Дар небес

Глава 14

Афанасий Федотов, получивший потом имя "Тунгусский ведьмак", был из клана Земледельцев, а вот его жена, Аксинья, была родом из клана Магов. Из древнейших. Вот ведь могла бы она сына родить, и стал бы он, пусть не королем, так при короле главным рубежником. 

Так уж повелось, что Маги, Лекари и Земледельцы всегда рука об руку шли. Одни правили, вторые охраняли, оберегая их мир от врагов, третьи обеспечивали насущным. Мудрые рубежники, порой, власть имели большую, чем сам король и только, пожалуй, Земледельцы никогда не рвались к власти.

Нет, всё-таки предки были мудры, что в свое время поняли и создали именно такую систему правления в их мире. Только в триединстве сила. Только имея три сильных, равнозначных угла, их мир может существовать!

Земледельцы отвечают за всё насущное и самое приземленное. Нравится, не нравится, а без еды выжить невозможно! Вырастить, собрать, сохранить, не сгноив - это огромный опыт и умения! А ещё они же поварами, плотниками, кузнецами и оружейниками всегда были. Железо и дерево в их руках пело, а еда, приготовленная ими, всегда была выше всех похвал.

Лекари - не только здоровье, но и долголетие. Сытый, но больной тоже жизни не рад. Не говоря уж о том, что у больного нет сил на сбор урожая или на изобретения и науку. Именно Лекари отвечают за здоровые  энергетические потоки.  Всё хорошо в меру!

И, наконец, Маги: только на сытую и здоровую голову можно с максимальной отдачей учиться новому, создавать гениальные творения мысли и техники для души, для защиты, для развития систем здоровья и сельского хозяйства. Ученые, изобретатели, учителя, гениальные сыщики.

Род Аксиньи был древнейшим. В ней текла кровь предков. Она была первенцем в своей семье, а значит, именно она обладала огромной силой своего рода, которая должна была перейти к её сыну. Но Духам было угодно, чтобы Аксинья встретила своего истинного в лице деревенского кузнеца. А встретив, ушла с ним в глушь. Ушла за своим мужем. Не могла, конечно, не уйти. Но могла ведь объяснить, да и Афанасий должен был бы понять. Но куда там! Муж в семье голова. Как муж сказал, так и будет. Вот они, старые устои.

Владимир, вспомнив Афанасия, усмехнулся: такому, пожалуй, объяснишь, как же! Огромного роста, борода до пояса. Взглядом одним мог к полу пригвоздить. И ведь он знал, что мы идем по его следу, знал!

Сам ли знал или сказал ли ему кто? По всему, заранее об их приближении только Аксинья и могла знать, но её уже тогда не было в живых. Тогда кто? Сын? Ученик? Случайный странник, случайно услышавший разговоры в трактире, куда они заехали на ночлег, решив, что утром им сподручней будет ведьмака брать?

Владимир, чем больше над этим думал, тем больше приходил к выводу, что Афанасий специально их в тайгу заманил. Подальше от людей. Ох, не похоже это на Афанасия, ох, не похоже... 

Люди, да ещё обычные, для него, что мухи - особой ценности их жизни не имели. Мог бы и не уходить в тайгу. Подумаешь, село всё погибло бы! Они и так все у него на привязке на крови были. А это значит, что он и так мог жизнь любого из них в любой момент взять...

Ох, вот не зря ему, Владимиру Вишневскому, казалось, что не погиб с Афанасием его единственный, тот, кого он сам обучал на смену себе,  ученик. Хоть и твердили все, кто жил в той деревне, что, мол, вместе они ушли, да и следы двух пар ног рядом шли, но не верилось Вишневскому, что ученик решил смерть рядом с учителем принять. Да и Афанасий не позволил бы вот так делу всей своей жизни погибнуть! Детей у них с Аксиньей не было, а значит, должен был Афанасий ученику всю свою силу передать. Знал ведь, что не может он просто так в  мир Духов к своей Аксинье уйти.

Смерть Аксиньи - тоже вот ещё загадка. Выходило по всему, что болезнь скоропалительная жизнь её забрала. Ведь она да, не Лекарь, но Маг! И очень сильный Маг была! Ведь знала всё и могла своё здоровье контролировать, к Лекарю своевременно могла ведь обратиться, в конце концов.

Тогда что? 

Не сама ведь она себя жизни лишила?

А детей им с Афанасием Духи не дали...

Или всё-таки дали?

Сначала да, все односельчане твердили, что не было у них детей. Потом уж смог Его величество Стефан до воспоминаний одного старика, Никанора, кажется, добраться, крепко его воспоминания Аксинья запечатала, но кусочек пропустила. Вот тогда Владимир и понял, что Стефан по праву их король. Только он смог вызвать у того Никанора воспоминания его детства.

Владимир откинулся на сиденье и прикрыл глаза, вспоминая записи дела и тот день. Владимир сам вел то  дознание, когда Стефан погружал в транс того старика. Для удобства и из уважения к его возрасту, старика положили на кушетку.

- Никанор Никифоров, скажи, сколько тебе лет? - задал вопрос Стефан.

- Осьмой год ужО пошел, барин! - ответил, неожиданно звонким, мальчишеским голосом старик.

- И что, в школу ходишь ли?

- Хожу, как не ходить!

- И много вас в классе учится?

Старик задумался, шевеля губами и слабо загибая пальцы на руках, как делают это дети.

- Так, почитай, тридцать душ! - ответил важно.

- Все дети из вашей деревни учатся ли?

- Нет. Не все. Антипка Федотов не ходит в школу!



Елена Архипова

Отредактировано: 23.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться