Дар Старинного Кольца

Размер шрифта: - +

33

- Алена.

 

Вот теперь все во мне взрывается. Как будто та огромная черная туча, нависшая над домом Зойлы перенеслась ко мне в грудь и развалилась там на множество кусков. Алена… Одно дело, -детские пакости из ревности. Даже все те злые слова, - даже их теперь я готова пропустить мимо сердца. Но чтоб так! Вот тебе и родная кровь…

Но Зойла не врет, - я вижу это по ее глазам. К тому же, здесь все сходится. Вот откуда она ехала в тот день, когда мы повстречались в электричке. И именно тогда началось мое невезение. Вот почему она так распереживалась, - дошло, наверное, что натворила, самой стало страшно. Поэтому и в дом не зашла, - кто же распивает чаи и ходит в гости после такого…

Да уж, сестра называется…

- Лиза, я не могла ей отказать. На это есть причины.

Да, да, да, знаю, уже слышала. Судьба, испытания и все такое. Любовь и борьба за нее.

Мне нужно подумать. Не говоря ни слова, я выхожу на воздух. Вопросов больше не осталось. Все стало так предельно ясно, что я даже поражаюсь, как это раньше ни о чем не догадалась. Почему мне и в голову не пришло, что Зойла может продолжать бороться за того, кого когда-то любила?

Она не отступиться, - теперь в этом больше нет сомнений. Всю жизнь Зойла будет делать все для того, чтобы Даниэль остался с ней, пусть даже он и сам этого не хочет. Значит, ее удары всегда будут направляться на меня, - и, рано или поздно, она сживет меня со свету. Его же будет утешать в страданиях и убедит, что все к лучшему, что магу, пусть даже и лишенному ее возможностей, лучше быть с кем-то из своих.

Да и сейчас она лукавит. «Не могла отказаться». Почему? Вполне могла. Могла сказать Алене, что все сделала, а нас с Даниэлем просто предупредить. Мы бы благополучно уехали, Алена была бы уверена, что грязное дело сделано, и ни к кому бы больше не обратилась. А я врала бы в телефонных разговорах о невезении и о том, что мой возлюбленный пропал бесследно.

Могла так поступить колдунья, вполне могла! Просто не захотела, - моя смерть была ей на руку. А Даниэль? Нет, конечно, его она не стала бы губить. Просто в этой ситуации ему ничего не оставалось бы, как выбрать Зойлу, - иначе его было бы не оживить. В его состоянии это был самый логичный выбор.

Ну, и как себя обезопасить? Пожелать ей истинной любви? Может, почувствовав ее, Зойла отстанет от нас с Даниэлем?

Нет, это совсем не вариант. Истинную любовь нужно пожелать самому, а после еще и сделать сознательный выбор в ее пользу, бороться за нее. Не выберет ее колдунья, не для нее это. Сама говорит, что ей нужнее очарованность. Не хочет она глубоких чувств. Да и, если бы хотела, давно бы воспользовалась такой возможностью, с ее-то магией.

И что? Убить ее? Я никогда бы на такое не пошла, я себя знаю.

Лишить магической силы? И это не вариант, - она вполне сможет обратиться к другим магам. Да и без всякой магии можно так навредить, что мало не покажется. Какой же выход?

Я так же молча возвращаюсь к дом. Зойла, опустив голову, ждет меня за столом. Похоже, она знает, что во мне сила леса.

- Решай, - тихо говорит она, не подымая головы.

Значит, знает.

- И что? Ты даже не попытаешься защититься?

- Моя сила дается лесом. Я не пойду против лесов.

Ну, да. Логично.

Стоп! Ее белые голуби! Те, которых я видела еще тогда, в первый приезд! Кто они? Обыкновенные птицы, или каждый из них, - чей-то дух, который держит Зойла при себе? Кто знает, со сколькими так поступила ведьма…

- Ты больше никогда не причинишь вреда. Никому. Ни единой живой душе. А все то зло, которое ты уже совершила, я отменяю силой лесов.

Странно, все это время я сохраняю то же ледяное спокойствие, с которым пришла сюда. Вот и сейчас мой голос холоден и совершенно бесстрастен.

Я просто разворачиваюсь и ухожу, мне больше нечего делать здесь. Уже отойдя на приличное расстояние, слышу, как над домом Зойлы гремит гром. Оборачиваясь, поражаюсь этому нереальному зрелищу, - на фоне ясного солнечного дня там в черной туче сверкают молнии.

Что ж, Зойла, эту грозу ты заслужила.

Мне хочется отмыться от всей этой мерзости. После рассказа Зойлы я чувствую себя так, будто меня вываляли в грязи. Но, впереди у меня еще одна встреча. И от нее разит гораздо хуже.

Выйдя на станцию, сажусь в электричку. Ледяной холод, ледяное спокойствие, - наверно, и этим наделили меня леса, иначе я даже и не знаю, как бы пережила все то, что на меня свалилось… Нет, не в самих трудностях в жизни дело, совсем нет! Трудности можно преодолеть, можно победить задумавшего злое, можно выбраться из подвала, куда тебя бросили связанную, оглушив перед этим. Но как пережить такое? Такое черное, такое страшное предательство? Такой удар в спину, и от кого? Да, с бОльшим удовольствием я сейчас бы встретилась с Дамиром и снова поборолась бы за свою свободу выбора. И ведь даже он, с бесчувственным сердцем, наложил гораздо более легкое заклятье на совершенно чужого ему человека! Да, он жестоко собирался поступить с отцом. Но тот, как ему казалось, разрушил его жизнь. И даже после этого он не собирался убивать его! И даже Зойла не поступила так низко. Ей нужен был Даниэль, но и она мне не причинила вреда. И не причинила бы, если б Алена к ней не обратилась.

А ты, сестра? Разве я когда-нибудь, ну, хоть раз в жизни, сделала тебе что-нибудь плохое? Что, мне достались твои старые детские игрушки и за это ты мне мстишь, за это ненавидишь настолько, что со свету сжить готова? И, ладно бы тебе была с этого какая-нибудь выгода, - тут я еще даже Зойлу могу понять, ей Даниэль был нужен, но тебе… Ничего ведь ты от этого не получала, кроме морального мстительного удовлетворения!

Родители выходят во двор, чтобы меня встретить. Ах, до чего же здорово было бы оказаться здесь, с родными, близкими людьми после всего, что мне пришлось пройти, если бы не Алена! Мама бросается меня обнимать, у нее в глазах слезы.



Неонилла Вересова

Отредактировано: 06.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться