Дар для землянки

Размер шрифта: - +

Эпилог

ЗЕМЛЯ. Лето следующего года.

Я сижу на балконе своей квартиры и вспоминаю. Дочь пока спит, но чует моя душа, это не надолго. Она подросла, научилась ходить, что-то лепетать, и забот о ней только прибавилось. Мы с Васенькой пока справляемся, и то лишь потому, что частенько подкидываем ее Дару. Он много работает, но ради дочери все дела отставляет в сторону. Нянька из него вышла не хуже Васеньки. Я тоже работаю. Проект «Наука на службе жизни» набирает обороты. Он стал весьма популярен в Межгалактическом Союзе. Начала выполнять обещание, данное смотрителю. Это оказалось нелегко, архивы оказались удивительно бедны. Пришлось задействовать связи в лице президента. Теперь мне приходят копии документов из частных собраний. Кроме этого я создала цикл передач по галавидению об уходе за младенцами. Полным ходом идет реклама естественных родов.

После откровений вражеского эмиссара в Союзе делается все возможное, чтобы преодолеть внушенную женщинам уверенность в бесплодии. Пока получается плохо. Лишь несколько женщин смогли преодолеть этот барьер. Но лиха беда начало. Уверена, все будет так, как задумывалось природой. Мы не отступим. Пусть бесятся те, кто решил уничтожить целые расы.

Кстати, о врагах. Мамашу Вортона не казнили, как мечтала кровожадная я, а сослали на Альтей. Там теперь многие из ее компании. Жаль, ей не пришлось долго померзнуть во льдах. От холода она заболела и умерла. Но я думаю, не от холода, а от ненависти, от понимания того, что проиграла, что победы ей не видать, как собственных ушей. Этот крах всех жизненных планов и стал причиной смерти эмиссарши, а не холод. От болезни вылечить можно, при современных-то возможностях, но в ее случае медицина оказалась бессильна. Ей просто незачем стало жить. Но и она, пусть невольно, сделала нечто хорошее для жителей Союза. После нападения на нас в Звездном храме, там установили охранную систему, тем более, что количество проходящих обряд увеличилось.

Мы с Даром, как и планировали, переехали в поместье на Южном материке. Там оказалось чудо как хорошо. Большой дом (на Земле о нем бы сказали: в колониальном стиле), со всеми мыслимыми удобствами, огромная терраса, увитая цветами виллеи, рядом с домом ухоженный сад, а дальше лес. И везде цветы. Начиная от огромных фиолетовых колоколов цельзии, пахнувших почему-то сиренью, и заканчивая мелкими огоньками ядрицы болотной.

Я завела себе полезную привычку: встаю на рассвете, словно Мороз-воевода, обхожу дозором свои владения. Любуюсь цветами, дышу немного непривычным ароматом пробуждающегося утра. А потом дела. Домашние, рабочие. И даже ежедневные полеты в столицу не могут испортить мне настроение.

Здесь, в поместье, жизнь казалась мне замечательной. Дочка подрастала под бдительным присмотром Васеньки, с мужем была идиллия. Представляете, мы с ним ни разу даже не поругались! Не знаю, долго ли так будет, но пока каждый охотно шел на компромисс, если возникали спорные вопросы.

Частенько у нас были гости. Каждую неделю прилетали Артем с Летаной, несколько раз заглядывали Либомир с Неной. Даже семья президента периодически баловала нас своим вниманием. Особенно, когда мы устраивали шашлыки. Это земное блюдо и идея пикника очень полюбились нашим друзьям. Потом друзьям друзей. Как-то в самый разгар пиршества, к нам явилась съемочная группа с галавидения. Попробовав блюдо и засняв действо под названием «пикник», они дали сюжет в эфир. Теперь пикники стали новым видом отдыха на Тамеране, можно сказать, вошли в моду. МаккиОдр открыл в себе талант шашлычника. Он так научился готовить это блюдо, что все завидовали.

Кстати, он прилетел на Землю с нами. Когда мы ехали с их базы, Хавэй страшно нервничал. А в глазах светилась такая надежда, что мне стало не по себе. Вдруг он не понравится девчонкам? Слава богу, мои опасения не сбылись. Наша физкультурница Ниночка просто ела его глазами. Кажется, и он не остался равнодушен. Есть вероятность, что сложится новая пара. Повезет и еще кому-то. Мы получили разрешение привезти с собой трех женщин. Добровольцев, разумеется. Тех, кому мы доверяем. Пока не решили, кого возьмем, но еще целая неделя впереди.

Прошедшие дни нашего земного отпуска выдались хлопотными. Первым делом посетили кладбище. Показали родным Машу. Мама сказала, что мы больше не увидимся. Они скоро отправятся на перерождение. Раньше не уходили потому, что я оставалась одна, с кучей проблем, а теперь обо мне есть кому позаботиться. Пришло время уйти. Вот только с Кристиной проблема. Она уходить не хочет.

- Почему? – спросила я у души дочери, - Может чем-то помочь?

Оказалось дело в отце. Какой бы не был Ивашин непутевый, а дочь за него переживает. История, которую рассказала душа, вызвала у меня и смех, и слезы. А дело было так.

Ивашин, благодаря Дару получивший работу в доме отдыха, сначала держался. Не пил, много и хорошо работал. Местные его ценили. Он даже с женщиной начал встречаться. Но не стерпел. Потихоньку стал прикладываться к рюмке. Кристина, опасаясь, что он опять скатится до скотского состояния, явилась к нему и стала его совестить. Мужчина решил, что у него белочка, раз с ним говорит давно погибшая дочь, и на следующий же день отправился в психушку. Добровольно. Где и находится, по сей день. Врачи неожиданно обнаружили у него параноидально-депрессивный психоз, и теперь лечат. Короче, попал мой бывший как кур в ощип. А дочь не знала, как его выручить, поэтому отказывалась уходить. Мы с мужем поклялись, что поможем, вытащим бедолагу из психушки.

- Пусть душа твоя будет спокойна, - сказала я дочери, - уходи смело. Я тебя не подведу. Обещаю. Мне жаль с вами расставаться, но понимаю, что надо. И хоть ваши души будут жить в ком-то другом, я вас не забуду. Пока живу.

Поплакала напоследок и мы ушли. А теперь Дар с МаккиОдром выполняют данное Кристине слово. Привлекли московских светил, которые никакого психоза не обнаружили. Местные врачи уже готовы были выписать пациента, но тут заартачился сам Ивашин.



Людмила Кальчевская (Федюрко)

Отредактировано: 19.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться