это спецслужбы, рассмешило мою собеседницу. Какой красивый у нее смех! Словно хрустальный колокольчик зазвенел. Поневоле заразилась ее весельем. Потом леди вспомнила о том, как муж ее выкрал когда-то. Когда явился Дар, мы хохотали уже вдвоем.

- Над кем смеемся?

Мы переглянулись, и снова засмеялись.

- Ну, расскажите, порадуйте дяденьку. Вам что, жалко?

Голос мужа был детски-обиженным, а глаза улыбались

- Не хотите? Ну и ладно. И вообще, дорогая моя жена, тебе пора. Президент хочет с тобой поговорить.

- Ой, мы так хорошо сидим. Разговор не может подождать?

- Не может. В следующий раз перемоете нам косточки.

- Откуда ты знаешь, что мы говорили о вас?

- А о чем еще вы могли сплетничать? Мужчины – любимая тема женщин.

- Да ты же мой гений интуиции и прозорливости! Мой экстрасенс ясновидящий! Мой кошак самонадеянный! А если мы говорили о других мужчинах?

- И кого вы настолько успели возненавидеть?

- Почему возненавидеть?

- Если я его убью, вам жалко не будет?

- Ладно, пошли уже, убиватель чужих мужчин. А то президенту ждать простых смертных не по чину.

Протянулась к мужу, он рывком поднял меня и притянул к себе. Потом подхватил на руки.

- Здесь недалеко, я отнесу.

Попрощались с Эленикой и пошли. Или поехали. В общем, кто как, кто-то шел, а кто-то ехал. Смех все еще бурлил во мне, временами вырываясь наружу. Весело поглядывая на Дара, вдруг вспомнила роддом, как он не пускал меня в смотровую. Тогда ведь тоже все закончилось поездкой на руках. Представила, как он со зверским видом вырывает гинекологическое кресло из пола и тащит его в палату. И затряслась от хохота. Милый обиженно насупился, видно понял, что смеюсь над ним. Догадливый мой. Прижалась лицом к его груди, стараясь заглушить хохот, но трясущиеся плечи выдавали мое состояние. Успокоиться не получалось. Истерика, что ли? Или из-за общей слабости не могу справиться с собой?

В кабинет президента мы просто ввалились. Продолжавшая хохотать я и уже встревоженный Дар.

- Что с ней? – услышала будто сквозь вату.

- Думаю, энергетическое голодание. Организм не справляется с нагрузками. Сейчас я ее подпитаю, и все пройдет.

Муж посадил меня на широкий диван, взял за руку, надавил на какую-то точку. Сначала ничего не происходило, потом почувствовала ручеек, который тек в меня, становясь все полноводнее. Или как правильно? Полноэнергетичнее? Напряжение, раздражение, слабость куда-то уходили, а с ними и мой глупый смех. Вот сила наполнила меня до краев. Стало так хорошо. Хотелось просто замурлыкать, как Мисс Мира, когда она устраивается спать на моей подушке.

- Как ты? – Дар с волнением заглянул мне в глаза.

- Нормально. Спасибо тебе и прости. Я думала, что у меня больше сил.

- Вот, вот. Еще и на меня дулась, что никуда не пускаю. Убедилась, что я прав?

- Может прав, а может, нет. Человеку нельзя все время сидеть в помещении. Он от этого заболевает. Пусть силы полностью еще не восстановились, но можно, например, прогуливать меня, когда ты свободен. Или дать провожатого, когда занят. И потом, я быстрее приду в себя, если буду что-то делать. Лежание в постели добавит не здоровья, а головной боли.

- А знаешь, Дар, - вмешался президент, - твоя жена права. Она ведь не наритана, а человек. Над ней не нужно так трястись.

- Да, милый. Слушай умного человека. Я не какая-нибудь наритана. Кстати, что это? Или кто?

- Это цветок такой. – Муж прижал меня к себе. – Очень красивый, но такой нежный. Стоит лишь к нему прикоснуться, и он погибает. Кроме того, еще есть миллион его гибели.

- Например?

- Стало слишком жарко, или, наоборот, холодно, подул ветер или полил сильный дождь. Вырастить наритану очень сложно. Нужно учесть столько факторов. Существовать она может лишь в искусственных условиях.

- Да, я точно не наритана. В искусственных условиях жить не смогу.

Нашу познавательную беседу вновь прервал президент.

- Может быть, поговорим о деле?

Мы сконфуженно замолчали.

- Присаживайтесь к столу.

Быстро и молча выполнили указание. Дисциплина, она и на Тамеране дисциплина. Сейчас перед нами находился именно президент, а не чей-то названый брат или приятель. Устроившись напротив начальства, приготовились слушать. Открыв какую-то папку, хозяин кабинета посмотрел на меня.



Людмила Кальчевская (Федюрко)

Отредактировано: 19.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться