Дарующая крылья

6. Ошибка или покушение?

 

Как мы оказались в целительском корпусе – не помню. В себя я пришла, когда мужчина, несший меня на руках, переступил порог приемной палаты. Быть прижатой к его груди было так уютно и спокойно, будто меня осенил своими крылами кто-то из воинов-защитников Небесной Рати.

– Магистр О'Ринэль? Кого это вы к нам доставили? Занятия еще не начались, а у нас уже первые пострадавшие? – услышала я приятный женский голос. 

– Не до шуток, метресса инг Лоул. Осмотрите скорее адептку инг Сельтон. Ей нужна помощь! – раздался под моим ухом, прижатым к сильной теплой мужской груди, певучий бархатный голос, который показался мне смутно знакомым. 

Я вздрогнула, открыла глаза и увидела знакомое лицо: землисто-серая кожа, водянистые глаза, блеклые волосы неопределенного цвета… Магистр! Тот самый, который провожал меня к выходу из маговской обсерватории Анттрефа в день разблокировки и определения уровня силы! Откуда он здесь?..

Находиться на руках у горбуна было неловко: ему ведь, наверное, трудно держать меня! Я завозилась, пытаясь высвободиться из объятий мужчины.

– Тише, мистрис Орнелла, не так быстро. Вы еще недостаточно окрепли, чтобы стоять самостоятельно, – магистр О'Ринэль усилил хватку, сделал пару шагов и опустил меня на кушетку, а сам встал в головах, будто охраняя.

И тут заговорили сразу двое:

– Может быть, вначале метресса-целительница осмотрит его высочество? – язвительно произнес незнакомый мужской голос.

– Разумеется, я осмотрю девочку, но мне необходимо знать, что с ней произошло! – высказала свое возмущение метресса инг Лоул.

Я попыталась приподнять и повернуть голову, чтобы увидеть всех говорящих, и тут подле меня оказался Бен.

– Прекратите! – потребовал он, повелительно обращаясь к неизвестному мужчине. – Мое здоровье в безопасности. Метресса целительница, займитесь моей напарницей.

С этими словами Беньямин сжал мою руку и с тревогой вгляделся в мое лицо. 

– Тогда позвольте, адепт, мне приблизиться к вашей подруге. 

Бен со вздохом выпрямился и отошел. 

–  Я все еще жду объяснений! – напомнила целительница. 

Вот тут я с ней была согласна. Мне тоже хотелось услышать хоть какие-то объяснения тому, что произошло со мной и Беном.

– Адепты-первокурсники после прохождения приемной комиссии и Арки Новичков каким-то пока неустановленным образом оказались не в Зеленом лабиринте новичков, а в Ночном лабиринте боевиков, – коротко и по существу доложил магистр О'Ринэль.

– Святая Чаша! Как же вам удалось выбраться оттуда живыми, дети? – метресса инг Лоул даже сбилась со счета и начала заново измерять мой пульс. 

– Чудом, – совершенно серьезно ответил Бен. Ему явно было не до шуток. 

– Воистину чудом! – воскликнул незнакомый мне мужчина. – Скажите, ваше высочество, – он перевел взгляд с целительницы на моего напарника. – Какие ловушки встретились вам по пути? Мы, конечно, позднее снимем и изучим записи с лент памяти, но ваш рассказ поможет нам скорее разобраться в том, что мы увидим.

– Вначале был болт. Он почти успел впиться мне в висок. – Бен извлек из кармана завернутый в окровавленный платок стальной гвоздь и протянул его мужчине. – Взгляните, ректор инг Баркбитл. 

Тот побледнел, запыхтел, словно чайник:

– Ужасное, ужасное недоразумение! Я сегодня же создам комиссию, которая займется расследованием этого происшествия! Если это было покушение на вас, мой принц…

– Затем была огненная дорожка, – жестким голосом прервал причитания мужчины Беньямин. – Я не сразу сообразил, как справиться с охватившим меня пламенем. Нель догадалась и дала мне подсказку, – тон Бена смягчился, он бросил на меня ласковый признательный взгляд. 

– Было еще что-то? – ректор инг Баркбитл явно совсем упал духом, что не удивительно: за гибель адептов-первокурсников в первый же день его никто по головке бы не погладил. 

А если учесть, что к Бену обращаются «ваше высочество» ...

Ох! Мой напарник – наследник императора? Но он же говорил, что у него есть старший брат?! Ничего не понимаю. 

– Третьей и, к счастью, последней встретившейся нам ловушкой был карнотавр, – тем временем продолжил рассказ Бен. 

Нет, видимо, не просто Бен – Беньямин инг Вайолант, наследный принц Труонарда! А брат – это, видимо признанный бастард его императорского величества. 

Вот как! 

Мне вдруг стало до слез обидно, что напарник не сообщил о том, кто он, сразу же, как только мы оказались в лабиринте и представились друг другу. На глазах проступили слезы. 

– Так-так. Нервишки пошаливают, пульс частит, магическая аура бледная и слабая. Диагностирую у адептки инг Сельтон эмоциональную перегрузку и легкое магическое истощение. До утра оставляю ее у себя в палате – пусть отдохнёт, поспит, попринимает укрепляющие эликсиры. 



Лёка Лактысева

Отредактировано: 01.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться