Darkfox 2: Черное Пламя Мести (шутки в сторону)

Размер шрифта: - +

Глава 3.

                                                                          POV Борис

Я понимаю Ксюшу - она хотела мне помочь. Однако в самый ответственный момент что-то пошло не так, как должно, и вместо Карины погиб один из лучших боевиков моего клана – Марк, стоявший тогда в оцеплении квартала.  Если бы это был, допустим, обычный сержант полиции, то я бы даже бровью не повел – служба в полиции, знаете, опасная штукень, всяко бывает, но я хочу понять, что именно тогда произошло.   Почему она выстрелила в боевика?

Сейчас мне нужно было сделать так, чтобы ее признали невиновной, а всё случившееся списать на людей Джойса Дентона. Даже если их тогда не было в толпе, стоило бы исказить ситуацию так, как если бы они были там. Разумеется, я поднял все свои связи в полиции. Пока что подвижек мало, но радует одно – Анника Рэдвуд согласилась помочь мне, защищать мою жену в суде, если делу будет дан ход. Ксюшенька же получила от капитана Уинстона предписание не покидать город до завершения расследования.

                                                                                        

- Мой хороший, - спросила у меня Ксюша как-то спустя время, когда мы сидели в гостиной, пили чай. - как продвигается дело?

- С трудом, - я кашлянул и на несколько секунд отвел глаза. – Оно еще в стадии сбора улик, к счастью (для тебя) пока их найти не могут.  Показания свидетелей сбиваются – позицию ты выбрала надежно, тебя не видели. Я надеюсь, хоть прибраться на точке успела?

- Да, - помявшись, ответила она. – Кейс со стволом припрятан в двойной стенке шкафа в кладовке, а мой «Silverballer» в кобуре лежит в прикроватной тумбочке, на него у меня есть разрешение.

Повисла пауза. 

 - Борис, - спросила меня девушка, помолчав, - у меня будет вторая попытка?

Я вздохнул и промолчал, задумчиво глядя в окно, на качающиеся от ветра деревья и хлещущий вовсю дождь – всё ж таки наступила осень.

Между мной и моей совестью (как обычно, это был Черный Лис) завязался «диалог». Я такие «разговоры» не люблю, но «отвечать» этой «Лисе», демону в обличье собственной совести, все же приходится.

- Ты попросил Ксюшу убрать Карину, но она не справилась. Вместо Карины погиб Марк. - мерзко хихикая, произнес Черный Лис, - Значит ты тоже, как и она, виноват в смерти Марка. Именно я сделал так, что она промазала, невзирая на почти профессиональную подготовку – три недели, знаешь ли, маловато. Но Марат постарался, постарался хорошо. За это его можно только похвалить. Но он не учел одного момента.  Среди твоих боевиков есть чужой. Имя ему – Джеймс Диксон.

Джеймс «Бульдог» Диксон. Появился в составе боевого крыла недавно, но уже успел зарекомендовать себя крайне отрицательно. Если к боевикам клана он относился более – менее терпимо, даже с некоторым почитанием (особо к Марату, Нэшу и его «ищейкам»), то моих фанаток он терпеть не мог. Завидовал мне, что ли?  Не знаю, но со временем этот «Бульдог» стал «подкатывать» и к Ксюшеньке. Пока что она держала его на расстоянии, пару раз даже резко осадила. После этого он вроде бы остыл, даже успокоился, но все равно, едва завидев ее щерился, пытался даже похабно шутить с ней.

Первое время девушка не обращала на его шутки внимания. Но вскоре она чаще стала задерживаться допоздна на работе, а возвращалась взмокшей, и ее кимоно частенько отправлялось в стиральную машину.

Несколько раз я видел, как Ксюша что – то пишет, сидя за столиком в спальне, не решался вмешиваться, полагая это нарушением ее privacy, но однажды, когда ее не было дома, я случайно нашел на столе в спальне свернутый вчетверо листок бумаги.

Развернув его, я увидел какой-то странный список из нескольких имен и фамилий, возле одного из его пунктов стоял нарисованный от руки прицел.

Кажется, Ксюша взялась за ремесло убийцы всерьез. Я знал, почему она это делает -  не может простить себе свою ошибку, когда по ее вине погиб ни в чем не повинный Марк, и делает всё, чтобы искупить свою вину чужой кровью, теперь ищет виновного, полагая, что ее подставили.

 

… В груди девушки закипал адреналин. Уже который день, в частности сегодня, она истязала себя запредельными, до усталости, нагрузками – бег, стрельба навскидку, отработка болевых приемов, отжимания и т. д. Боль давала возможность забываться, не думать о том, что она сделала – мёртвый Марк уже не первый раз являлся ей во сне. Спрашивал: «За что, Ксения Валерьевна? В чем я провинился перед Вами?»

Она не выдерживала его долгого укоризненного взгляда, в холодном поту просыпалась среди ночи.  

Вчера Ксения с Борисом серьёзно поговорили, и чуть не поссорились.

                                                           День назад



The Blade

Отредактировано: 04.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться