Дар Эвы

Размер шрифта: - +

Глава 10. Метаморфоза

Я не хотела его слушать, не хотела утешительных слов, дружеских объятий. Меня от них тошнило. Я хотела действий! Решительных, эгоистичных, отчаянных, таких, каким сразу захочется подчиниться. 

Что я могу сделать? Смотреть, как собственный дом то исчезает, то на мгновение появляется в густом тумане и ждать его полного разрушения? Как белые всполохи режут небо, показывая мощь природы, доказывая кто здесь хозяин. Смотреть, как в центре этой игры находятся мои родные, моя кровь и плоть, ждущие свою старшую сестру. Им боязно, им холодно, им страшно.

Мокрые волосы облепили шею, плечи, больно хлестали по щекам. Соль заполонило все - нос, горло, легкие. 

Когда раздался дикий гул, не похожий ни на какую другую, я не сразу поняла, что за спиной что-то творится. Полная безумных мыслей, я не сразу обернулась. Мне не важно, пусть начинается второй хаос, ничто меня не отвлечет от вида моего дома. Мне казалось, что моргни я и он тут же уйдет под воду. Что океан пришел именно за ним, нацелился на нем и ничто его не остановит. 

Кроме меня…

Звучит бредовыми идеями одной умалишенной. Пусть! Мне так казалось, потому что больше ни на кого в этом мире нельзя было надеяться. Гордый тан не пожалеет, не приоткроет завесу поля, не остановит бурю, не утихомирит ветер, не перенесет наши дома взмахом руки. 

-Нам пора, -прозвучало у уха. 

-Нет, -закричала я, полу обернувшись. -Не смей ко мне прикасаться. Оставь меня, слышишь? Уйди… 

-Здесь горячая точка… -парень сильнее вжимал меня в свои объятия, пытаясь достучаться до сознания, вбить в голову всего одну мысль - здесь смертельно опасно. 

Что здесь силовая решетка, подними ветер нас на сантиметр и мы будем лежать намертво ровными кубиками. Что вокруг таносы и реши они, что мы помеха, устранить нас для них секундное дело. 

Я бы приняла правду, испугалась за свою жизнь, если не превосходящий страх за жизнь других. 

За спиной Илана я мельком увидела движения. В этот страшный хаос прибывало все больше и больше таносов. 

-Что здесь происходит? -раздался сзади чужой голос. 

Разрази меня громом, проглоти меня адом я бы не так сильно удивилась. Частые всхлипы тут же застряли в районе горла, глаза прозрели и теперь видели сквозь туман все, до мельчайших деталей. Удивительно быстро посветлело. Или это в моих глазах что-то изменилось? Теперь даже решетка сияла новогодней гирляндой и не обязательно было ее трогать. 

-Что здесь происходит, я спрашиваю? -повторили за спиной. 

Оттуда, куда я боялась обернуться. 

Кажется, даже шум волн не так сильно резал слух, как голос появившегося. Всего один вопрос, неожиданный и резкий, эхом разошелся на много метров вокруг. 

Этому голосу не страшен дикий рёв врага, его металлическое лязганье о каменные скалы, этот голос режет полотно ветра без натуга, ему не нужны усилители. Этот голос мужчины, уверенного в себе и в своих силах, требовательного, непоколебимого, взрослого и надежного. Голос правителя, сказали бы многие, если бы не его молодое лицо и мое личное знакомство с ним. 

-Мое уважение, тан Ласкис, -один из каменных изваяний, держатель поля заговорил и двинулся в нашу сторону. Тот, которого я умоляла, перед кем я плакала и молилась. 

-Они появились здесь неожиданно и хотят войти. Прикажите устранить. 

Его вид впечатлил даже моего сегодняшнего спутника. Над ухом присвистнули. Тело тана покрывала чёрная броня, которая переливалась словно чешуя. Из-за включенных огней прибывших мототанов было видно, что броня покрывала и лицо, и волосы, и ладони. Не было ни одного прореха, куда вода могла попасть на поверхность кожи. Однако броня не скрывала судорогу мышц: руки тряслись, стойка была вялой. Танос едва держался, но при появлении Ласкиса его спина вновь вытянулась в струнку. 

-Отставить, Том, -холод тона Итана Ласкиса мог бы побороться с окружающей температурой. Если сначала его вопрос исходил от долга и прозвучал спокойно, то сейчас его интересовало совсем другое. Что именно? Не знаю. 

 А я подумала о том, откуда Итан знает кто именно кроется под маской защиты? 

Он отдавал приказ, но смотрел на меня. Его взгляд чувствовался как нечто материальное. Вот кожа на щеке сушится, становится шершавой от соли, покалывает кончик носа, верхняя губа, чешется кожа шеи, открытых плеч. 

Глаза вспыхнули огнём. Тем привычным, когда Ласкис злился. 

Чужие руки на моих плечах вздрогнули и исчезли, а вместе с ними чувство защищенности. 

-Ай, -взбрыкнул Илан. 

-Впустить. Там ее семья, -припечатал Итан. 

-Но…

-Я сказал, впустить, -послышался тихий рык, от которого голова Тома поникла. Тан чувствовал силу и инстинктивно прогибался. -За пререкание назначаю пол минуты. 

Кажется, два мокрых, вжатых друг в друга человека ничего не понимали, кроме своей беспомощности и изумленно наблюдали за странным разговором собратьев. Пререкание кому? Полминуты чего? И почему Итан ведет себя как командир? 



Тея Теплая

Отредактировано: 10.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться