Дар, который управляет тобой

Размер шрифта: - +

41

— Я тебе еды принесла, — Тин присела рядом с Эриком, доставая из карманов пару кусочков хлеба и сухофрукты. Сегодня был её день рождения, и она было хотела рассказать ему об этом, но потом всё же промолчала — какое это сейчас имело значение?

— Знаешь, когда ты вчера исчезла, мне показалось, что я снова галлюцинировал.

— Я здесь, — Тин сжала пальцами его руку в подтверждение своих слов. Парень улыбнулся, скользя по ней взглядом, но вскоре нахмурился. Меж бровей залегла глубокая морщинка, губы сжались в тонкую линию, он отвёл волосы с её лица и тихо выругался.

— Они бьют тебя…

— Всё нормально, — смущённо пробормотала Тиниара и лёгким движением головы вновь вернула волосы на прежнее место.

— Чего они добиваются?

— Ничего, — Тин потупила взгляд — сегодня она услышала совершенно новую просьбу. И выполнять её не собиралась.

— Малышка, расскажи мне всё. Может быть, я смогу помочь. Подскажу, как себя вести, или помогу выполнить их просьбу.

— Я не собираюсь им потакать, — жёстко ответила девушка, — Они хотят сломить меня, заставить повиноваться их воле. Но я не пойду на компромисс.

— Разве то, чего они хотят, ужаснее пыток?

— Намного.

— Тиниара…

— Они просят тебя, Эрик! — выкрикнула Тин. Дариец замолчал, глядя в её лицо. Тиниара обхватила колени руками и неосознанно начала раскачиваться из стороны в сторону, — Я даже представить боюсь, зачем ты им нужен.

— Эй, — хрипло отозвался Эрик, — Чтобы это ни было, я справлюсь.

— Нет…

— Малышка, ты не должна страдать из-за меня. Я и так уже причинил тебе слишком много боли, и готов за это ответить. Если это хоть частично искупит мою вину…

— Я не хочу даже слышать от тебя подобной дури, ты понял? — прервала его Тин. Он вздрогнул — гнев в её взгляде был настолько силён, что ему становилось не по себе. Та девушка, которую он помнил, не умела так смотреть.

— Ты становишься сильной, — тихо заметил он, — Когда осознаешь своё влияние на окружающих, сможешь горы свернуть.

— Это не я, это камень, — возразила девушка, крепче сжимая правую руку. Знакомая боль от острой кромки артефакта, прорезающей нежную кожу, успокаивала, — Он делает меня сильнее и, в тоже время, озлобленной. Я боюсь его.

— Камень не меняет тебя, а раскрывает. Он показывает то, что общество принуждает скрывать. Делает тебя тем, кто ты на самом деле.

— Ты считаешь, что он помогает?

— А разве нет? Разве сила и гнев не то, что нужно тебе в этой ситуации? Разве не они не позволяют тебе сломаться?

— Возможно ты прав, — задумчиво ответила Тиниара.

— Не сопротивляйся камню, и он отблагодарит.

— Это как тебя, что ли? — огрызнулась Тин, — Позволит убить семью, не моргнув глазом?

— Ты ничего не знаешь обо мне, если до сих пор считаешь, что мне легко далось это решение. Но так было необходимо, Тин. Ты не знаешь и половины того, что творилось в этих стенах, я успел показать тебе лишь малую часть.

— Так расскажи мне, — голос почему-то не слушался. Тин почувствовала, как к горлу подступает ком, но не отвернулась, желая видеть его лицо, когда он будет отвечать, — Расскажи. Дай мне хоть крошечную возможность понять тебя и перестать…

— Ненавидеть? Бояться? — грустно закончил за неё Эрикиль. Он откинулся на спину, закрывая лицо руками, и громко вздохнул. Девушке уже начинало казаться, что он не ответит, но Эрик всё же заговорил, — У моего отца был договор с вампирами. Он поставлял им людей. Около сотни в месяц. Обязательным условием было наличие в этой сотне детей, не меньше пяти. Это было частью мирного договора.

Тиниара потрясённо выдохнула, не зная, что на это ответить.

— Как-то раз я проследил за кортежем, в котором их увозили. К счастью, вампиры не имунны к моему дару, а запахи новых людей маскировали мой... Они так кричали. А я ничего не мог сделать.

— Вот откуда ты знаешь, как выглядит вампирский притон, — вспомнила Тиниара. Парень кивнул в ответ, — Но разве то, что ты делал — не похоже на поступки твоего отца? Ты подстроил смерть стольких людей ради своих целей, ты убивал, чтобы питать камень. Эрик, я…

— На зло всегда нужно отвечать злом, Тиниара. Все эти разговоры о том, что нужно подставить другую щёку — чушь собачья. Если ты на самом деле хочешь изменить устоявшийся порядок вещей — ты должен быть готов испачкать свои руки в крови.

— Да ты не просто испачкал руки, ты искупался в ней с ног до головы, — отрешённо заметила Тиниара. Она помолчала, разглядывая пещеру: мох толстым слоем покрывал весь пол и большую часть стен, потолок сходился низко над головой — даже она могла достать его рукой. Пещера была небольшой, и всё же имела выход — небольшое отверстие в дальней стене, человек туда мог залезть лишь на четвереньках.

— Люди, которыми я заряжал камень… они были преступниками, — сказал Эрик.

— Палачом, значит, подрабатывал? — подняла брови Тин, — Думаешь, это что-то меняет?

— Ты ведь не будешь отрицать, что за некоторые преступления необходимо лишать жизни?

— А кто решает, виноват человек или нет?

— У нас при дворе был маг, он мог видеть прошлое. Он подтверждал, что человек виновен.

— Да, и всегда говорил правду, — ехидно заметила девушка, — Ведь наше правосудие неподкупно...

— Именно поэтому я и взял его в свои руки. Потому что карали лишь тех, кто не мог откупиться…

— И кто теперь будет судить тебя?

— Ты нарочно перечишь каждому моему слову?! — зло воскликнул Эрик.

— Очень жалко, что такого человека, как я, не оказалось рядом с тобой в момент принятия этого решения. Может тогда ты бы не совершил подобной глупости.

— Ты не понимаешь. Пока. Но ты поймёшь.

— Камень подскажет, да? А говоришь, что он не управлял тобой, — Тин поднялась, направляясь к дыре в стене, — Что там?

— Газ, — Эрик вздохнул, проследив за ней взглядом, — Я пытался пройти, но не могу так надолго задерживать дыхание. Рано или поздно приходится вдохнуть, и тогда лёгкие просто разрывает. И глаза не открыть. Я даже не знаю, сколько ползти — пять метров, десять, пятьсот. Последний раз я едва смог вернуться.



Ани Ре

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться