Дар Старинного Кольца

Размер шрифта: - +

21

Как же мне сейчас хорошо! Как это важно, чувствовать тепло и просто по-детски знать, что все будет хорошо, прижавшись к родному человеку, - большому, мудрому и сильному, который, как ты знаешь, безоговорочно тебя любит и вдруг понять, что все будет хорошо! Так в детстве я когда-то засыпала, обнявшись с мамой или прабабушкой. Эти объятия давали мне блаженное чувство того, что завтрашний день будет добрым и светлым, невзирая на простуду, разбитую чашку или двойку в школе. Так в один миг рассеиваются все тревоги, - и на самом деле, совсем не важно, сколько тебе лет.

- Спасибо, - снова шепчу я, почти уже заплакав. Но ощущение в руках теряется, тает, я чувствую, что прикасаюсь только к воздуху, а комната с прабабушкой и маленькой Лизой плывет, картинка смазывается, и я понимаю, что перед глазами – только чернота.

Из дыры в потолке слегка пробивается свет.

Здесь нет никакой соломы, - только холодный камень.

Все тело ломит, - упав, я действительно прилично ударилась.

Голова просто раскалывается. Сколько же я здесь пролежала?

Но, вспомнив, что я увидела, я все же улыбаюсь. И даже кажется, что аромат прабабушкиных духов до сих пор витает в воздухе.

В отверстие беспокойно влетает мой голубь. Он летает надо мной и машет крыльями над моим лицом. Надо же, - он это делает, похоже, специально, чтобы привести меня в чувство! Вот это да! Повезло мне с птицей, ничего не скажешь.

И все же, отсюда нужно как-то выбираться.

С трудом, опираясь на руки, встаю. Голова кружится настолько, что, если бы вокруг не было темно, я, наверное, снова бы свалилась, от кружения предметов и красок перед глазами. Пошатываясь, стараюсь сообразить, как же отсюда выйти. Потолок действительно высокий, и, даже вытянув руки, я до него не достаю.

Голубь, пытавшийся до этого помочь мне подняться, схватившись клювом за мою одежду, теперь улетел, устроив где-то впереди жуткий грохот. Да, все же нужно было раньше посмотреть, что у нас в подвале, - а вдруг там остались бочонки вина Ивана Оскорова? Или еще что-нибудь вкусненькое?

Голубь возвращается и снова хватает меня клювом за одежду. Он явно тянет меня туда, где только что побывал. Ну, и куда ты меня ведешь, моя умная птица?

Нога становиться на что-то неустойчивое, и я еле-еле удерживаюсь, чтобы не упасть. Да уж, еще одно падение меня добьет. Хорошо еще, что я успеваю выбросить вперед руки.

И нащупать лестницу. Какая же ты замечательная пташка! Как только поднимусь наверх, устрою тебе самый настоящий пир! И обязательно выделю самую мягкую подушку, чтобы тебе слаще спалось!

Хорошо еще, что лестница достаточно высокая, а доски пола вполне устойчивые, - это дает мне возможность подняться без эксцессов. Голубь вылетает из подвала вслед за мной и радостно кружится вокруг моей головы. Эх, жаль, что ты не человек! Вполне возможно, что в этом случае я могла бы всерьез задуматься о выборе! Ну, во всяком случае, была бы рада, если бы ты стал моим другом!

Теперь аспирин становиться еще более актуальным. Проглатываю лекарство и отправляюсь в постель, - все тело ломит невыносимо.

Я просыпаюсь, когда уже совсем темно. С тяжелой головой отправляюсь в душ. Наконец-то чувствую, что пришла в себя после дороги и последних впечатлений. К своей радости, обнаруживаю, что голова не кружиться и не тошнит, - значит, обошлось, и сотрясения нет. Это уже легче.

В мягком махровом халате усаживаюсь за стол с чашкой кофе. Снова улыбаюсь, вспоминая свой полусон-полубред в подвале. Да, уж, наложилось все на психику!

Ну, и что же мне делать дальше? Зойла могла бы дать хоть какую-то подсказку! Или она снова пришлет письмо? Ах, как же мне хочется, чтобы вся эта история с Дамиром и с выбором оказалась только сном! Вот бы вернуться домой, а Даниэль – здесь, ждет меня. С ужином, шампанским и цветами. Или даже без них. Просто ждет.

Но ничего нового в почте нет. Чем же заняться? Я выспалась, наверное, на несколько дней вперед и теперь жажду действий.

- Эй, не летай тут! – я пытаюсь отогнать голубя, усевшегося прямо на ноутбук. Но он уворачивается от моей руки и снова садиться на то же место. И так, - раз десять. Ладно. Ты сегодня мой спаситель, - сиди, где хочешь. Только не клюй, пожалуйста, экран.

Но голубь сидит смирно, и я спокойно отправляюсь за очередной чашкой кофе. Мое спокойствие проходит, как только я слышу, как он действительно что-то клюет, - стук клюва слишком громкий.

- Нет! – я просто влетаю в комнату и замечаю картину, - мой голубь, которого я уж и не знала, как расхваливать, бьет клювом по клавиатуре. – Нет, нет, нет! Ты же его сломаешь!

Он даже нахохлился, отгоняя меня. И будто зашипел. Вот так-так! Кто его знает, что с ним, - бывают же, наверно, случаи голубиного бешенства! Может, он вовсе и не спасал меня, а нападал, хватаясь клювом за одежду? И болезнь, скорее всего, прогрессирует… Ой, нет. Только этого мне сейчас не хватало!

Но голубь еще немного пощелкал и, вроде бы, стал нормальным. Теперь я с опаской присматриваюсь к нему, - еще бы, а вдруг он броситься? Что делать?

Он залетает на полку шкафа и мирно начинает чистить перышки. Ладно, пока он сидит смирно, посмотрю, как там ноутбук, оценю разрушения, причиненные клювом.

Я вздыхаю с облегчением, обнаружив, что все в порядке. И замираю, переведя взгляд на экран.

МАРТА АГРОВА, - забито в поиске. Так вот, что ты здесь щелкал! Набирал имя той самой любви Дамира! Но ведь все это было только сном! Выходит, нет. Теперь я очень внимательно всматриваюсь в голубя. А не магической ли ты природы, друг мой? Выходит, и тогда, у океана, мой голубь не вполне был сном. Значит, тебя подослала Зойла, - ведь у нее я видела столько белых голубей, да и во сне тот голубь старался выбраться именно из ее лесного домика… Как же я раньше не догадалась! Ведь птицы так себе обычно не ведут! Во всяком случае, я никогда такого не встречала. И что, ты каким-то чудом докладываешь ей обо всем? По крайней мере, этим можно объяснить ее осведомленность о моем синем платье!



Неонилла Вересова

Отредактировано: 06.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться