Дар, который управляет тобой

Размер шрифта: - +

30

Тиниара сидела в кабинете директора академии и исподлобья смотрела на краснеющего мужчину. Учитывая, что все его гневные речи сегодня производили на неё практически нулевой эффект, разговор был слегка односторонний, что явно выводило Долхмина из себя. Впрочем, после массового убийства, избиения и тюрьмы — на что он вообще рассчитывал со своими нравоучениями? Тин закинула ногу на ногу и откинулась на спинку кресла, понимая, что пока он не выговорится, ей отсюда не выйти, но гневную тираду прервал настойчивый стук в дверь. Ситраец, бесцеремонно впорхнувший в комнату через мгновение после этого, заставил директора покрыться бурыми пятнами, но, пересилив себя, Долхмин спросил:

— Что-то срочное?

Его тон явно давал понять, что эльф появился совсем не вовремя, но того этот факт нисколько не смутил. Плавным движением откинув волосы за плечо, мужчина повыше поднял подбородок, словно подчёркивая явное превосходство в росте, и сказал:

— Моя пациентка нуждается в отдыхе.

— Насколько я помню, вы уволились из академии по «семейным» причинам, — язвительно заметил директор.

— Да, — спокойно ответил целитель, — Но мой моральный долг не позволяет мне оставлять своих пациентов без присмотра до прибытия нового целителя. Поэтому, с вашего согласия…

— А я не согласен! — рявкнул директор, цвет его лица приобретал какой-то совершенно немыслимый оттенок.

— Я напоминаю, что девушку избили, сломали ей несколько рёбер, она потеряла приличное количество крови, и уже почти сутки ничего толком не ела. Вам не кажется, что издевательство над студентами не входит в ваши обязанности?

— Я отпущу её через пять минут, — отрывисто ответил директор, — Можете подождать за дверью.

Едва ситраец покинул кабинет, он устало осел в своё кресло. Тин молчала, ожидая продолжения нравоучений, но тот лишь тихо сказал.

— Вертятся вокруг тебя, как мухи вокруг…, — Тин удивлённо подняла брови, домысливая окончание фразы, мужчина покачал головой, глядя на её лицо и горько усмехнулся, — Ситрайцы своё предложение уже сделали, так?

— Откуда вы знаете?

— Слушай, я в это кресло не за красивые глаза попал. Ты понимаешь, что из-за своей дурости ты гражданскую войну начала?

— Может быть, — злобно огрызнулась Тин, — А может дело в академии, которая не смогла дать мне достаточно знаний для управления даром и защитить.

— Да мы все возможные источники перекопали, твой дар слишком уникален.

— Аншари, — поправила его Тин.

— Что?

— Аншари перекопал. Всем остальным на меня было глубоко наплевать. Поначалу вы ещё надеялись, что из меня что-то выйдет, но потом, когда увидели, что прогресса нет, решили закрыть в одиночестве в дальней части академии. Благо мои родители вам кровь испортить не в состоянии.

— Это неправда, мы заботились в первую очередь о тебе.

— О, да неужели? Может поэтому в документах я записана как слабый элементалист? Не для того ли это сделано, чтобы в случае вашего провала с моим обучением, гильдия магов не узнала, какого дара вы на самом деле лишились?

Директор, раздумывая над ответом, постучал пальцами по столу. Тиниара наслаждалась своим превосходством, хоть оно и имело горьковатый привкус разочарования людьми. Все стараются сберечь своё тёплое место, и не важно, кто при этом страдает.

— Я понимаю, что ты совсем не расположена слушать мои наставления, но всё же скажу. Ситрайцы очень коварная раса. Они слишком долго живут, и их любимое развлечение — плетение интриг. Первое время будет казаться, что это лучшее предложение на свете, но всё обернётся так, как ты и подумать не сможешь. Не соглашайся. Люди мелочны, но мы всё равно будем ближе и понятнее, чем они.

— Это всё? Как-то расплывчато, — Тин хотелось закатить глаза, но она сдержалась.

— Если бы я знал, чего именно нужно опасаться… Но соломку подстелить не получится, извини. Гильдия магов не предложит тебе много денег, но мы сможем тебя защитить.

— Как? Закроете в башне?

— Иди. И вспомни об этом, когда понадобится помощь.

— Разве я смогу обратиться в гильдию, если уйду из академии? — удивилась Тин.

— Любой одарённый человек может попросить у гильдии защиты, не зависимо от своего статуса. И не важно, поступал ли он когда-либо в гильдию, или вообще был из неё изгнан. Почему, как считаешь, любой маг готов умереть за гильдию?

Тиниара вышла из кабинета директора через обещанные пять минут. Её слегка шатало — нужно было что-то поесть, хоть желудок и забыл о голоде. За дверью было пусто — кабинет директора специально находился в глубине личного коридора, чтобы шумные студенты не отвлекали и не раздражали главу академии. Ситраец стоял у стены, и при виде неё подался вперёд, но Тин даже не глянула в его сторону. Всё её внимание было приковано к парню, что стоял на другом конце коридора — кожа бледная, почти белая, волосы кажутся седыми, что не вяжется с молодым лицом, глаза — расплавленное серебро. Он и не он одновременно. Тиниара невольно подняла ладонь и зажала ею рот. Парень опустил взгляд и расстроенно вздохнул. И это движение — такое привычное для того, кого она помнила, вывело Тин из ступора. Она побежала вперёд, бросаясь к нему на шею и изо всех сил сжимая в объятьях.

— Живой, — прошептала она, — И правда живой.

Дил неуверенно обнял девушку и уткнулся носом в её волосы. Тиниара с запозданием вспомнила, что всё ещё не переоделась — на ней было то же платье, что она одевала на бал, местами порванное и грязное. Да и сама она в ванной не была с тех времён. Она неохотно отстранилась, впрочем, позволив себе взять его за руку. Ситраец за её спиной вздохнул, понимая, что сейчас с ней поговорить не удастся.

— Поешь что-нибудь, не используй свой дар и отдохни. Увидимся завтра утром, — сказал он, на что Тин легонько кивнула.

Какое-то время они шли молча. Тин то и дело косила на парня взгляд, удивляясь разительным переменам. Даже ресницы изменили цвет, но всё же это был Дил, родной, до боли знакомый и любимый. Тиниара зажмурилась, вспоминая его слова: «Я не мог позволить тебе умереть. Я ведь тоже люблю тебя».



Ани Ре

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться