Дар Валдая

Размер шрифта: - +

Глава 8. Междуречье. (Предначертанное).

«Умирая, не умрет герой-

Мужество останется в веках.

Имя прославляй своё борьбой,

Чтоб оно не меркло на устах!»

(Муса Джалиль)

«Трусы умирают много раз до

наступления смерти; храбрые

умирают только один раз!»

(В. Шекспир)

 

 

  Полк Глеба Улического вылетел в предместье сожженного Пронска, и четко выполнив маневр, остановился, как бы увидев и испугавшись туменов Орды, развернулся и не слишком быстро стал удаляться в сторону, намеченную Урухчи для прохода войска. Десять тысяч степняков из туменов Барантуя с азартом ринулись за дерзкими урусами. Вернулись преследователи лишь через пол дня. От полновесного тумена половцев осталось лишь три тысячи боеспособных воинов!

  Урухчи спокойно выслушал доклад Барантуя и велел сотников и тысяцких, вернувшихся из погони – разорвать конями, простых воинов наградить захваченными в полон женщинами на целую ночь! Так воплощалась высшая мудрость Урухчи-полководца: «Ответственность несет старший по ступени командир в Орде!» Конечно, Барантуя это не касалось – он был хан и предводитель своего народа! Воротившиеся, принесли Бешенному Гюлю весть: «На пути Орды стояла рать словенов!» По словам вырвавшихся из западни половцев, урусов было около пятидесяти тысяч. Урухчи злобно ухмыльнулся: « И эти жалкие пять туменов пытаются остановить мои тридцать пять?!» Еще раз, взглянув на составленный хазарами план местности, он принял решение – выступать через два дня, пока восемь туменов Мамакана пройдут в обход, форсировав Проню, и не ударят со стороны южного прохода в долину. Беспокоила лишь узость проходов – между реками Проней и Осетром ширина открытой местности составляла около тридцати полетов стрелы, а между Улой и Проней и того меньше. Урухчи не мог развернуть Орду во всю мощь: «Значит, тумены пойдут - волна за волной, по четыре в линию! - решил Гюль, обдумывая план предстоящего боя. – Первые две волны расчистят и разобьют рать в коридоре прохода, а Мамакан со своими половцами добьет оставшихся в живых урусов! Победа будет за нами! – развеял свои сомнения Урухчи».

  Водворяя план Бешенного в действие, Орда двинулась на рать Доброхота тогда, когда в далеком ее сердце – Жи-Гюль, Двоярук и его товарищи залечивали раны, в укрывшей их пещере….

  Урухчи получил второе имя «Гюль», после благословения Саркелена на Великий поход в страны заходящего Всевидящего Ока. «Жаль, что милость Владыки Тьмы пришла на склоне лет, а то он успел бы создать свою необъятную степную империю в единовластии и не оглядываясь на царей Булгар и Каганата. – думалось старому волку, - И была она подобна империи Великого Искандера, тропы которого проходили в далеком прошлом и по его родине. И имя, которого, живет в легендах всех народов! Хотя впереди лежат огромные территории и богатые страны до заката Ока Мира, он мог бы еще воплотить свои мечты на более щедрой земле». Гюль представил будущую империю, где покоренные народы и племена приносят богатство и славу его роду и покровителю – Темному Властелину! Древний род хунну не угаснет и будет процветать во веки веков!

  Рати встали в сумерках в десяти полетах друг от друга стрелы. Когда же запылали тысячи костров Орды, напоминая опрокинутое на землю звездное небо, Доброхот, наблюдавший за станом врага, тяжко подумал: «Наверное, все воины мои сложат головы за правое дело в этой долине! Конечно, если не случится чудо и Творец не окажет помощь своим верным сынам Света!»

  С рассветной зарей поднялся туман и упал росою на ратное поле, покрытое ромашками, васильками и лютиками. В этом рассвете не было пения птиц, лишь черные вороны противно каркали в предчувствии поживы и стаями собирались в, окружающих долину, рощах. Все на много верст затихло, словно перед грозою – звери и птицы спешили покинуть долину. С Востока подул ветер, принося запах гари, пепел пожарищ и звон стали с многочисленным шумом конной Орды. Око Творца – Ярило, показав ненадолго свой багровый лик, скрылось за тучами, ползущими с востока.

  Яромир, с пришедшими с соплеменниками ведунами, собрал Священный Круг просить богов об удаче в битве ратной и победе над врагом лютым!

  На поле, должна была решиться судьба и будущее многих племен и народов!

  Ордынцы также молили и восхваляли Трехглавого, прося у него блага умереть в бою и в свою очередь – победы над «неверными», стоящими на их пути к покорению земель Севера и Запада, водворению воли и закона Тьмы! Медины собрались вокруг Урухчи и творили Черную Мессу, принося в жертву тринадцать юных дев. Кровь пленниц из сожженного Пронска, текла в огромный специальный казан, затем каждый воин Орды выпивал глоток и возносил молитву.

  С криками : «Ой-Хо!», Орда продвинулась к рати Двоярука на расстояние десяти полетов стрелы. На поле между ратями выехали поединщики. По древнему обычаю – самые сильные из воинов. Со стороны дружин словенов, на белом красавце коне, подкидывая копье, проскакал к середине поля добрый витязь из вятичей – Смольня. Не смотря на невысокий рост, поединщик выделялся крепким мускулистым телом и удивительной красотой и слаженностью движений. От воина исходила волна силы и красоты. Такими становились дружинники словенов только к тридцати годам, пройдя суровую воинскую науку с малых лет, ежедневно тренируя тело и умение биться любым оружием, включая древнейшие приемы борьбы и без него. Смольня управлял своим конем лишь коленями и мышцами бедер, в руках были щит и копье, за плечами по обычаю потомков легендарного Вятко, виднелись рукояти прямых мечей, за поясом, армированным стальными бляхами, торчала небольшая булава, и метательный топорик. Круглый щит воина украшало изображение медведя, покровителя племени вятичей. Длинные волосы не закрывались шлемом, а были схвачены бронзовым обручем со стрелкой, прикрывавшей переносье.



Димон Листопад

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться