Дар небес

Глава 24

Вишневский выбрал столик у окна. Он любил этот ресторан за то, что здесь вкусно готовили речную рыбу. Владимир здесь был частым гостем, а потому, когда он позвонил и забронировал столик, его даже не спросили о том, какой именно столик он желает занять. В этом ресторане знали, что он любил столик у окна.

Вишневский заказал бутылку вина на свой вкус, её даже уже принесли и открыли по его просьбе - вино должно было подышать, оставаясь в открытой бутылке. Ольга опаздывала на 10 минут.

И вот Вишневский увидел девушку на той стороне дороги. Она стояла на пешеходном переходе и нетерпеливо поглядывала на светофор. Едва для пешеходов загорелся зеленый свет, она шагнула на проезжую часть.

Дальше визг тормозов и Вишневский, как при замедленной прокрутке видел, как Ольга отлетает на несколько метров и остается лежать в неестественной позе на асфальте.

Дальше Владимир плохо помнит, как оказался рядом с девушкой. Пощупал пульс, глянул на ауру - жива! Он вызвал своих медиков и, обрисовав ситуацию, предупредил:

- Готовьте капсулу. Судя по ауре, энергетические потоки очень слабые.

Вишневский не стал сейчас, при посторонних, объяснять, почему именно они у девушки слабые. Оператор же, услышав фамилию звонившего,  не стала спорить.

Ольга пришла в себя через три дня. Открыла глаза и увидела в вазе на столике в углу палаты букеты цветов и сиделку, что-то читающую в планшете. Цветы, кстати, красивые, но ей их жаль. Срезанные, лишенные жизни. Лучше бы в горшке. Она бы их сама поливала, и цветы бы прожили свой полный цикл, а так придется выкинуть через несколько дней.

Ольга замерла, удивившись своим же мыслям - что за ерунда ей в голову лезет?  Шикарные букеты! Какие цветы в горшках? Никогда она не любила цветы в горшках. Это мама устроила там у них с отцом в квартире зимний сад. Красивый, кстати, сад. Надо только отцу напомнить, чтобы он полил их. Жалко, если погибнут.

Так, стоп! Да что за ерунда то опять?

Ольга попыталась откашляться. Сиделка, услышав это, подняла голову от планшета и резко встала с кресла.

- Где я? - просипела Ольга.

- В больнице. Вас машина сбила, помните?

- Нет. Визг тормозов помню и всё.

- Ну, уже что-то, — улыбнулась женщина одними губами. Она отложила планшет на столик, где стояли цветы, подошла к кровати Ольги и провела над ней руками. Именно НАД Ольгой, не касаясь её. Но Ольга очень точно почувствовала и ноющее бедро, и лодыжку, и тупую боль где-то в боку. Голова, на удивление, не болела. Рассмотрев что-то своё, врач кивнула и только потом представилась:

- Меня зовут Святослава, я Ваш Лекарь.

- Вы мой кто? - Ольга решила, что ослышалась.

- Лекарь, — прозвучало спокойно в ответ, — я Вас лечу. Это хорошо, что Вы пришли в себя в тот момент, когда я была в палате.

Врач или Лекарь, как она себя называла, говорила Ольге какие-то странные вещи про энергетические потоки, а точнее, про почти полное их отсутствие у Ольги, когда она к ним поступила, про капсулу, в которой Ольга пролежала три дня. И Ольге казалось, что она вот ведь вроде же слышит родной язык, но почему-то ничего не понимает. Какие энергетические потоки? Какая капсула? Три дня? Вот, пожалуй, единственно понятные слова, за них Ольга и зацепилась сознанием:

- Вы сказали, что я здесь три дня?

- Нет, в палате Вы всего несколько часов. Вы провели в капсуле, восполняющей энергетические потоки, три дня. Когда Ваш потенциал был восполнен, Вас перевели в палату.

Ольга поняла, что опять ничего не поняла. О каком потенциале идет речь? Она, конечно, всегда была девушкой здоровой, но неужели же медицина ТАК далеко шагнула? Энергетические потоки, капсулы, восполняющие их. Белиберда какая-то! 

- Извините, Святослава, но я ничего не понимаю! Может, я сильнее головой ударилась, чем Вы думаете? Давайте с другого бока зайдем, хорошо? Скажите, от кого цветы?

- От Вашей матушки, царствующей королевы Екатерины, от Вашего брата Олега и от Владимира Вишневского, главного столичного рубежника.

Вот опять! Ольга уже хотела спросить, в какой она стране вообще находится или, может, она в другом мире? Королева матушка, столичный рубежник. Еще скажите, что она сама теперь принцесса, а брат Олег принц! Да что за ерунда?

Но в этот момент дверь в палату открылась, и вошел сначала Стефан, новый муж матери, Ольга его узнала, а за ним и сама мама. Странно, обычно, вроде же, женщину вперед пропускают, да? Или нет? Выглядят оба, как с обложки глянцевого журнала. Ольга хотела отвернуться, но, вдруг услышала голос Святославы:

- Ваше величество! Приветствую Вас!

- Добрый день, Святослава, ну как Ольга? Вы позволите? - он протянул руку к планшету, — о! Вижу, девушка идет на поправку. Хорошо, спасибо. Вы не возражаете, если я сам всё посмотрю?

- Да, конечно, Ваше величество! - и Станислава вышла.

- Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? Где мы?

- Оля, дочка, я так рада, что ты очнулась! -  мама подошла и взяла её за руку.

- Кати, любовь моя, присядь! - Стефан подкатил стул к кровати Ольги, — уже всё позади, чувствуешь? 



Елена Архипова

Отредактировано: 23.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться