Дар Старинного Кольца

Размер шрифта: - +

11

- Прости, прости, прости, дорогая! – Борис появляется на пляже неожиданно, без всякого предупреждения и разом рассеивается вся магия, которая просто физически ощущалась, когда мы с океаном были наедине. Он подает мне руку, помогая подняться, и громко целует в щеку.

- Дела, совсем закрутился! Но не подумай, что я о тебе забыл! Надеюсь, тебе здесь создали все условия? Все хорошо?

- О, да, - со смехом отвечаю я. – Условия, - просто чудо! Но, знаете ли, даже от отдыха можно начать уставать! Кстати, я все написала.

- Да, да, конечно, я сейчас же посмотрю! – заверяет меня Борис. - И не переживай, все твое время будет оплачено! Только нам нужно будет сделать еще один ролик, мы его еще не обсуждали. Тема, - бал. Да, да, я решил в конце каждого заезда устраивать бал, самый настоящий. Ведь, согласись, - хочется сменить и обстановку и одежду! Пойдем, посмотрим, подойдет ли тебе то, что я привез!

Борис увлекает меня за собой быстрее, чем я успеваю что-нибудь спросить. В моей комнате уже развешаны вечерние платья. Даже зажмуриться хочется от этого великолепия!

- Ты примеряй, а я пока просмотрю, что ты подготовила, - Борис без всяких церемоний усаживается в глубокое кресло. Что ж, все-таки он здесь хозяин, ему и не нужно спрашивать разрешения. А я – на работе, так что…

Даже не знаю, с какого платья начать, - каждое их них действительно чудесно! Борис внимательно осматривает меня в каждом, - я начинаю входить во вкус, вертясь перед ним, как на подиуме. Он вскакивает с кресла, когда я выхожу уже в десятом платье. Воздушное, бело-розовое, невероятно нежное, с приличным декольте и практически голой спиной, - на фоне моего загара оно действительно выглядит великолепно. Мне даже самой хочется любоваться тем, как оно меня преобразило, - я будто сошла с обложки журнала, как бы банально это не звучало. А невероятное ощущение струящейся ткани заставляло меня двигаться почти без остановки. У меня даже походка изменилась, - стала грациозной и плавной.

- Это – оно! – в глазах Бориса читалось восхищение. Он так и стоял, замерев, примерно минут пять, а после бросился к выходу.

- Вот, что сюда нужно, - запыхавшись, он прямо с порога протянул мне черный бархатный футляр, когда вернулся.

Открыв его, я ахнула, - в футляре оказалось колье и длинные серьги-капельки из розового бриллианта. Камень так засиял оттенками, что теперь уж я замерла, любуясь его невероятной игрой.

- Нет-нет, - очнувшись, я резко протянула футляр Борису обратно. – Я не могу этого надеть!

- Тогда надену я! – его голос звучал торжествующе.

Потом мне делали прическу, - нечто замысловатое, но интересное, макияж, - на него ушло часа два, и он был еле заметен, как и положено, управляющий принес мне аккуратную маленькую сумочку и туфли, - точно в том платью, такие же бело-розовые. Взглянув в зеркало, я себя не узнала. Зато осталась очень довольна увиденным.

Бал был великолепен. И, - я полностью согласилась с Борисом, - это именно то, что нужно после пляжного отдыха, чудесное его завершение. Мы кружились в танце, пили шампанское, а я чувствовала себя принцессой, оказавшейся на королевском балу. Конечно же, здесь я была, скорее, Золушкой, - ведь все это для меня было только работой, но, тем не менее, окунуться в эту атмосферу с головой было приятно. На целый вечер я забыла о Даниэле и просто наслаждалась.

Но ночью я снова провалилась в свои странные сны. Мне снился голубь, бьющийся об окно в избушке Зойлы. Он будто просил о помощи. Но что я могла сделать? Очнувшись, я пыталась отогнать от себя неприятное чувство вины за то, что бросила там голубя, так рвавшегося наружу, щипая себя за руку, чтобы окончательно проснуться, но сон был как-то уж слишком реален, и я никак не могла от него отделаться.

Этот голубь преследовал меня весь следующий день. Облака над океаном то и дело принимали форму птицы, а вечером, как только я зажгла светильник, снежинки в нем тут же превратились в голубя, так и летавшего внутри все время, пока горел светильник.

Он снился мне и в следующую ночь. Только теперь голубь был заключен в светильник. Он бился о его стенки и уже явственно звал на помощь, выкрикивая мое имя. На этот раз я проснулась в холодном поту.

Но что я могла сделать? Чем помочь?

- Сила воды и ветра! – закричала я, выбежав на берег. – Помоги, если сможешь!

Я и не знаю, почему так поступила. Мне было так больно, будто это меня заперли, как эту птицу. Упав на песок, я разрыдалась.

Даже не знаю, когда я снова провалилась в сон. Меня разбудил ласковый морской ветерок. Рассвет играл красками, отражающимися в океане.

« Разве это не прекраснее всех бриллиантов на свете?» - почему-то подумала я, заворожено любуясь этим зрелищем. На душе у меня стало легко и спокойно.

Начался первый день съемок. Мои опасения совсем не оправдались, - играть для меня оказалось не просто легко, я получала от этого такое удовольствие, которого даже не ожидала. Мне наперебой говорили, что камера любит меня, и я даже поверила этому под конец. Борис появился несколько раз, одобрительно понаблюдал за процессом и больше не вмешивался.

* * *

Ночью мне снилось, что я лечу. Лечу в полной темноте, ничего не различая вокруг. Слегка кольнул страх, - верно ли мое направление? Но вскоре удовольствие от полета заглушило его. Полет дарил радость. Радость, которая распирала грудь и дарила крыльям силу. Казалось, будто с каждым взмахом крыльев, я становлюсь все больше.

- Ты должна мне верить, - послышался мне голос Даниэля. Он еще стоял у меня в ушах, когда я проснулась.

Мне хотелось улыбаться, хоть сон почему-то и не принес мне отдыха, - наоборот, я чувствовала себя совсем уставшей.

 

И снова целый день съемок. На этот раз – ролик о спа-процедурах. Нет, я решительно получаю от этого удовольствие! Вот уж никогда бы не подумала, что мне так понравиться, но действительно, на весь день просто забываю обо всем.



Неонилла Вересова

Отредактировано: 06.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться