Дар Летоса

Глава 3.

-Что у тебя с лицом?- с недоумением спросила Аня, едва я столкнулась с ней в дверях класса.  Я поспешно ощупала щеки.

-Вроде все нормально.

-Ты будто ночь не спала. Выглядишь, как привидение, - хохотнул Дима,- неужели завела себе кавалера?

-Это уроки,- зарделась я и опустила взгляд. Прищурившись, сын директора притянул Аню к себе и чмокнул ее в щеку.

-Расслабься, я пошутил.

Я проводила пару краем глаза, отчаянно ругая себя за глупость. Дима был симпатичным парнем и центром любой компании, поэтому Ане завидовала поголовно вся школа, включая учителей. Не хватало еще, чтобы у кого-то раскрылись глаза на мое чрезмерное смущение. Я даже поежилась при мысли о том, что будет, если Аня когда нибудь узнает. Я одна и защитить меня не кому. Ребята вроде меня, которые не умели держать язык за зубами, надолго здесь не задерживались.  

Сейчас же у меня появились более важные проблемы. 

-Эльвира, почему не пишите?- уже утром прицепился ко мне «любимый» учитель истории,- готовы сдавать зачет?

-Простите, у меня нет учебника, - сказала я.

-Разве вам не выдали его в школьной библиотеке? Или вы забыли его дома?- не сдавался педагог,- нет? Тогда в чем проблема?

Пока я угрюмо молчала, в классе послышались  сдавленные смешки. Артур Маратович  любил приставать к  ученикам со справедливыми (тут не придерешься) претензиями, волшебным образом затрагивая только половину класса. Дима подмигнул  мне с последней парты, Аня скрестила руки и нахмурилась, остальные нетерпеливо ждали развязки.

-Если уж у вас не оказалось учебника, может, соизволите к кому нибудь присесть?- предложил учитель.

Рвением к совместному сотрудничеству, разумеется, никто не страдал. Я опустила голову.

-В первый раз вижу ученицу, столь нагло игнорирующую  предписанные нормы,- произнес он, поправив очки,- я в вас очень разочарован.

Иными словами не видать мне хороший диплом, университет и квартиру в городе, которую я мысленно обставила мебелью из каталогов.Был и второй вариант - переехать к родителям,но с условием,что я хорошо окончу школу.  В груди потяжелело, но сказать мне было нечего. За резкий ответ могли отправить к директору, а мне не хватало еще одного нарекания.

-Продолжаем урок,- громко сказал историк, отходя от моей парты. Оставшиеся двадцать минут он даже не смотрел в мою сторону, и я с огромным облегчением покинула кабинет.

Не знаю, что мне делать, но все  можно  как-то исправить. Но встретиться  с незнакомкой   опять?

Меня передернуло.

-Решила пойти по наклонной?- раздался голос у меня над ухом.

-Нет,- сказала я, не оборачиваясь. Наша староста хмыкнула.

-Обычно с собеседником разговаривают ртом, а не задницей.

-Да, прости, пожалуйста,- оживилась я, оборачиваясь к Ане,- я постараюсь найти учебник.

-Уж постарайся, - и, больше не удостоив меня взглядом, она удалилась.

Не задался и следующий день. Артур Маратович любезно написал  на мое имя жалобу, а в журнале красовалась единственная двойка. Не успела я сесть за парту, как учитель жестом велел мне подойти к нему.

-Нашли учебник?

-Простите, дело в том  … я сникла под его взглядом и оборвала себя на полуслове.

Ясно было, что нелепые объяснения учителя ничуть не интересуют.

-Выйдите из класса,- сказал Артур Маратович. Я ошеломленно подняла голову.

-Да-да, Осинцева, вы не ослышались. Покиньте класс. Когда будете готовы к уроку, тогда милости прошу.

И мне во второй раз за три дня указали на  выход.

Я собрала сумку и молча вышла в коридор, аккуратно  прикрыв за собой дверь. Даже не представляю, к чему это все приведет, но самоуверенная девчонка здорово попортила мне жизнь. Вечером я брела на автобус, когда где - то словно промелькнули две белые косы. Тогда я решила, что мне привиделось, но нет: на пороге дома я ощутила чужой взгляд и резко обернулась. Никого. Излишнее воображение?

Мне до того не хотелось вновь пересекаться с новой знакомой, что я поспешно убедила себя, что это так.

Только вот вопросы сами лезли в голову. Ладно, девица чокнутая, заигралась в свои ролевые войны и считает меня непонятно кем (троллем? вражеским шпионом?), но как объяснить новую мебель в безлюдном районе? А  ухоженность и неординарную внешность?  И тот ее взгляд, который буквально пригвоздил меня к месту?  

И вот она за мной следит. Я чувствовала себя не в своей тарелке. Знаете это ощущение, когда у тебя дыбом встают волосы ,а по коже пробегают мурашки?

Переступив порог дома, я немедленно направилась в комнату деда.. Последнее время он практически не вставал с постели, кашлял и жаловался на боли в суставах. Лекарства в аптеке были дорогие, а денег не хватало. Мне еще следовало отдать долг репетитору и съездить в  книжный магазин. Кроме того, в классе ежегодно скидывались на ремонт. Я устало потерла лоб и позволила себе опереться на дверной косяк.

В крайнем случае, возьму свои десятки из копилки, а в школе  придется сократить рацион. Ничего, с чем я бы не могла справиться.

-Эля, как дела в школе?- дед уселся на кровати, с трудом сохраняя бодрый вид. Я разулыбалась.

-Все нормально. Давай лучше говори, как самочувствие? Может что-то купить?

-Мне всего хватает Элечка, - он закряхтел, пытаясь встать из своего кресла,- ты же голодная? Сейчас что нибудь удумаем.

-Дед, не надо,- сказала я с тревогой, - я сама. Ложись.

-Ничего, ты и так устаешь, а  я, твой дедушка, все дни провожу дома.

- Все в порядке, - я загородила проход, - иди.

-Эля, ну пожалуйста, - дед умоляюще взглянул на меня, - я здоров.

Я  сжала зубы и кивнула. Деду было тяжелее, чем мне, поэтому ругаться было глупо. Но его самочувствие могло ухудшиться.



Карина Крылова

Отредактировано: 14.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться