Дар небес

Глава 22

- А что? Всё правильно он делает! - похвалил Петрович, — не видишь разве сам? Владимир его сбивает с мысли! Ведьмак этот только что получил по носу. Он сейчас, увидев свою внучку, понял, что дело всей его жизни пошло псу под хвост. Сорваться может ведь ведьмак. Оно нам надо?

- Петрович, ну ты то хоть из меня первокурсника не делай! - шикнул на него Гуртовой, — я сейчас о том, куда Владимир ведет.

- А вот это уже хороший вопрос, Егор Матвеич! - кивнул, соглашаясь, Петрович, — ну, сейчас и узнаем. Зря, что ли, у нас с тобой билеты в первом ряду.

- Ну, ты ведь, Антип, над собой тоже своё заклинание прочел. Поздно, правда, но ведь прочел, — продолжил, тем временем, Вишневский.

Антип молчал. Но его аура вдруг начала переливаться всеми цветами радуги, выдавая его смятение. Вишневский, увидев это, мысленно порадовался и продолжил:

- Скажи мне вот ещё что - книга твоя. Откуда она у тебя?

- Ведьма сама мне её отдала.

- Аграфена? Сама тебе отдала? Так ты у нас её ученик, выходит, — задумчиво протянул Владимир и присвистнул. Затем, он откинулся на спинку стула и с любопытством начал рассматривать Антипа.

Вишневский смотрел на сидевшего перед ним Антипа как на диковинку. Ведьма Аграфена славилась дурным и злым нравом.

Нашли старую ведьму в её же избе. Нашла очередная просительница счастья бабского. Зашла в избу и выбежала с криком:

- Померла!

Аграфену боялись, но в избу к ней зашли. В избе было прибрано, но стыло. Ясно было, что не топили уже несколько дней. Ведьма лежала на своей лежанке. То, что это Аграфена, узнали только по её платку. Сама она была высохшая вся до состояния мумии. Приехавшие местные рубежники ведьму забрали с собой, а вот книгу её они не обнаружили, решив, что спрятана книга была вне дома.

Стара была Аграфена, но в ученики не брала никого. Это было странно, если учитывать то, что уйти, не передав свою силу, ведьма не могла. А тут вот вдруг выяснилось, что был у неё всё-таки ученик.

- Не ожидал? - усмехнулся Антип.

- Как же ты нашел то её? - вопрос был задан искренне, и Антип совершенно точно видел это по ауре Владимира, а потому ответил:

- Отец мне о ней рассказал. Сказал как-то, что ведьма, мол, предостерегала его с истинной встречаться, говорила, что мучений ему от этой встречи будет больше, чем радости. Даже предлагала, мол, ему заговор над ним какой-то прочитать, да он отказался, сказав, что живет в глухой деревне, где, мол, ему с ней встретиться? Да он и не встречался. Матушка сама его нашла. А уже после, повстречав супротив своей воли, понял, что права была та ведьма.

- Да, я помню, что стар он у тебя был, — кивнул Владимир.

- Вот я у него и узнал, куда он к ведьме ходил. Очень мне интересно стало, что за заговор такой она ему предлагала над ним прочесть! - закончил свою мысль Антип.

- Так ведь Аграфене то, страшно сказать, сколько лет же уже тогда было! - протянул задумчиво Вишневский и опять был он искренен, говоря это.

- Я не спрашивал, — усмехнулся Антип, — но таких древних я ни до, ни после не встречал! 

- Чем же ты взял старую ведьму?

- Красотой неземной! - огрызнулся Антип, — рубежник, ты не зарывайся! Если уж ты про Аграфену слышал, то должен понимать, что ей видней было, кого в ученики себе брать! Слышал, сколь сильна она была?

Вишневский кивнул, не спуская глаз с Антипа, а тот, увидев это, продолжил:

 - Тогда должен понимать, сколь много она мне передала! Не боишься, что я и разозлиться могу?

- Да что толку то, Антип? Ну, разозлишься ты, и рванет здесь всё к ядрене фене! Неужели же тебе самому неинтересно? Ты ведь именно этого добивался:  чтобы мы все жить и детей рожать могли, как обычные люди, верно? Ну, раз так, значит, должны быть у тебя ещё дети.  Это нынче вот ты семя своё не разбрасывал. А во время войны, да в деревне... Да  и не поняли бы тебя бабы то, а? Я ведь к чему веду то, Антип, книга тебя как признала? По крови?

- А то ты, рубежник, не знаешь, как книга нового хозяина признает! - усмехнулся Антип, — да и Аграфена ждала меня. Это она мне с порога и объявила, едва я порог её избы перешагнул. Сказала, мол, долго же ты шел, ученик мой! Сама она меня в ученики и определила. В тот же день совершила обряд передачи силы. Сама же через два дня уже и прогнала, сказав, что срок её уже давно вышел. Ты, рубежник, говори, к чему ведешь то, не тяни.

- Да к тому, что книга, похоже, себе новую хозяйку нашла. Я вот и подумал, может она дочь твоя?

- Что? - Антип впился в Вишневского взглядом, рассматривая его ауру. Но Вишневский не врал.

- Ну, что ты так удивляешься? Марьяна - ведьма сильная. Только она, в отличие от тебя, не против нашего мира работает, а во благо ему! И книгу Аграфены ученик твой, тобою недоученный ей сам отдал. Как думаешь, позволила бы ей книга себя в руки взять?

- Ты ещё скажи, что за идею она с вами! - рассмеялся Антип, — давненько я про идейных  не слышал!

- Но, понимаешь, она от обычных людей рождена! - продолжил, не поддаваясь провокации, Вишневский, —  но это была официальная версия её матери. Понимаешь, бывает, конечно, и у обычных людей, что после первой же ночи, да после долгой разлуки женщины тяжелыми становятся. Вот, якобы мать её, в первую же ночь, как муж её, израненный, с фронта вернулся, и понесла сразу от него после долгой разлуки. Так бывает, согласен, но до этого у них детей несколько лет не было! Да и понесла ведь, когда они оба уже с мужем не молоды были, по меркам обычных людей.  Война ещё не кончилась, она с больным, израненным мужем на руках, да работа в колхозе, сам знаешь, не самая легкая. А она и выносила, и в срок родила. Ну, может, на пару недель раньше срока. Я вот вдруг и подумал, может это ты её настоящий отец, а? Другого объяснения, почему книга её признала, и заметь, без капли крови признала, у меня нет. А у тебя? Может, разрешишь Антип Афанасьич, кровь у себя взять?  



Елена Архипова

Отредактировано: 23.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться